Архитектура Бельгии

Архитектурная классика | Totalarch

Вы здесь

Архитектура Бельгии XVII — первой четверти XIX в.

В то время как Северные Нидерланды (Голландия) в своей народно-освободительной борьбе против испанского господства обрели независимость (1579), южные провинции (Бельгия), потерпев поражение и оставшись под властью Испании, переживали тяжелый кризис. Цветущие до того города в XVII в. запустели, и многие провинции с развитой ранее промышленностью превратились в аграрные области. Усиление власти феодалов подавило первые ростки капитализма. Движение вспять, к экономическим основам феодальной формации, нашло свое отражение в идейно-художественном содержании архитектуры. Широкое строительство гражданских зданий уходит в прошлое, и церковь в лице своей главной опоры — иезуитов — становится основным заказчиком. Пышное великолепие католических храмов должно было поднять авторитет церкви и возвысить в глазах населения побежденных провинций королевскую власть Испании. На смену Ренессансу приходит архитектура барокко с ее широким диапазоном художественных средств, направленных на усиление эмоционального воздействия на человека. Главное внимание уделялось не столько композиции объема здания, сколько разработке его главного фасада, где композиционные приемы становятся смелее. Система фасадов строилась на классическом ордере, однако допускались смелые отклонения от канонических правил (утроенные пилястры, сложно построенные колонны, раскреповки, разрывы антаблементов и пр.). В сложном формообразовании фламандского барокко национальные черты сочетаются с выразительной патетикой, в основном римского барокко.

Рис. 16. Брюссель. План города XVI в.

В XVII в. города Бельгии изменялись мало. На фоне общего градостроительного затишья возводились в изобилии храмы, включавшиеся в виде вкраплений в сложившуюся еще в средние века застройку. В отличие от городов Голландии, строившихся в своем большинстве по плану, южные города, не связанные с опасностью затопления, развивались стихийно (см. планы Амстердама и Брюсселя рис. 1 и 16). Вопрос о предварительном планировании ставился, обычно, при возведении укреплений, причем кольцевая стратегически выгодная их система не всегда отражала внутреннюю структуру города. Характерно и обилие садов, занимавших значительную его часть. Эта свобода в использовании городской территории отличалась от той расчетливости, с какой застраивались города Севера, где земля доставалась дорого. Хаотической застройке южных городов с их кривыми улочками противопоставлялись, пространства больших, близких к прямоугольной форме торговых площадей, застроенных по периметру сплошным фронтом высоких и узких домов, среди которых выделялись величественные ратуши (Большая площадь в Брюсселе и Антверпене). Плановое начало в застройке этих площадей свидетельствует о большом внимании к ним, особенно проявившемся при восстановлении ансамбля Большой площади Нижнего города, разрушенного во время бомбардировки Брюсселя французами в 1695 г. По приказу магистрата от 1697 г. модели строящихся вновь или перестраиваемых зданий должны были представляться на его утверждение. Кроме этих блестяще проведенных работ в первые годы XVIII в. была осуществлена реконструкция Нижнего города, но без внесения существенных изменений в его старую структуру.

Образцом для многочисленных церковных построек Бельгии послужила, как и в других католических странах, римская церковь Иль Джезу. Это сказалось в архитектурном строе фасадов. Наиболее распространенным типом культового здания становится трехнефная базилика, унаследованная от средних веков, иногда с хорами над боковыми нефами и такой особенностью, как высокая башня за алтарем. Свойственное барокко стремление расширить внутреннее пространство приводит в конце XVII в. к слиянию центрического и трехнефного храма в единую пространственную систему (церковь Богородицы, ван Хансвейк, в Мехельне, 1663—1678, арх. Файдхербе).

Рис. 17. Иезуитские церкви: 1 — Брюссель, св. Михаила, 1606 — 1616 гг., план; 2 — Антверпен, Карла Борромея, 1614 — 1621 гг., П. Хейсенс, план, фасад с разрезом, общий вид; 3 — Брюссель, Бегинок, 1657—1676 гг., Л. Файдхербе, схема плана, фасад; 4 — Левен, св. Михаила, 1650—1671 гг., 3. В. Хесиус, общий вид, план, разрез с фасадом

Ранним проводником фламандского барокко явился Жак Франкар, который в своих трудах дал примеры более свободной трактовки классического ордера, своеобразные композиции порталов и других деталей. Его трехнефная иезуитская церковь св. Михаила в Брюсселе (1606—1616) — образец раннего барокко (рис. 17,7). Выдающимся произведением барокко является церковь Карла Борромея в Антверпене (1614—1621), в создании которой принимали участие П. П. Рубенс и архитекторы П. Хёйсенс и Ф. Агиллон (рис. 17, 2), с ее высокой башней за алтарем и новой системой освещения алтаря световым фонарем. Как и в других церквах, здесь наиболее пышно разработан главный фасад. Средняя трехъярусная часть, увенчанная высоким треугольным фронтоном, связана волютами с боковыми частями в единое целое.

Возможно, что общая композиция здания была навеяна одним из проектов в трактате Серлио (книга V, табл. 15), в котором видно подобное расчленение западного фасада на пять травей — узких и широких, чередующихся в «брамантовском ритме», и две угловые башни с бельведерами. Но растянутые вширь пропорции фасада антверпенской достройки делают ее более монументальной, а небольшая высота угловых башенок подчиняет их главной оси здания. Это вместе с обилием и разнообразием декора фасада, раскреповками антаблементов, сочетанием пилястр и колонн свойственно барокко. Но присущее зданию спокойное величие сближает его с итальянским ренессансом. В интерьере двухъярусная сквозная аркада на легких колоннах, заменившая собой прежние столбы, близка не только к постройкам Брунеллеско, но и к раннехристианской римской базилике св. Агнессы, имеющей такие же два яруса арок, опирающихся на колонны. Богатство внутреннего убранства церкви в Антверпене — мрамор колонн и стен, раскраска и позолота резных деталей — сближает ее интерьер с дворцовым залом (рис. 18).

Рис. 18. Антверпен. Церковь Карла Борромея. Интерьер

Церковь Бегинок в Брюсселе (1657— 1676), приписываемая Луке Файдхербе (см. рис. 17,3), представляет собой перестройку трехнефной крестообразной базилики с шестиугольной башней за средней апсидой. Здесь черты барокко меньше связаны с итальянскими образцами, чем в антверпенской постройке. Трехчастное членение фасада и его связь с организацией внутреннего пространства выявлены более четко. При трех осях симметрии композиция фасада подчинена его главной оси путем сближения колонн и большей насыщенности декоративными элементами средней части, выразительно устремленной ввысь. Характерно очень смелое обращение с ордером. Исключая большую часть антаблемента в интерколумниях и оставляя лишь карниз, зодчий разрывает его на главной оси фасада, тем самым подчеркивая значение стены как основы тектонической формы. Удвоенные и раскрепованные пилястры отмечают нагруженные участки стены. Очень характерны фронтонные завершения боковых частей здания и венчания в виде фиалов, так же как и орнаментальный стиль, унаследованный от Ганса Вредемана де Вриза.

Церковь св. Михаила в Левене (1650—1671) арх. З. В. Хесиуса (см. рис. 17) представляет собой трехнефное здание с трансептом, выдержанное в пропорциях позднерейнских соборов, — так называемой «связанной системы». Фасад имеет традиционное деление, но боковые части лишены какой-либо самостоятельности и полностью подчинены трехъярусной высокой части, где верхний ярус, чисто декоративный, служит местом расположения щита с гербом. Эта связь усиливается мощными боковыми волютами, создающими плавный переход между членениями. Характерно нарастание пластики фасада к середине от плоских пилястр на углах к рельефно выступающим колоннам, входящим в композицию портала и гипертрофирующим его размеры. Нарастание и усиление декоративного богатства по мере движения вверх достигают предельной силы в верхнем ярусе. В этом сооружении по сравнению с антверпенской церковью усиливается декоративное начало. Многочисленные раскреповки, отсутствие прямых спокойных линий создают впечатление напряженного движения. Это сооружение стоит на грани чисто декоративного направления в архитектуре, в которой теряют свое значение тектонические качества ордера.

Рис. 19. Антверпен. Дом Рубенса, по его же проекту. Вид со стороны ворот

На развитие фламандской архитектуры большое влияние оказали изданные Рубенсом зарисовки дворцов Генуи в 1622 г. В Антверпене Рубенс построил свой собственный дом (1611—1618). К сожалению, об его архитектуре можно судить лишь но сохранившемуся фрагменту — воротам (рис. 19), напоминающим триумфальную арку. Идя от античности через итальянский ренессанс оперируя свободно архитектурными формами, он создал художественный образ парадного и вместе с тем интимного входа в дом, придав особый смысл пропорциям и масштабу. Разрезая фронтон над боковыми проемами и вводя над ними небольшие ниши, он как бы уменьшает масштаб сооружения и приближает его к человеку. Создается впечатление, что средняя часть фронтона является самостоятельным завершением трапецеидального проема, но воспринимается благодаря отрезкам этого фронтона над боковыми колоннами как часть целого. В то время строительство дворцов еще не получило своего широкого развития.

Рис. 20. Брюссель. Гильдийские дома на Большой площади, конец XVII — начало XVIII в.

Мало изменился и тип жилого дома с его узким (трех- или пятиоконным) фасадом, завершенным традиционным щипцом, форма которого становится в XVII в. сложнее и прихотливее. Со 2-й половины XVII в. оживляется строительство цеховых домов, сохраняющих, как и жилые дома, сложившуюся еще в средневековье форму в виде узких, вытянутых вверх многоэтажных построек. Особенно примечательны эти здания конца XVII — начала XVIII в. на Большой площади в Брюсселе (рис. 20), в которых такие национальные традиции, как членение фасадов на травеи, каркасность структуры и большие окна, сочетаются с пышным оформлением фасадов, основу которых составляет свободно трактованный многоярусный ордер. Обилие декора в виде позолоченных гирлянд, картушей и других деталей перегружает фасады этих зданий, переходя иногда границы хорошего качества. В доме герцогов Брабантских (1698, арх. Г. де Брейн, рис. 21) обозначился поворот к новому, более строгому направлению в архитектуре XVIII в., о чем говорят широко развернутый фронт фасада с метрическим шагом пилястр и сдержанность убранства.

Читайте также:  Кирпич и раствор для его укладки
Рис. 21. 1 — Брюссель, дом герцогов Брабантских, 1698 г., Г. де Брёйн; 2 — Антверпен, королевский дворец, 1745 г., Я. П. Баурсхейдт
Рис. 22. Загородный дом Сенеф близ Брюсселя, 1760 г., Л.Б. Девез. Общий вид и план

В XVIII в. на смену церковному строительству приходит строительство дворцов и патрицианских домов. Среди них выделяется королевский дворец в Антверпене (1745, арх. Я. П. Баурсхейдт, рис. 21,2), где намечается переход от барокко к классицизму. Это выражено в строгом членении фасада пилястрами большого ордера, отсутствии раскреповок и сдержанности декора. Архитектурный облик здания родствен аналогичным постройкам Франции, тесная связь с которой усиливается со 2-й половины XVIII в. Среди многочисленных загородных резиденций выделяется дом Сенеф близ Брюсселя (1760, арх. Л. Б. Девез, рис. 22). Общая композиция комплекса с главным домом между парадным двором и парком характерна для того времени. То же относится и к трехчастной схеме фасадов, как и к построению плана с анфиладой парадных комнат, вестибюлем и залом на главной оси, кухней и хозяйственными помещениями в подвале. Строго симметричная композиция здания с колоннадой-галереей, обрамляющей парадный двор, близка постройкам Палладио, а глубинный строй двора, рассчитанный на эффектную перспективу и представительность, близок французским приемам, как и изящные павильоны, замыкающие галереи, увенчанные бельведерами.

Загородный дом Тервуэн близ Брюсселя (1819, арх. Ван дер Стратен) представляет другой, широко распространенный тип — кубовидный дом (рис. 23,7). Расположение круглого зала в центре с лестницами в углах и группировка вокруг него анфилады комнат являются также отзвуком творчества Палладио. В наружных фасадах господствует прямая линия, спокойная гладь стен при строго размеренном расположении проемов. Ясная простота всего архитектурного облика сближает это здание с произведениями Леду.

Рис. 23. 1 — загородный дом Тервуэн близ Брюсселя, 1819 г., арх. Ван дер Стратен, общий вид, план; 2 — Брюссель, церковь Сен-Жак-сюр-Кауденберг, 1776—1787 гг., Б. Гимар и Л. Монтуайе

Высокий градостроительный подъем наступает в последней трети XVIII в., когда был создан новый ансамбль правительственного центра Брюсселя в духе строгого классицизма. На высоком плато, господствующем над Нижним городом, была расположена Королевская площадь (1774—1780, архитекторы Барре и Гимар) с церковью Сен-Жак-сюр-Кауденберг (1776—1787, Гимар и Монтуайе), рядом разбит Брюссельский парк (1774—1776, Гимар и Циннер) с трехлучевой композицией аллей, навеянной Версалем, сходящихся перед зданием Брабантского совета (1779—1783, Гимар, рис. 23, 2; 24, 1 и 2). Эта строго симметричная постройка с портиком и двумя крыльями, обрамляющими парадный двор, была композиционно связана осью главной аллеи с расположенным южнее королевским дворцом (рис. 24, 3), напоминающим по своему внешнему облику Монетный двор в Париже (1771, арх. Антуан).

Рис. 24. Брюссель: 1 — план перепланировки верхней части города, 1774 — 1780 гг., Б. Гимар, Л. Монтуайе и Б. Циннер; 2 — здание Брабантского совета, 1779—1783 гг., Б. Гимар; 3 — королевский дворец, начало XIX в.

В дальнейшем (после 1830 г.), когда Бельгия приобрела самостоятельность, архитектура классицизма начинает утрачивать свою строгость, подготовляя почву для будущей эклектики. Тогда же было построено множество многоэтажных фабрик и заводов с обширными неблагоустроенными территориями для домов рабочих. Все это уже является началом нового этапа развития бельгийской архитектуры, соответствующей эпохе капитализма.

Глава «Архитектура Бельгии XVII — первой четверти XIX в.» раздела «Европа» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том VII. Западная Европа и Латинская Америка. XVII — первая половина XIX вв.» под редакцией А.В. Бунина (отв. ред.), А.И. Каплуна, П.Н. Максимова. Автор: О.И. Брайцева. Москва, Стройиздат, 1969

Бельгийская архитектура

Бельгия – жемчужина Северо-Западной Европы, общая площадь 30 500 км. С северного направления к ней примыкают Нидерланды, с востока – Германия и Люксембург, с юга и запада – Франция. Северо-западное побережье омывается волнами Северного моря набережная, растянулась на 66 километров. Это государство не зря назвали «перекрестком, который объединяет дороги Западной Европы», главные города – Амстердам, Дюссельдорф и Кельн, Париж и Лондон.

Развитие архитектуры в Бельгии

Путешествуя по провинции, можно увидеть следы романской архитектуры, элементы этой эпохи можно повстречать на территории храма святого Петра, в крипте церкви святой Гертруды (IX век). Сохранились усыпальницы VII – IX вв. Но главным «сокровищем» бельгийской архитектуры являются здания, которые были построены в XI –XIII веках. Этот период называют «расцветом романского стиля». Эпоха «суровых» монастырей и замков. Здания поражают величием и внешней простотой.

Главным украшением любой романской церкви был латинский крест, а также ансамбль из арок. С восточной стороны сооружали круглую или граненую башню, которую украшала аркада (арочный орнамент). На пересечении продольной и поперечной линий располагалась высокая башня, которую украшал шпиль или купол. Отличительной чертой романского стиля является так называемая система «матрешка». В центре архитектурного ансамбля заложен модуль квадратной ячейки. Эта ячейка считается основной, ей должны соответствовать две боковые и так далее.

Бельгийская готическая архитектура полностью переняла традиции французской культуры, где и появился этот стиль. Ранняя готическая архитектура со временем заменила романскую. Образцом готической архитектуры является Палата суконщиков. В постройках можно наблюдать изящество линий, нет угрожающей монолитности стен. Но украшения и декорации сохраняют простоту и скромность. Настоящую революцию произвели архитекторы при постройке церкви Богоматери в Брюгге и собора Румбольда в XV веке. Тут уже нет тяжелых низких сводов. Теперь своды не давят на стены, вся тяжесть переносится на специальные опоры. Это позволило убрать толщину стен и расширить пространство, которое освещает солнечный свет из многочисленных окон, которые украшают цветные витражи. Теперь свет играет важную роль в храмовом интерьере. В Брюсселе на фасаде собора Сен-Мишель можно увидеть круглые окна-розы и трехчастные проемы, которые разделяют 2 изящные низенькие колонны, декоративные стрельчатые ниши, возвышаются башенки-вершины, украшают скульптурные изображения.

Брабантский стиль называют «поздней брабантской готикой». В ней соединяется местный колорит и французская аристократичность. В XVI веке брабантские архитекторы уже используют элементы из итальянского барокко, что придает неповторимую красоту этому стилю. Таким образом, Бельгия стала первой из западных стран, которая шагнула в эпоху Ренессанса. Образцом брабантской архитектуры называют городскую ратушу, построенную в Левене (XV в.). Главные отличительные черты этого стиля – строгая симметричность фасадов, богатая золотая отделка резных оконных рам, которые располагались на фасаде (вечевая башня в Ренте). В центре рядом с ратушами и соборами богатые люди строили жилые и торговые дома, финансовые учреждения. Фасады домов украшали завитки, миниатюрные статуэтки, которые устанавливали на постаменты. Этажи разделяли на декоративные пояса. Дома строили из рыжего голландского кирпича, который комбинировали с белыми камнями.

Фламандский стиль был популярен на юге и на севере Бельгии. Параллельно с ним развивалась архитектура барокко. Традиционные фламандские городские постройки, для которых использовали дешевые и прочные строительные материалы, позволяли создавать кирпичные кварталы из практичных неброских зданий. Это было особенно необходимо, поскольку в этой местности преобладала болотистая почва, удобное расположение речных и морских торговых путей. Старинные кварталы Брюсселя и Брюгге являются образом фламандской архитектуры. Небольшие домики из рыжего и красного кирпича тесно прижаты вдоль улиц, по фасаду располагаются продолговатые прямоугольные окошки, которые смотрят вдоль набережных и каналов и мостов.

В начале девятнадцатого века Бельгию присоединили к Франции, это отразилось на ее архитектуре. В Брюсселе сохранились дома в стиле ампир (колоннада биржи). Ее портики украшают скульптуры.

Модерн зародился в Бельгии в конце XIX веке, люди отдавали дань традициям. По сути, это возврат к прошлому через «новое время». Архитектура отказалась от скучного классического декора, обратила внимание на природу, особой популярностью пользовался растительный мир. В моде обтекаемые формы, появляются новые или хорошо забытые материалы (изделия из металла, цветного стекла). Изобретают архитектурные разработки. Свободная планировка. Рациональное освещение. Инженерное оснащение зданий. Можно назвать модерн первой ступенью современной архитектуры.

Современная Бельгия находится на пике архитектурных идей. Сюда приезжают знаменитые иностранные специалисты. Главная задача состоит в том, чтобы новые здания «вписались» в местный колорит. В таком «ключе» был создан вокзал в Льеже – «железнодорожный храм». Огромные белая конструкция из металла и стекла, как воздушная паутина или легкое кружево, нависает над головами.

Бельгийская архитектура Бельгийская архитектура

Архитектура Бельгии

Бельгийский модерн

Бельгийский модерн представлен преимущественно произведениями таких архитекторов, как Виктор Орта и Анри Ван де Велде. Наиболее ярким представителем бельгийского модерна можно назвать особняк Тасселя, построенный Виктором Орта в 1893 году. Здание можно интерпретировать как единый организм, полученный в соответствии с органическими законами роста, восхождения. Волнообразные и извилистые линии, характерные для модерна присутствуют здесь в каждой детали внутреннего декора: в лестничном узоре на полу, стеклянных плафонах кровли, изогнутых формах замочных скважин и т.д. Каждый элемент интерьера здесь подчиняется понятиям интенциальности (внутренней потребности к переходу в иное). Для того, чтобы визуализировать данный процесс архитекторы брали за основу такие природные формы, как бутон или стебель. Такие элементы подчеркивали венчающую стадию роста, а также потенциальность возрастания и тяги к самораскрытию, конечной точки которого не будет никогда.

Вестибюль особняка Ван Эйтвельд, проект которого также был выполнен В. Орта в 1895 году своим внешним видом иллюстрирует гармоничное взаимодействие стекла и металла. Эти материалы создают атмосферу прозрачности и просвечиваемости. Винтовые лестницы вестибюля данного особняка формируют линии, каждая и которых обращает взгляд зрителя к светящимся оконным проемам.

Читайте также:  Креативный интерьер ресторана мексиканской кухни, фото Интернетжурнал Inhomes

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Рисунок 1. Королевский дворец в Брюсселе. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

А. Ван де Велде в проекте здания особняка Отле в Брюсселе при помощи оконных проемов, охватывающих несколько ярусов здания, продемонстрировал перетекание одного уровня в другой, а, следовательно, и подвижность сооружения как единого организма. В проекте здания Высшей школы изящных искусств Ван де Велде применил принцип динамического сжатия лестницы для организации ощущения стремительности взлета. В данном случае продолговатые оконные проемы по стороне лестницы предусмотрены под углом друг к другу. Помимо прочего, они располагаются на разной высоте, что делает их также идеальными ярусами лестничного пространства.

Задай вопрос специалистам и получи
ответ уже через 15 минут!

Исторический контекст архитектуры

До конца XVI века культура и искусство Южных Нидерландов были тесно связаны с этими же отраслями в Северных провинциях. При этом в эпоху позднего Средневековья территории Южных Нидерландов держали первенство в области культурного и экономического развития. В эпоху ренессанса Брюгге и Антверпен были ключевыми экономическими и культурными городами европейского масштаба.

Национальному обособлению страны способствовали события Нидерландской буржуазной революции. В конце XVI века несколько мятежных провинций создали свою коалицию, называемую Республикой Семи Объединенных Провинций. Во времена войны с Испанией им удалось отстоять собственную независимость. Местью испанских захватчиков было убийство более чем 10 тысяч граждан города Антверпен, что способствовало массовой эмиграции людей в «Объединенные провинции». В 1648 году Вестфальское мирное соглашение признало независимость «Объединенных провинций», которые впоследствии получили название Голландия. Эти события окончательно разделили художественную культуру Бельгии и Голландии, каждая из них пошла собственным путем. В XVII веке Бельгия удерживалась в лоне католицизма, а на ее культурную сферу оказывали влияние Испания и Италия.

В 1714 году территории Бельгии были переданы Австрийской империи. В этот момент начался период компромиссного сочетания влияния Франции и Австрии с мощными национальными традициями XVII века. В конце XVIII века страна объявила собственную независимость по результатам Брабантской революции. Однако, вскоре страна была покорена войсками Наполеона Бонапарта, стремящегося перекроить карту Европы в попытках создать новую Французскую империю. Только буржуазная революция 1830 года смогла предоставить правительству возможность восстановить государственный суверенитет.

Таким образом, можно утверждать, что бельгийская архитектура прошла значительный исторический путь и может похвастаться выдающимися достижениями архитекторов, в частности, достопримечательностями готики, ренессанса, барокко, эклектики и постмодерна.

Известные сооружения Бельгии

Брюссельская ратуша. Данное сооружение расположено в центральной части Брюсселя на площади Гран-Плас. Специалисты называют Брюссельскую ратушу наиболее ярким образцом брабантской готики. Известно, что наиболее старая часть сооружения была заложена в 1402 году, её строительство завершилось в 1420 году, на тот момент дальнейших пристроек к зданию не планировалось. Однако усиление влияния гильдий ремесленников и их стремлению к участию в управлении государством привело к тому, что Карл Смелый в 1444 году заложил первый камень в новое крыло ратуши;

Церковь Богоматери в Брюгге. Эта готическая церковь была построена в XII – XIII веках. Над скамьями сооружения размещены тридцать гербов рыцарей, которые присутствовали в церкви в 1468 году на II капитуле ордена Золотого руна. В хоре церкви под распятием 1594 года были похоронены герцог Бургундии Карл Смелый и его дочь Мария Бургундская, надгробия могилы выполнены в стиле пламенеющей готики;

  • Атомиум в Брюсселе. Данное сооружение является одной из главных достопримечательностей Бельгии. Проект Атомиума был разработан к открытию Всемирной выставки 1858 года архитектором Андре Ватеркейном. Внешний вид сооружения символизирует мирное использование атомной энергии. Строительством здания занимались Андре и Мишель Полаков
  • Королевский дворец в Брюсселе. Данное сооружение является официальной резиденцией бельгийского монарха и располагается в самом центре столицы Бельгии. Известно, что современный фасад здания появился лишь в начале XX века, а каркас сооружения был заложен еще в конце XVIII века.
  • Рисунок 2. Атомиум. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

    Так и не нашли ответ
    на свой вопрос?

    Просто напиши с чем тебе
    нужна помощь

    Бельгийская архитектура: нелепая и беспощадная (29 фото)

    Существует хорошая архитектура, плохая архитектура… и бельгийская архитектура. По какой-то причине бельгийцы оказались не так хороши, когда дело касается проектирования зданий, и один блог старается доказать это.

    “Уродливые бельгийские дома” ( Ugly Belgian Houses ) — блог Ханнса Кудениса ( Hannes Coudenys ), посвящённый тому, чтобы доказать миру, какой уродливой, порой, может быть бельгийская архитектура. “Потому что большинство домов в Бельгии — это отстой. Даже мой”, – шутит автор блога.

    От домов, построенных внутри скал, до почтовых ящиков непристойной формы, эти дома настолько плохи, что это даже хорошо. Взгляните!

    все фотографии: Ugly Belgian Houses

    6 роскошных резиденции современных монархов

    Это не просто официальные резиденции, а дворцы, которые удивят своей архитектурой и интерьерами. Кстати, любой из них открыт для посещения.

    Материал подготовила: Руслана Витко

    Сегодня короли, как правило, не управляют государством, а выполняют больше представительские функции и являются символами страны. В любом случае их жизнь привлекает всеобщее внимание, поэтому сегодня расскажем о самых красивых действующих резиденций правящих монархов.

    1. Букингемский дворец в Лондоне, Великобритания

    О Лондонской резиденции британских монархов слышали буквально все, а вот что здесь помимо королевской семьи проживает еще более 800 человек обслуживающего персонала — знают не многие. Кроме роскошных апартаментов, залов для приемов, здесь есть собственное отделение полиции, два почтовых отделения, госпиталь, кинотеатр, бары и бассейн.

    В августе и сентябре королева Елизавета II покидает свою резиденцию с визитом в Шотландию и в этом время двери Букингемского дворца открываются для туристов.

    2. Королевский дворец в Брюсселе, Бельгия

    Расположенный в центре города Королевский дворец считается главной резиденцией бельгийского монарха, но по сути ей не является. Здесь проходят только официальные приемы, а сам король вместе со своей семьей живет во дворце Лакен,

    Впечатляющее здание с фасадом в стиле неоклассицизма открыто для посещения, как правило, с конца июня и до начала сентября. Здесь можно увидеть Тронный зал и зал Торжеств с их огромными люстрами из бронзы и хрусталя, Зеркальный зал с потолком, который украсили миллионами крылышек жуков-скарабеев.

    3. Восточный королевский дворец в Мадриде

    В настоящее время король Филипп VI проживает во дворце Сарсуэла, однако официальной резиденцией является Восточный дворец в Мадриде. Построенный в 18-ом веке дворец используется исключительно для проведения государственных церемоний.

    Внутреннее убранство королевской резиденции считается одним из самых красивых в Европе: в отделке только ценные и натуральные материалы: мрамор, дамаск, мозаика, хрусталь, шелк, а стены и потолок украшены фресками знаменитых итальянских и испанских художников.

    4. Королевский дворец в Амстердаме

    Построенное в 17-ом веке здание в стиле голландского классицизма призвано было показать все богатство и могущество Амстердама Золотого века. Не зря в то время оно претендовала на звание Восьмого Чуда Света. Сегодня в нем проводятся государственные визиты, официальные королевские мероприятия, а также вручение особых наград для художников и премий короля.

    Когда Королевский дворец не занят монаршими особами, он открыт для экскурсий и посещений. Здесь можно увидеть интерьеры, украшенные скульптурами и барельефами, экспонаты мировой живописи, тематические залы. Например, среди последних, особого внимания требует Гражданский зал — он посвящен космосу, а на его мраморном полу есть карты звездного неба и небесных полушарий.

    5. Королевский дворец в Стокгольме, Швеция

    Стокгольмский дворец считается самой большой официальной резиденцией в мире. Его площадь достигает практически 30 тысяч квадратных метров, а комнат насчитывается около 1400. Построен он в стиле барокко и выполнен в виде римского дворца.

    Согласно задумке архитектора, план дворца должен был в точности повторять план города: к углам центрального здания были пристроены 3 крыла, каждый из которых имеет свое значение. Главными считаются западный и восточный – так называемые «фасад Короля» и «фасад Королевы». С северной стороны расположились зал заседаний, кабинеты министром и библиотека, с южной — Государственный зал и Королевская капелла.

    6. Королевский дворец в Пномпене, Камбоджа

    Хотя дворец до сих пор действующий, туристы тоже имеют возможность его посмотреть. Однако увидеть можно лишь основные помещения: Тронный зал с интерьером богато украшенным резьбой по дереву и стенной росписью, королевскую сокровищницу и Серебряную пагоду. Ступени пагоды выложены итальянским мрамором, а пол вымощен серебряными плитами, вес которых превышает более 6 тонн.

    Обратите внимание, что на территории Королевского дворца действует строгий дресс-код, как при посещении буддистских храмов, — плечи и колени должны быть закрыты.

    Посол РФ в Бельгии: Брюссель настроен на развитие конструктивного взаимодействия с Россией

    Александр Токовинин рассказал о состоянии российско-бельгийских связей

    Москва. 4 февраля. INTERFAX.RU – Посол Российской Федерации в Королевстве Бельгия Александр Токовинин, комментируя вопросы российско-бельгийских отношений, отмечает настрой бельгийской стороны на продвижение конструктивного взаимодействия с Россией.

    – В начале года принято подводить итоги минувшего. Чем было отмечено сотрудничество между Россией и Бельгией в 2019 году, прежде всего в экономической области?

    – Могу сказать, что наши торгово-экономические связи сохраняют хороший тонус, если не считать колебаний, вызванных международной конъюнктурой. За первые восемь месяцев 2019 года объем взаимной торговли составил порядка шести миллиардов евро. При этом более важным элементом, чем собственно цифры товарооборота, является активное взаимодействие деловых кругов, продвижение крупных проектов двустороннего сотрудничества в России и в Бельгии.

    Читайте также:  Как расположить рейлинги для кухни

    В частности, в декабре 2019 года в порту Зебрюгге запущен в эксплуатацию терминал по перевалке российского сжиженного природного газа. Данный проект реализуется российской компанией “Новатек” и бельгийской “Флюксис”. Это очень продуктивное сотрудничество, где стороны являются проверенными партнерами.

    Продвигается реализация значимого проекта с участием российской компании “ЭйрБриджКарго”, который призван помочь превратить Льежский аэропорт в один из крупнейших европейских транспортных хабов.

    В Валлонском регионе активно работает Новолипецкий металлургический комбинат, там действуют два металлургических завода. Во Фландрии развивается межпортовое сотрудничество. В зоне антверпенского порта успешно функционирует предприятие компании “ЕвроХим”. В области управления заправочными станциями в Бельгии давно и надежно работает “Лукойл”. Направлений такого взаимодействия достаточно много. На недавней встрече с представителями бельгийского бизнеса, работающего в России и с Россией, преобладал заинтересованный, оптимистичный настрой.

    Вопросы придания нового импульса торгово-экономическому сотрудничеству будут обсуждаться на очередном заседании совместной межправительственной комиссии.

    – А если говорить об итогах политических отношений?

    – Разумеется, Бельгия следует в общем русле политики Европейского союза в отношении России. В то же время эта страна, несомненно, относится к числу тех государств ЕС, которые настроены на развитие конструктивного взаимодействия с Россией. Здесь становится все больше людей, которые искренне убеждены в том, что затянувшуюся фазу неестественного понижения уровня связей между Россией и ЕС надо преодолевать путем развития диалога, возвращения к сотрудничеству на принципах, зафиксированных в соответствующих совместных документах, и строительства подлинного партнерства, которое отвечает интересам всех народов, живущих на Европейском континенте.

    Дело за ЕС и странами, которые в него входят. Они должны определить для себя, какими они хотят видеть отношения с Российской Федерацией. Прошедший год был важным в том смысле, что процесс стратегического осмысления перспектив наших связей начал набирать обороты. В странах ЕС, включая Бельгию, идет активное обсуждение этих вопросов.

    Приведу пример. В сентябре 2019 года под влиянием антироссийского меньшинства, в рамках усилий, направленных на переписывание истории XX века, в Европейском парламенте была одобрена резолюция, в которой предпринята попытка уравнять ответственность нацистской Германии и Советского Союза за начало Второй мировой войны. Здесь, в Бельгии, группа представителей экспертного сообщества, историков, ученых опубликовала открытое письмо с протестом против этой резолюции. Его авторы подчеркнули, что, во-первых, этот документ грубо искажает факты, в частности, полностью игнорирует проводившуюся западноевропейскими государствами политику умиротворения нацистской Германии, а во-вторых, является неприемлемым, поскольку отражает стремление навязать, в духе изображенного Джорджем Оруэллом “министерства правды”, фальшивую трактовку событий профессиональному сообществу историков.

    К сожалению, мы продолжаем сталкиваться с ситуациями, когда большинство в институтах ЕС идет на поводу у достаточно небольшой антироссийски заряженной группы. Такое положение дел должно меняться, если мы хотим преодолеть негативную фазу в нашем взаимодействии. В самой Бельгии совсем другое отношение к памяти о войне.

    – Традиционно сложное и долгое формирование коалиционного федерального правительства Бельгии, которая месяцами живет с временным кабинетом министров, как-то сказывается на вашей работе, на двусторонних отношениях Москвы и Брюсселя?

    – Разумеется, это накладывает определенные ограничения на развитие политических контактов. Правительство Бельгии уже больше года работает в режиме “правительства текущих дел”, идет очень непростой процесс формирования новой правящей коалиции на федеральном уровне. Тем не менее, контакты продолжаются.

    В 2019 году состоялись встреча на уровне заместителей премьер-министров двух стран в Санкт-Петербурге “на полях” Международного экономического форума, а также встреча министров иностранных дел, многочисленные другие контакты, в том числе на региональном уровне. Мы эти контакты продолжаем. Намечена повестка дня взаимодействия между министерствами иностранных дел, готовится очередное заседание межправительственной комиссии между Россией и Бельгийско-Люксембургским экономическим союзом.

    Важно учитывать, что бельгийские регионы располагают обширными полномочиями. Сформированные в конце прошлого года правительства Фландрии и Валлонии подтвердили настрой на развитие прагматичного, конструктивного, многопланового сотрудничества с Россией. Разумеется, мы это приветствуем.

    – Когда Россия ввела свои ограничительные меры на продукцию из Евросоюза в ответ на экономические санкции ЕС, пострадали многие бельгийские сельхозпроизводители. Они тогда достаточно громко выражали свое неудовольствие. А какова ситуация на сегодняшний день?

    – Ситуация не изменилась. Сохраняются односторонние ограничительные меры, введенные Европейским союзом, а также ответные меры с российской стороны. Такой негативный статус-кво не радует местное сельхозсообщество, которое хотело бы, чтобы снова открылись возможности активного взаимодействия с нашей страной.

    При этом местные производители с удовольствием активизируют отношения с Россией там, где возможно. Некоторые рестораны в центре Москвы могут поспорить со здешними по количеству предлагаемых сортов бельгийского пива. Я встречался с производителями пивной продукции в Бельгии, которые мне говорили, что сотрудничество с Россией придало им второе дыхание, позволило увеличить производство. Этот традиционный продукт бельгийского экспорта дошел до Владивостока. Хотя, конечно, это далеко не главная статья нашей торговли. Кстати, в Бельгию начали экспортировать российское вино, произведенное в Краснодарском крае.

    – Наступил год 75-летия Победы. В отрядах бельгийского Сопротивления воевали советские бойцы, многие из них отдали свою жизнь на земле Бельгии, сражаясь с общим врагом. Известно, что посольство уже приступило к памятным мероприятиям в рамках этого юбилея. Как это воспринимается в Бельгии?

    – В Бельгии с большим уважением относятся к памяти о Второй мировой войне, помнят о ключевой роли Советского Союза в разгроме нацизма, чтут память советских солдат и офицеров, которые, бежав из немецкого плена, присоединялись к отрядам бельгийского Сопротивления.

    Бельгийцы не только сохраняют уже имеющиеся памятники погибшим советским воинам, но и создают новые. В октябре прошлого года на кладбище бельгийской коммуны Ребек в провинции Валлонский Брабант была открыта мемориальная табличка при участии губернатора провинции, видных политических и государственных деятелей страны.

    Мы участвуем в акции Министерства обороны России “Дорога памяти”. В ее рамках организованы несколько церемоний, в ходе которых была взята земля с могил погибших советских военнослужащих для закладки в капсуле в строящемся главном храме Вооруженных сил Российской Федерации. Во время такой церемонии в Льеже 29 января бельгийские партнеры подчеркивали, что они понимают, что освобождения Бельгии не было бы без таких событий, как победа в Сталинградской битве. В Льеже тепло относятся к побратимским связям с Волгоградом, насчитывающим уже 60 лет.

    Мы активно продолжаем подготовку к юбилею Победы. Прорабатываются такие шаги, как награждение некоторых советских участников бельгийского Сопротивления посмертно российскими государственными наградами.

    Российские учреждения в Бельгии совместно с организациями соотечественников особо отметят юбилей Победы 9 мая. Будут возложены цветы к могилам наших воинов по всей Бельгии, в том числе на кладбище брюссельской коммуны Эвер.

    – Известно, что в Брюсселе в этом году будет исполняться “Ленинградская” симфония Шостаковича. Это тоже в рамках торжеств в связи с 75-летием Победы?

    – Да, в связи с юбилеем Победы запланировано исполнение 12 мая симфоническим оркестром Мариинского театра под руководством Валерия Абисаловича Гергиева Седьмой симфонии Шостаковича на центральной концертной площадке Бельгии — в брюссельском Дворце изобразительных искусств “Бозар”. Концерт должен стать своего рода кульминацией “Русских сезонов”, которые пройдут здесь в текущем году. Сезоны, которые мы надеемся официально открыть в апреле, будут включать выступления многих известных российских исполнителей, коллективов, театральные постановки, концерты, причем не только в Брюсселе, но и в других городах. Это даст возможность в этом году особенно ярко и широко представить российскую культуру в Бельгии, где всегда к ней сохраняется высокий интерес.

    – Каким образом осуществляются консультации с бельгийскими партнерами по международной проблематике? Вот, например, вы специалист по Ближнему Востоку. Сегодня этот регион – предмет главных заголовков. Как две страны консультируются по этой и другим горячим темам?

    – В данный момент Бельгия является непостоянным членом Совета Безопасности ООН, а в феврале исполняет функции председателя Совета. Посольство на постоянной основе участвует в консультациях с коллегами в МИД Бельгии по всей повестке дня СБ ООН.

    Понятно, что позиции России и Бельгии – члена НАТО и Евросоюза – далеко не всегда совпадают, но мы стремимся, где возможно, искать развязки и компромиссы в интересах выхода на взаимоприемлемые решения, в том числе по вопросам, касающимся ближневосточного региона, не отступая при этом от принципиальных российских позиций.

    Нам импонирует, что позиция Бельгии в международных делах основывается на понимании того, что мир радикально меняется, становится полицентричным, и необходимо задействовать многосторонние форматы, чтобы пытаться гармонизировать в их рамках взгляды различных игроков на международной арене.

    Проводятся российско-бельгийские консультации по различным международным проблемам, в том числе по вопросам европейской безопасности, положения в Африке. В ходе двусторонних политических консультаций на уровне заместителей министров иностранных дел обсуждается весь спектр актуальных двусторонних и международных тем.

    Еще раз подчеркну – подходы далеко не всегда идентичны, но дипломаты для того и работают, чтобы договариваться, продвигать вперед отношения. В любом процессе значение имеет не столько сегодняшнее положение дел, сколько вектор движения. Думаю, что вектор отношений между Россией и Бельгией ориентирован в благоприятную сторону.

    Ссылка на основную публикацию