Безусловно, это противоречило всей идеологии компьютера Macintosh,

iКона: Стив Джобс (100 стр.)

Высокое мастерство шоумена состоит в том, что он может поразить публику, вызвать у людей ощущение волшебства, пробудить у них желание рассказать всем об увиденном и поднять такую громадную волну слухов, что люди еще несколько месяцев будут толпиться у сцены. Миссионер (такой как Элмер Гэнтри[37]) может сделать нечто большее: он может убедить своих прихожан выйти из дома и обращать других в его религию.

Стив Джобс — величайший миссионер эры цифровых технологий. Приверженцы «Маков» откликаются на его призыв и отправляются в путь, чтобы убедить «чернь» и неверующих в том, что истина — в компьютерах Macintosh. Но для того, чтобы они могли сделать это, их необходимо обеспечить надлежащими средствами убеждения.

Наконец наступил момент, когда в январе 2005 г. Стив перестал протягивать руку величественным жестом пророка, подавая мечту о Macintosh как о «компьютере для избранных» и ничем не подкрепляя этот тезис. Стив больше не полагался на искусный маркетинг и рекламу в стиле знаменитого рекламного ролика «1984»; он больше не пытался, подобно Крысолову, увлечь своих приверженцев только силой своего красноречия и повести их по улицам Цифрового Города. В первый раз после выхода компьютера Macintosh на рынок в 1984 г. у компании Apple появилось то, что нужно.

Эта история началась еще в период становления сети Интернет, когда лучший друг Стива Ларри Эллисон обратил его внимание, что в эпоху Интернета сложные персональные компьютеры с дорогостоящими процессорами и замысловатыми операционными системами вымрут, как динозавры. В конечном итоге, все, что необходимо для выполнения задач, в решении которых заинтересованы пользователи, — это так называемый «тонкий клиент» — простой компьютер, способный подключаться к Интернету и укомплектованный браузером и объемным жестким диском для хранения материалов, загруженных оттуда.

Безусловно, это противоречило всей идеологии компьютера Macintosh, который на тот момент уже имел среди персональных компьютеров такой же статус, что и BMW среди автомобилей. Это был компьютер с мощным микропроцессором, с поддержкой воспроизведения и обработки видеофайлов, с самой лучшей программой для верстки текстов из всех существующих на рынке, а также с поддержкой построения и обработки графических изображений. На протяжении многих лет единственным успешным направлением бизнеса компании Apple оставалась высококачественная графика и лучшая настольная издательская система; компания бесстыдно эксплуатировала свои преимущества, не снижая цены на компьютеры и расширяя их функциональные возможности. Обработка и воспроизведение видеофайлов стали одними из самых последних новинок.

Если Ларри действительно прав, в будущем пользователи смогут загружать на свои компьютеры по высокоскоростному (или широкополосному) Интернету приложения, обеспечивающие большинство возможностей подобного типа. Пакеты прикладных программ, продаваемые через розничную сеть, исчезнут, а их место займут программы, которые можно загружать через Интернет, когда это будет необходимо. Самые важные приложения будут распространяться через Интернет-порталы, такие как Yahoo! или Google. Если компания Apple планирует преуспевать и в дальнейшем, она должна найти способ создания «тонкого клиента» с теми же преимуществами, что и другие продукты Apple.

Первый шаг на пути к достижению этой цели — создание собственного Интернет-портала Apple. Программа iTunes стала одним из шагов в этом направлении, но ей предшествовали программы iMovies, iCards и iPhotos. Эти прикладные программы, доступ к которым можно получить через Интернет с любого «Мака», вызывали у пользователей чувство принадлежности к избранному кругу, что много значило для приверженцев «Маков». Появление iTunes стало очередным этапом развития компании в этом направлении, поскольку это приложение работало не только на платформе Macintosh, но и на платформе IBM PC, тем самым обеспечивая владельцам iPod возможность приобщиться к опыту взаимодействия с продуктами Apple из любой операционной среды. В связи с этим Стив заключил сделку с Hewlett Packard о продаже плееров iPod для платформы Windows с логотипом HP. Эта сделка с уважаемой, почтенной компанией HP, находящейся в процессе преобразований под руководством Карли Фиорины, закончилась неудачей после того, как ее уволили из компании. И хотя компания HP так и не добилась успеха с реализацией проекта, сам факт его существования свидетельствует, что Стив пытался использовать все возможности.

Этот скромный результат остался практически незамеченным в Редмонде, поскольку компания Microsoft как раз занималась развертыванием своей собственной сети MSN[38] и реализацией некоторых других проектов, направленных на удовлетворение нужд конечных пользователей. Однако существовало одно принципиальное различие: интернет-сервисы Apple ориентировались на потребителя и создавались для выполнения увлекательных прикладных задач. С другой стороны, из-за своей чрезмерной утилитарности сервисы Microsoft были лишены такой живой притягательности. Между тем компания Apple спокойно, не привлекая к себе излишнего внимания, создала структуру своего будущего. Вскоре увидел свет Safari — веб-браузер от компании Apple, и пользователи компьютеров Macintosh больше не нуждались в браузере Microsoft Internet Explorer, чтобы просматривать ресурсы Интернета. Сделка с Microsoft, которую Стив заключил после своего возвращения в Apple, больше не играла такой роли, как прежде.

Все эти разработки Apple компилировались в рамках интернет-портала Mac (dotMac), предлагающего целый набор сервисов для пользователей компьютеров Macintosh (в том числе хранение информации на виртуальном жестком диске, созданном в сети Интернет, резервное копирование данных и автоматическое обновление программ).

Затем наступило время «страны iPod». Успех этого недорогого устройства для воспроизведения музыки изменил представления Стива буквально обо всем. На одном проданном плеере iPod компания Apple не зарабатывала столько денег, сколько на каждом компьютере iMac G5. Тем не менее, по данным об объемах продаж на конец первого квартала 2005 финансового года (в компании Apple, уникальной во всех отношениях, финансовый год длится с сентября по август), плееры iPod генерировали тот же поток денежных средств, что и компьютеры. Стив начал размышлять над тем, что все это означает.

«Мы живем в эпоху, когда все больше видов деятельности человека зависит от высоких технологий, — размышлял он в одном из интервью в начале 2005 г. — Мы снимаем фотографии без пленки и должны что-то с ними сделать, чтобы ими пользоваться. Мы получаем музыку через Интернет и носим ее с собой в цифровых музыкальных плеерах. Новые технологии — в наших автомобилях и на кухне. Самая сильная сторона Apple заключается в том, что она делает высокие технологии доступными для простых смертных способом, который удивляет и радует их, а также помогает им понять, как ими пользоваться. Ключ к пониманию — программное обеспечение. По сути, именно оно формирует впечатления пользователей от общения с компьютером».

Учитывая все это, Стив стремился стать ведущим поставщиком цифровых технологий. Однако персональные компьютеры других производителей по-прежнему были намного дешевле, а компания Microsoft господствовала на рынке программного обеспечения. Как Стив собирался изменить такое положение вещей?

Первым шагом стал компьютер еМас — «Мак», выполненный в виде моноблока, состоящего из собственно компьютера и монитора. Оставалось только подключить клавиатуру и мышь — системный блок отсутствовал. Идея оказалась чрезвычайно успешной и получила свое дальнейшее развитие при создании новой линии элегантных персональных компьютеров — iMac G5. Компактный, функционально завершенный компьютер с плоскопанельным монитором и самым быстродействующим процессором имел большой успех у потребителей, однако это было только начало. Несмотря на все свои преимущества, компьютеры Apple по-прежнему были гораздо дороже, чем сопоставимые с ними по классу персональные компьютеры других производителей. Покупка такого компьютера предполагала наличие у потребителя достаточно сильной мотивации, чтобы заплатить сверхвысокую цену за принадлежность к миру Apple.

Каким образом компания Apple могла объединить поразительный успех плееров iPod с повсеместным распространением сети Интернет, чтобы приобщить пользователей, познакомившихся с компанией с помощью маленького музыкального плеера, к другим ее продуктам? Этот вопрос оказался и в центре внимания специалистов по ценным бумагам: удастся ли iPod стимулировать продажи компьютеров Macintosh? И как сможет компания пробиться на рынок компьютеров для ведения бизнеса?

За неделю до того, как в январе 2005 г. Стив вышел на сцену MacWorld Expo, компания, не привлекая всеобщего внимания, представила два важнейших элемента своей новой стратегии: мощный двухпроцессорный сервер Xserve и XSAN — высокопроизводительную 64-разрядную кластерную файловую систему. «Xserve» — мощный корпоративный сервер для выполнения высокопроизводительных вычислений; XSAN — технология организации сети хранения данных, которая оценивается крайне высоко по сравнению с системами, совместимыми с программным обеспечением Microsoft и разработанными в таких компаниях, как Dell, EMC и Network Appliance. Благодаря этим двум продуктам компания Apple создала такие условия, когда руководитель отдела информационных технологий не сможет не предпочесть технологии именно этой компании. Тем не менее, выход этих продуктов на рынок еще не доказал, что Apple предпримет попытку кардинально изменить ситуацию с применением цифровых технологий в бизнесе. Они продвигались на рынок, как идеальное средство организации вычислений на платформе Linux — Macintosh уже долгое время является «золотым стандартом» для людей, предпочитающих Linux — операционную систему с открытым исходным кодом. Операционная система OS-X компании Apple разработана на базе ядра Unix, поэтому имеет много сходных характеристик с Linux. Новая система организации вычислений, предложенная Apple, позволяет выделить большую область памяти для редактирования видеофайлов.

Почему, несмотря на доступность знаний, мы не становимся умнее

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Согласно результатам исследования, проведенного американской компанией Dell EMC, объем мировой информации увеличивается более чем в 2 раза каждые 2 года и уже измеряется зеттабайтами. Только представьте себе: 1 зеттабайт получится, если все жители США будут печатать по 2 твита в минуту 30 тыс. лет без передышки. Казалось бы, оперируя такими объемами знаний, при этом легкодоступных благодаря интернету, люди должны были давно стать гениями. Однако ситуация складывается едва ли не с точностью до наоборот. И в этой статье мы расскажем почему.

AdMe.ru собрал несколько научных фактов, объясняющих, при каких условиях информация работает на повышение интеллекта, а при каких просто захламляет сознание.

Темпы роста объема информации в мире согласно докладу IDC’s Digital Universe
Study, сделанному по заказу EMC в 2011 году.

Итак, современный мир перенасыщен информацией, но проблема в том, что используется она не слишком рационально. Одним из основных критериев, по которым всегда оценивали информацию, была возможность ее практического применения. Если вы не используете получаемую информацию, то попросту зашлаковываете свое сознание ненужными данными.

Согласно опросам, лишь 13 % пользователей применяют цифровые технологии и доступ к ресурсам для самообразования, а работодатели по всему миру бьют тревогу из-за синдрома выгорания и низкой эффективности своих суперпрофессиональных с точки зрения цифровой грамотности сотрудников.

Переизбыток бесполезной информации быстро превращает ее из источника мудрости в источник опасности под названием «информационная перегрузка». Когда-то это был научный термин из области когнитивной психологии, а в наши дни он стал расхожей метафорой, которая вышла далеко за пределы науки и теперь обозначает массовое явление.

Почему же эта информационная перегрузка мешает нам стать умнее? Вот основные причины.

1. Поток разнородной информации рассеивает внимание и не дает сосредоточиться на главном

Это доказал эксперимент «Инфомания», который несколько лет назад провел среди офисных сотрудников английский психолог Гленн Уилсон. Часть из них занималась своими прямыми обязанностями, а часть постоянно прерывалась на СМС, звонки и проверку почты. В конце дня анализ IQ показал, что у испытуемых из 2-й группы он был снижен на 10 пунктов.

И действительно, в наши дни проверка электронной почты стала синонимом работы. Согласно докладу «Социальная экономика» Глобального института McKinsey за июль 2012 года, средний работник тратит на управление электронной почтой 28 % своего рабочего дня. Времени на обучение, получение новых знаний и обретение новых навыков попросту не остается.

2. Доступность информации избавляет от необходимости ее запоминать

Ученые из Колумбийского университета обнаружили, что люди лучше запоминают источник информации (папки, диски, сайты), чем саму эту информацию. Они провели эксперимент, в ходе которого студентам поручили напечатать несколько простых фактов (например, что мозг страуса меньше, чем его глаз), но половине участников как бы между прочим сказали, что их файлы после работы не будут сохранены. Второй группе об этом ничего не сообщили, поэтому испытуемые были уверены, что смогут вновь перечитать файл.

Когда чуть позже участников эксперимента попросили воспроизвести эти факты, выяснилось, что их запомнили только те студенты, которые знали, что не смогут вернуться к информации позже. Остальные же, подсознательно уповавшие на компьютерный архив, все факты напрочь забыли. Увы, сегодня информацию пассивно потребляют, но не хранят в памяти.

3. Обилие информации оказывает негативное влияние не только на память, но и на весь мыслительный процесс в целом

Что удивительно, эту идею высказал не кто иной, как исполнительный директор Google Эрик Шмидт. По его мнению, современные цифровые устройства и обилие информации, которой они захлестывают людей, могут препятствовать глубокому мышлению, пониманию, формированию воспоминаний и в конечном итоге затрудняют обучение.

Американский писатель, ученый-публицист и бывший редактор Harvard Business Review Николас Карр поддерживает идею о негативном эффекте цифрового гипертекста, считая, что он приводит к фрагментации знаний. При поиске информации в интернете контекст этой информации часто игнорируется. «Мы не видим даже деревьев, мы видим ветки и листья», — пишет Карр.

Таким образом, информационная перегрузка приводит к когнитивной (мыслительной) перегрузке, из-за чего снижается способность человека не только запоминать информацию, но и сопоставлять ее с опытом, хранящимся в долговременной памяти, что делает мысли рассеянными и поверхностными.

4. Однообразие подачи и потребления информации снижает эффективность ее восприятия

Все мы еще со школьной скамьи помним, что существует 3 канала восприятия информации: аудиальный (слух), визуальный (зрение) и кинестетический (тактильные ощущения). И любая информация лучше всего запоминается, если использовать все 3 канала: услышать, прочитать и записать.

При получении информации из интернета, как правило, задействован только визуальный канал, в меньшей степени — аудиальный, а кинетический и вовсе не используется.

Так, доцент Университета Индианы Карин Харман Джеймс доказала, что студенты лучше запоминают информацию, которую переписали, чем ту, которую напечатали на клавиатуре, что уж говорить об информации, которую просто прочли и тем более просканировали взглядом?

5. Недоверие к данным снижает мотивацию к их удержанию в памяти

Обилие информации, простота и скорость ее распространения и удобство манипулирования ею вполне естественно снизили доверие к ней у населения. Опросы показывают, что из всех источников информации больше всего доверяют библиотекам, в то время как интернет-источники и в первую очередь соцсети находятся в самом низу рейтингов.

6. Новые технологии вызывают социальную изоляцию и препятствуют обмену опытом

Даже сегодня, несмотря на повальное распространение онлайн-курсов, все основные программы обучения реализуются очно, и это неслучайно: обучение в коллективе дисциплинирует и синхронизирует учащихся, в результате те, кто не готов, постепенно подтягиваются за остальными. Это важный фактор обучения.

Не менее важен и личный обмен знаниями и опытом, обретение того самого коллективного духа, а также формирование навыков эмпатии и, следовательно, развитие эмоционального интеллекта. Все это невозможно получить в отсутствие полного зрительного контакта, интерпретации голосового тона или языка тела.

7. Бесконечный серфинг в море информации не оставляет времени на другие аспекты развития

Виртуальный мир неслучайно ассоциируется со словом «Вселенная». Он так же бесконечен, а цикличность производимых в нем действий приводит к полному растворению в информационном потоке: почта, мессенджеры, новости, лента друзей, уведомление о новом письме — все, круг замкнулся.

С этой точки зрения даже телевизор — высшее благо, так как количество TV-каналов хотя бы поддается исчислению. Рано или поздно они наскучат и вы оторветесь от экрана, чтобы вернуться в мир, где надо учиться водить автомобиль, разбираться в маркировках подгузников, перекрывать потекший кран и делать еще множество вещей, не таких информационно наполненных, как интернет-серфинг, но, как выяснилось, куда более эффективных для повышения нашего IQ.

Иными словами, у цифрового мира есть не только огромные преимущества, но и весомые недостатки. И все же в другом нам жить не доведется, а значит, надо просто учитывать все плюсы и минусы такого порядка вещей и учиться жить в условиях бесконечного информационного потока, контролируя и себя, и его.

А как вы относитесь к такому объему информации вокруг? Вам она больше помогает или мешает?

iКона Стив Джобс

«Чем выше положение человека, совершившего ошибку, тем больший интерес привлекает к себе его падение и тем оно длительнее».

Эти слова прозвучали как зловещее пророчество. Возможно, в них ощущается и определенный оттенок грусти: два человека, когда‑то близкие друзья, занимали самые высокие посты, но каждый из них считал своей самой большой ошибкой другого.

В то время как Эйснер подвергался неприятным разоблачениям в суде, в прокат вышел фильм «Суперсемейка» – очередной блокбастер Pixar. За первые же выходные он собрал 45 млн. долл. Это стало самой большой прибылью от кассовых сборов, полученных за выходные дни во время показа фильма в разных странах мира. Теперь не оставалось сомнений в том, что студия Pixar не нуждается ни в каких схемах, которые обеспечивали бы ее успех, а ее волшебная сила не ограничена наличием одного или двух талантов в самой компании. Лидеры Pixar доказали свою способность привлекать со стороны специалистов высшего класса, таких как Брэд Берд, и направлять их талант на создание новых фильмов. «Суперсемейка» нарушила все существующие правила: этот компьютерный анимационный фильм, героями которого были люди, вышел в категории PG – «дети допускаются только в сопровождении взрослых», и получил высокую оценку как среди зрителей, так и критиков.

Для Стива все это означало нечто большее: отныне компания Pixar может снимать и финансировать будущие картины без участия Disney. Возможность самостоятельного финансирования производства фильмов имела для Pixar громадное значение, особенно если учесть, на каких условиях студия стремилась заключить сделку о прокате своих фильмов. Стив так сформулировал свое видение будущего Pixar. «Если два следующих фильма принесут нам такой доход от кассовых сборов, на который мы рассчитываем, можно предположить, что в 2006 г. на банковских счетах Pixar будет от 800 млн. долл. до 1 млрд. долл., что позволит нам самостоятельно финансировать производство будущих фильмов».

Читайте также:  Дом 5 на 7 метров 80 фото лучших проектов с уютной планировкой и современным дизайном

Снова наступило время предложить Майклу Эйснеру возобновить переговоры о новых условиях. И на этот раз Стив, как всегда, безжалостно выбрал самое подходящее для себя время.

Прекращение переговоров с Disney, образно названное «пинком Волшебному Королевству» в отраслевом журнале Variety, произошло в январе. Ему предшествовало десять месяцев напряженной работы и консультаций, а иногда и жарких дискуссий. Во время одной из последних встреч с Эйснером Стив произнес следующую язвительную фразу: «Просто позор, что Disney не разделит с Pixar ее будущие успехи».

Эйснер ответил более вежливо, выразив восхищение «потрясающей творческой командой [Pixar] под руководством Джона Лассетера», и пожелал этой команде «больших успехов в будущем». Эйснер добавил, что компания Disney «с удовольствием продолжила бы плодотворное сотрудничество на взаимовыгодных условиях», но в то же время признал, что «вполне понятно, почему Pixar предпочла идти своим путем и стать независимой компанией». Даже те, кто критиковал Эйснера, вынуждены были согласиться, что слова «вполне понятно» свидетельствуют о том, что он осознает обоснованность принятого Стивом решения.

На тот момент пять фильмов компании Pixar принесли 2,5 млрд. долл. прибыли от кассовых сборов, полученных в разных странах мира; кроме того, было продано более 150 миллионов DVD‑дисков и видеокассет. Годовой прирост доходов компании составил 30%, хотя могло случиться и так, что поддерживать такой показатель без сотрудничества с Disney компании Pixar окажется достаточно трудно.

И все‑таки в битве титанов обе стороны одновременно оказались и победителями, и проигравшими. В результате разрыва партнерских отношений компания Disney теряла огромный источник доходов. Компания Pixar, со своей стороны, лишалась самого лучшего маркетингового партнера за все времена.

Вряд ли конфликт стоил таких потерь. Несмотря на достаточно мирный тон прощальных слов, сказанных главой Disney, между Джобсом и Эйснером разгорались такие же битвы, как и между Эйснером и Овицем: они «стреляли друг в друга стрелами с отравленными наконечниками, швырялись камнями и набрасывались друг на друга с оскорблениями». Выглядело все так, будто эти два человека просто не могли обойтись без драки.

«Компания Pixar предложила соглашение, условия которого для Disney оскорбительны», – сказал аналитик компании Schwab Soundview Capital Markets Джордан Рохан. Сам Стив так часто терпел обиды, что теперь не мог не объявить войну.

И все же победа, одержанная Стивом, имела горький привкус. Самому Стиву, Джону Лассетеру и всей команде Pixar придется страдать, что Баз Светик, Вуди и другие герои фильма «История игрушек» появятся в «Истории игрушек 3», снятой в студии Disney. В Disney не упустят возможности воспользоваться тем пунктом контракта, согласно которому все права на производство продолжений фильмов студии Pixar принадлежат Disney. Еще больше усугублял ситуацию тот факт, что Эйснер, как будто желая насолить, объявил в январе 2005 г. о проведении конкурса на лучший сценарий фильма «История игрушек 3». Автор лучшего сценария получит право принять участие в программе обучения сценарному искусству, организованной в Disney. Начинающий сценарист напишет «Историю игрушек 3».

Все это очень напоминало противостояние между Эйснером и Овицем: два по‑своему выдающихся человека воюют друг с другом, как древнегерманские боги в опере Вагнера 36 . Рой Дисней вмешался в этот спор, воспользовавшись возможностью нанести еще один удар Эйснеру: «Больше десяти лет назад, – сказал он, – мы предупреждали совет директоров Disney, что, по нашему мнению, Майкл Эйснер занимает неправильную позицию по отношению к сотрудничеству с Pixar, и выразили свою обеспокоенность, что оно находится в опасности».

В итоге Стив выиграл решающую битву. Эйснер подал в отставку с поста генерального директора на год раньше, чем планировал, а у нового генерального директора Disney Боба Айгера было больше шансов возобновить сотрудничество между Pixar и Disney. Компания Pixar накопила достаточно средств на банковских счетах, чтобы финансировать следующие несколько фильмов самостоятельно, без участия Disney. Независимо от дальнейшего развития событий – возобновит ли Pixar сотрудничество с Disney или найдет нового партнера – именно Стив Джобс станет человеком, которому предстоит принять окончательное решение. Тот, кто управляет Disney, управляет громадным комплексом различных компаний, но это не делает его королем анимации. Титул принадлежит Стиву Джобсу. И не имеет значения, что он мог и не добиться такого статуса без Джона Лассетера.

Стив стал официально признанным «Великим Моголом» киноиндустрии.

Даже боги из греческих мифов, живущие на горе Олимп, не были абсолютно неуязвимы – что уж тогда говорить о простых смертных. Ни богатство, ни успех, ни слава не гарантируют защиты от тех же проблем, с которыми сталкиваются обычные люди.

В воскресенье, 1 августа 2004 г., Стив Джобс разослал по электронной почте письмо своим друзьям, помощникам и служащим. В нем говорилось:

У меня есть известие, касающееся меня лично, которым я должен с вами поделиться. Я хочу, чтобы новость вы услышали лично от меня.

Во время этих выходных я перенес успешную хирургическую операцию по удалению раковой опухоли из поджелудочной железы. У меня обнаружили очень редкую форму рака под названием «нейроэндокринная опухоль островков поджелудочной железы». Она составляет около 1 % от общего количества случаев рака поджелудочной железы, диагностируемых ежегодно. Опухоль такого типа поддается хирургическому лечению в случае своевременного выявления (у меня обнаружили вовремя). Мне не понадобится химио– или лучевая терапия.

Намного более распространенная форма опухоли поджелудочной железы – аденокарцинома; в настоящее время она не поддается лечению, и в большинстве случаев человек с этой формой опухоли может прожить не больше года после постановки диагноза. Я говорю об этом сейчас, потому что когда человек слышит слова «рак поджелудочной железы» (или пытается отыскать информацию о нем в Google), он получает информацию именно об этой самой распространенной и смертельно опасной форме; слава Богу, это не та форма, которую нашли у меня.

В августе я собираюсь восстановить свои силы после операции, а в сентябре рассчитываю вернуться на работу. Пока меня не будет, я попросил Тима Кука взять под свой контроль текущую деятельность Apple, так что мы не снизим темпов работы. Некоторым из вас я буду звонить на протяжении августа, может быть, даже слишком часто. Я с нетерпением жду встречи с вами всеми в сентябре.

Дальше Стив написал постскриптум, свидетельствующий о том, что он не лишился своего умения продвигать товар, а также не утратил свое чувство юмора.

P.S. Я отсылаю это письмо со своей больничной кровати с помощью семнадцатидюймового ноутбука PowerBook и станции AirPort Express.

В Соединенных Штатах Америки ежегодно диагностируется около тридцати двух тысяч случаев заболевания раком поджелудочной железы, и только несколько сотен из них – та форма опухоли, которую определили у Стива. Доктор Роберт Ховард, онколог Медицинского центра Калифорнийского университета в Лос‑Анджелесе, сказал: «Поджелудочную железу описывают, как буханку хлеба с изюмом». В соответствии с этой аналогией, часть поджелудочной железы, ассоциируемая с самим хлебом, производит ферменты, необходимые для пищеварения, и выполняет другие функции. «Островки – это изюминки, и они вырабатывают гормоны». Опухоль может никак не проявлять себя до тех пор, пока она небольшая. Ее часто обнаруживают, когда пациент проходит магниторезонансное обследование или делает компьютерную томографию по каким‑либо другим причинам, или когда у него появляются соответствующие симптомы, например боль в животе.

Во время обследования в амбулаторных условиях онколог может определить тип опухоли и выяснить, является она доброкачественной или нет. В таких случаях, как со Стивом, результаты обследования приносят моральное облегчение, поскольку пациент узнает, что обнаруженная опухоль принадлежит к категории медленнорастущих и «резектабельных», – другими словами, ее можно удалить посредством хирургической операции, которую нет необходимости делать срочно. Но даже при таких условиях, по словам доктора Ховарда, пациента следует поместить в хирургическое отделение за две недели до операции.

Если опухоль обнаружить на ранней стадии и вовремя удалить, пациент, скорее всего, вернется к своему обычному образу жизни, – но доктор Ховард подчеркивает, что стопроцентной гарантии нет. «Можно говорить о типичном прогнозе дальнейшего течения болезни в расчете на сотню человек, но нельзя утверждать, что ждет конкретного пациента. Результат зависит от слишком большой совокупности факторов». Каковы шансы? Пятьдесят процентов пациентов живут еще на протяжении пяти лет.

Слова Стива о его возвращении на работу в сентябре не были несбыточной мечтой. В начале сентября, немногим более чем через месяц после операции, он уже появился на нескольких совещаниях. Стив был полон энергии и даже не упоминал о том, через что ему пришлось пройти.

Хотя Стиву Джобсу и другому соучредителю Apple, Стиву Возняку, так и не удалось преодолеть холодок в отношениях, в тот период они, по крайней мере, поддерживали связь друг с другом. Воз даже сообщил всем, что его старый друг находится «в прекрасном расположении духа».

Причина такого быстрого возвращения Стива на работу после хирургической операции стала понятна несколько месяцев спустя; в компании Apple создавалась целая коллекция новых продуктов, чей успех должен превзойти успех плеера iPod и посредством которых Стив пытался осуществить свою заветную мечту: отнять первенство в компьютерном бизнесе у Microsoft. Безусловно, тому, кто знаком с историей жизни Стива Джобса, хорошо известно, что он знает, как реализуются даже самые смелые и необычные мечты.

Глава 13


Шоу начинается

Когда наступил 2005 год, Стив чувствовал себя баловнем судьбы. Данные о продажах плееров iPod превзошли все ожидания – об этом Стив собирался объявить на ежегодной выставке MacWorld Expo в Сан‑Франциско. Судя по всему, Стиву удалось победить рак поджелудочной железы, который, по иронии судьбы, всего через месяц погубил Джефа Раскина – человека, с которым Стив с самого начала оспаривал статус отца компьютера Macintosh. Компания Pixar очередной раз добилась успеха, получив высшую награду Академии киноискусств за фильм «Суперсемейка» в номинации «Лучший анимационный фильм года». На церемонии вручения «Оскаров» в 2005 г. Стив продемонстрировал свое вновь обретенное великодушие, позволив сценаристу и режиссеру фильма Брэду Берду побыть в центре внимания и самому принять награду. Стив был на вершине своей популярности.

Высокое мастерство шоумена состоит в том, что он может поразить публику, вызвать у людей ощущение волшебства, пробудить у них желание рассказать всем об увиденном и поднять такую громадную волну слухов, что люди еще несколько месяцев будут толпиться у сцены. Миссионер (такой как Элмер Гэнтри 37 ) может сделать нечто большее: он может убедить своих прихожан выйти из дома и обращать других в его религию.

Стив Джобс – величайший миссионер эры цифровых технологий. Приверженцы «Маков» откликаются на его призыв и отправляются в путь, чтобы убедить «чернь» и неверующих в том, что истина – в компьютерах Macintosh. Но для того, чтобы они могли сделать это, их необходимо обеспечить надлежащими средствами убеждения.

Наконец наступил момент, когда в январе 2005 г. Стив перестал протягивать руку величественным жестом пророка, подавая мечту о Macintosh как о «компьютере для избранных» и ничем не подкрепляя этот тезис. Стив больше не полагался на искусный маркетинг и рекламу в стиле знаменитого рекламного ролика «1984»; он больше не пытался, подобно Крысолову, увлечь своих приверженцев только силой своего красноречия и повести их по улицам Цифрового Города. В первый раз после выхода компьютера Macintosh на рынок в 1984 г. у компании Apple появилось то, что нужно.

Эта история началась еще в период становления сети Интернет, когда лучший друг Стива Ларри Эллисон обратил его внимание, что в эпоху Интернета сложные персональные компьютеры с дорогостоящими процессорами и замысловатыми операционными системами вымрут, как динозавры. В конечном итоге, все, что необходимо для выполнения задач, в решении которых заинтересованы пользователи, – это так называемый «тонкий клиент» – простой компьютер, способный подключаться к Интернету и укомплектованный браузером и объемным жестким диском для хранения материалов, загруженных оттуда.

Безусловно, это противоречило всей идеологии компьютера Macintosh, который на тот момент уже имел среди персональных компьютеров такой же статус, что и BMW среди автомобилей. Это был компьютер с мощным микропроцессором, с поддержкой воспроизведения и обработки видеофайлов, с самой лучшей программой для верстки текстов из всех существующих на рынке, а также с поддержкой построения и обработки графических изображений. На протяжении многих лет единственным успешным направлением бизнеса компании Apple оставалась высококачественная графика и лучшая настольная издательская система; компания бесстыдно эксплуатировала свои преимущества, не снижая цены на компьютеры и расширяя их функциональные возможности. Обработка и воспроизведение видеофайлов стали одними из самых последних новинок.

Если Ларри действительно прав, в будущем пользователи смогут загружать на свои компьютеры по высокоскоростному (или широкополосному) Интернету приложения, обеспечивающие большинство возможностей подобного типа. Пакеты прикладных программ, продаваемые через розничную сеть, исчезнут, а их место займут программы, которые можно загружать через Интернет, когда это будет необходимо. Самые важные приложения будут распространяться через Интернет‑порталы, такие как Yahoo! или Google. Если компания Apple планирует преуспевать и в дальнейшем, она должна найти способ создания «тонкого клиента» с теми же преимуществами, что и другие продукты Apple.

Первый шаг на пути к достижению этой цели – создание собственного Интернет‑портала Apple. Программа iTunes стала одним из шагов в этом направлении, но ей предшествовали программы iMovies, iCards и iPhotos. Эти прикладные программы, доступ к которым можно получить через Интернет с любого «Мака», вызывали у пользователей чувство принадлежности к избранному кругу, что много значило для приверженцев «Маков». Появление iTunes стало очередным этапом развития компании в этом направлении, поскольку это приложение работало не только на платформе Macintosh, но и на платформе IBM PC, тем самым обеспечивая владельцам iPod возможность приобщиться к опыту взаимодействия с продуктами Apple из любой операционной среды. В связи с этим Стив заключил сделку с Hewlett Packard о продаже плееров iPod для платформы Windows с логотипом HP. Эта сделка с уважаемой, почтенной компанией HP, находящейся в процессе преобразований под руководством Карли Фиорины, закончилась неудачей после того, как ее уволили из компании. И хотя компания HP так и не добилась успеха с реализацией проекта, сам факт его существования свидетельствует, что Стив пытался использовать все возможности.

Этот скромный результат остался практически незамеченным в Редмонде, поскольку компания Microsoft как раз занималась развертыванием своей собственной сети MSN 38 и реализацией некоторых других проектов, направленных на удовлетворение нужд конечных пользователей. Однако существовало одно принципиальное различие: интернет‑сервисы Apple ориентировались на потребителя и создавались для выполнения увлекательных прикладных задач. С другой стороны, из‑за своей чрезмерной утилитарности сервисы Microsoft были лишены такой живой притягательности. Между тем компания Apple спокойно, не привлекая к себе излишнего внимания, создала структуру своего будущего. Вскоре увидел свет Safari – веб‑браузер от компании Apple, и пользователи компьютеров Macintosh больше не нуждались в браузере Microsoft Internet Explorer, чтобы просматривать ресурсы Интернета. Сделка с Microsoft, которую Стив заключил после своего возвращения в Apple, больше не играла такой роли, как прежде.

Неочевидная сторона эффекта Даннинга — Крюгера

Многие люди думают, что понимают суть эффекта Даннинга – Крюгера, прочитав его описание где-нибудь в википедии или на любом другом популярном ресурсе. Однако в силу своего низкого уровня квалификации в области социологии часто оказывается так, что они совершенно недооценивают глубину и разнообразие форм его проявления, причём даже у самих себя. Даже читая про этот эффект они не осознают, как далеки от понимания его реального смысла, испытывая в точности то когнитивное искажение, о котором говорится в описании, которое они читают. В социологии есть вещи, осмысление которых требует понимания того, что осмысляешь. О подобных «замыканиях» я буду говорить довольно часто, поскольку они составляют основу наших научных исследований в «Социальном Лесничестве».

Суть эффекта Даннинга – Крюгера, казалось бы, проста: человек в силу своей низкой квалификации в чём-либо склонен переоценивать своё понимание вещей в этой области и при этом не осознаёт свой низкий уровень квалификации. Выражаясь афоризмами, можно сказать то же самое словами Бертрана Рассела:

Одно из неприятных свойств нашего времени состоит в том, что те, кто испытывает уверенность, глупы, а те, кто обладает хоть каким-то воображением и пониманием, исполнены сомнений и нерешительности.

Истинное знание — в том, чтобы знать пределы своего невежества

Ф. М. Достоевскому приписывают также фразу вроде такой:

Дурак, который понял, что он дурак, уже не дурак.

Подобных фраз много. И вот, прочитав такую, наш читатель уже думает, что раз он понимает заложенный в неё смысл, то он уже точно не дурак, что он обладает знанием и понимание настолько, что к нему подобные фразы применять бессмысленно. Удивительно то, что смысл подобных фраз понимают почти все… и почти все думают, что к ним всё это не относится. И почти ко всем как раз относится.

Наша проблема со стороны выглядит примерно так: человек прочитал что-то про эффект Даннинга – Крюгера, проникся мыслью, согласился с ней, быстро нашёл примеры из своей жизни, как он безуспешно пытался объяснить что-то человеку, который ничего не понимает в некоторой области, но упорно пытается спорить, а может быть и себя вспомнил, как он думал, что в чём-то разбирается, пока на самом деле не начал разбираться. Человек этот думает, что понял суть феномена, научился его распознавать и следить за тем, чтобы самому не оказаться его жертвой… и тут же становится очередным образцом, по которому данный эффект можно изучать. Почему? Потому что в силу своей низкой квалификации в области социологии он не видит, что суть данного метакогнитивного искажения гораздо серьёзнее, чем в этих поверхностных описаниях. Я попробую пояснить это здесь хотя бы кратко на примерах со всё увеличивающейся сложностью обнаружения в них эффекта Даннинга – Крюгера. Чем дальше вы будете читать, тем больше вероятность, что вы ничего не поймёте. Далее пойдут абзацы текста, почти не связанные между собой сюжетом, кроме разве лишь наличия в них всё усложняющегося проявления обсуждаемого когнитивного искажения.

Читайте также:  Котлы на твердом топливе: отопительное твердотопливное устройство бытовое, виды топлива, как работает котельная

Возьмём для начала простейший пример. Пить и/или курить вредно. Те, кто об этом не знают и делают это – яркие жертвы эффекта Даннинга – Крюгера. Многие из них при этом закусывают выпивку «соусом доктора Фокса», который выражается в советах врачей или якобы научных исследованиях. Они не способны осознать, что пить и курить вредно в силу тех же особенностей интеллекта, которые и являются причиной употребления этих ядов (кто не понял, одна из этих особенностей – тупость). То есть, грубо говоря, ситуация такая: умный человек достаточно умён, чтобы не пить и не курить по собственному выбору, а глупый не достаточно умён, чтобы самостоятельно додуматься не употреблять алкогольный и табачный яд, и не достаточно умён, чтобы поумнеть и бросить данные привычки, если они у него были. Перефразирую Ф. М. Достоевского, упомянутого вначале, – если дурак поймёт, что он дурак – он перестанет делать то, что делает его дураком (в данном примере – пить и/или курить).

Идём дальше. Взять, скажем, начинающего фотографа. Ведь не даром по интернету ходят шутки про таких людей, что, дескать, купил зеркалку и уже считает себя профессиональным фотографом, а если купил скальпель – то уже профессиональный хирург. Ведь и правда, с хорошей профессиональной техникой фотографии и правда будут получаться на твердую «четверку с плюсом», если у человека хотя бы руки растут из плеч, а поскольку большинство не в состоянии отличить искусство от ширпотреба, такие фотографии будут оценены выше, чем они того стоят. Не понимая свою низкую квалифицированность в области фотографии, человек тоже не будет осознавать, что по сути его работы – помойка. В эту же категорию примеров попадают начинающие дизайнеры, программисты, частные строители (шабашники) и т. д.

Горе-строитель, у которого в частном доме рухнул потолок, скажет, что «надо было толще арматуру брать», но не скажет, что не сделал расчёт плиты перекрытия на распределённую и сосредоточенную нагрузку, потому что он в принципе не знал о необходимости таких расчётов, а когда его уволят, или когда горе-заказчик пошлёт его лесом, он не будет понимать за что, так как в принципе не способен осознать узость своего понимания строительной механики. Часто такая ситуация возникает с шабашниками, которые не понимают, почему им не платят за работу то, что они якобы заработали. Им невозможно объяснить, почему тот или иной элемент в строительстве они сделали неправильно, потому что у них на всё один ответ «мы так всю жизнь делали, наши деды так делали, и ничего», а фразу «расчёт балки на прогиб» они никогда и не слышали. Корче говоря, объяснить некомпетентному человеку то, что он некомпетентен, невозможно именно в силу его некомпетентности.

Я нередко наблюдал за попытками так называемых «ферматистов» предъявить своё изящное доказательство Великой Теоремы Ферма. С одной стороны, удивляет их настойчивость пропихнуть полную математическую несуразицу, а, с другой стороны, — их неспособность понять аргументы людей, которые действительно понимают математику. Фанатику-ферматисту невозможно объяснить, в чём ошибка в его доказательстве. Он будет с пеной у рта доказывать, что «научная мафия специально не хочет признавать моё доказательство…», будет обвинять математиков в том, что они сговорились и не пропускают талантливых людей в науку, чтобы не потерять свою работу и т. д. Есть довольно много таких обиженных на науку людей, которым в силу их непонимания математики невозможно объяснить, что их «доказательства» не являются доказательствами Теоремы, однако у них есть сайты, где они говорят, что вот, их обижают, их не признают… аналогично дело обстоит с другими учёными, которых сейчас модно называть «альтами» или «альтернативными учёными». Почти все они не владеют логикой, но не способны понять это, так как не владеют логикой.

Некомпетентный начальник, не понимающий основы управления, скорее всего свалит всё на подчинённых, будто это они не справляются с задачей, в то время как он не понимает (и не может понять в силу узости своих представлений), что именно он неверно наладил схему управления. Возможна и другая ситуация: подчинённые в силу своей некомпетентности в области управления будут думать, что во всём виновато управление, не понимая, что это они такие бездарные, что завалили проект. Вообще просто понаблюдайте за людьми, они часто ищут оправдания своих неудач на стороне, а заслуги объясняют именно своими личными качествами.

Здесь, кстати тоже есть интересная особенность нашего общества, попадающая в нашу тему: многие думают, что во всём виновата власть, с другой стороны считают себя достаточно компетентными, чтобы её выбирать и вообще разговаривать о политике, вести кухонные разговоры на политические темы и говорить в духе «надо было этому Путинку так сделать:…» Осознать свою некомпетентность в политической сфере эти люди не могут сами знаете почему.

По данной теме можно вообще привести множество примеров, где описываемый эффект работает в полной мере: от фанатичного увлечения футболом до коллекционирования каких-нибудь монеток, от увлечения компьютерными играми до попыток строить карьерную лестницу в официальной науке (это не все поймут, но когда-нибудь я поясню). Все люди, страдающие подобной ерундой, не способны в силу своей некомпетентности в вопросах нашего жизнеустройства осознать, что занимаются ерундой. Осознание смысла своей жизни и необходимости действовать в соответствии с этим смыслом для них является пустым звуком, потому что уровня их понимания хватает только на ерунду.

Есть такая популярная шутка про марксистов. Марксистов не существует. Человек, который понимает марксизм, никогда марксистом не будет, а тот, который не понимает, марксистом не является. Эта шутка содержит в себе обсуждаемый нами эффект, но она очень не понравится «марксистам»… они её не поймут… сами знаете почему.

Гораздо более сложным является непонимание последствий своих решений в жизни. Есть такое наблюдение, что люди не понимают причины происходящего с ними. Например, человек живёт в плохих условиях, постоянно должен торчать на работе ради каких-то копеек, постоянно что-то в его жизни не ладится. Он не может осознать, в чём именно причина, но часто находит «простые объяснения» тем последствиям, которые всю жизнь и разгребает, которые по сути являются всего лишь оправданиями. Скажем, женщина может найти простое объяснение того, почему она до сих пор «сильная и независимая» в фразе «все мужики козлы», одновременно с этим мужчины могут найти такое же объяснение своих неудач в другой не менее известной фразе. Вообще, любящие поплакать о своей судьбе люди – это все те, кто полностью находится под властью эффекта Даннинга – Крюгера. Осознать причину своих неудач они не могут именно потому, что причина эта – та же самая причина, которая привела их к этим неудачам, то есть неспособность мыслить и принимать правильные решения. Если бы они действительно понимали свою жизнь, не было бы и неудач, не было бы и необходимости плакать. Когда у человека что-то не ладится в жизни, далеко не всегда он способен отыскать длинную-предлинную цепочку причинно-следственных связей, которая, возможно, тянется на многие годы, и отыскать её начало. Почему? Потому что он, в силу узости своих представлений об этом мире, не знает (а если ему сказать, то не поверит), что подобные цепочки действительно существуют и их действительно нужно уметь раскручивать. Они не могут осознать, что каждое действие в этом мире имеет последствия. Причём нередко причина от следствия может отстоять на многие годы и даже десятилетие. Однако это уже сложная тема, она явно требует отдельного разговора.

Ну и последний пример на сегодня (но не последний по своей сложности) – есть люди, которые реально думают, что понимают эффекта Даннинга – Крюгера. Так вот… они его не понимают! Подумайте сами, почему. В качестве подсказки задайте себе вопрос: вот вы прочитали эту статью, и что? Вы думаете, что поняли её смысл?

Несмотря на вышесказанное, всегда есть способ «проломить» замкнутый круг, образованных эффектом Даннинга – Крюгера. То есть с одной стороны дурак не может стать умным именно потому что дурак, но, с другой стороны, люди умнеют. Из любого замкнутого социологического круга есть выход, то есть можно научиться понимать то, что для своего понимания требует это же самое понимать изначально. «Замыкания» всегда имеют точку входа и выхода. Но как же их отыскать?

Политическая идеология

Программные тезисы

  • Происхождение и многозначность определений категории политической идеологии. Ее классические концепции: “ложное сознание” либо социально значимая система идей некоей консолидированной группы людей. Противопоставление идеологии и утопии.
  • Современное понимание обусловленности идеологии социальными интересами и собственно политикой (“идеи-в-действии”). Функции идеологии в общественной и политической жизни. Понятие идейно-политического спектра и его составляющие: левые – правые; либералы – консерваторы; радикализм; экстремизм.
  • Типология крупнейших политических идеологий в историческом и современном аспектах. Либерализм, его основные принципы и идейные вдохновители. Консерватизм в традиционалистской и либертаристской трактовках. Различные версии идеологии социализма (марксизм и неомарксизм; социал-демократизм; большевизм и марксизм-ленинизм). Идеология национализма и ее главные компоненты, включая отношение к государству. Фашизм (национал-социализм) как крайне правая идеологическая система. Варианты анархистского идеологического течения. Опыт участия русских идеологов в его становлении.

11.1. Идеологии в политике

11.1.1. Происхождение и интерпретации категории политической идеологии

Среди понятий политической науки идеология – одно из самых важных и часто используемых, причем в разных контекстах.

В политическом общении и в массовом сознании термин “идеология” и эпитет “идеологический” нередко связаны с отрицательным первичным восприятием. Идеология и идеологизм ассоциируются с начетничеством, догматизмом, схематизацией, пропагандистским упрощением и искажением действительности, как правило, в угоду чьему-либо корыстному интересу.

Общего определения категории идеологии нет; более того, имеющиеся нередко противоречат друг другу. В этом убеждают представленные в научной литературе следующие дефиниции. Идеология – это:

  • процесс производства смыслов, знаков и ценностей в социальной жизни;
  • совокупность идей, характерных для конкретной социальной группы или класса;
  • “ложные” идеи, способствующие легитимизации господствующей системы власти;
  • постоянно искажаемая коммуникация;
  • формы мышления, мотивированные социальными интересами;
  • тип идентификации;
  • социально необходимые иллюзии;
  • совпадение установок власти с преобладающим общественно-политическим дискурсом;
  • деятельно-ориентированная группа убеждений; и так далее.

Этимология термина позволяет прояснить его содержание: в слове “идеология” два греческих корня: idea – понятие, образ и logos – слово, учение, мысль. В таком смысле – как науки об идеях – идеология изначально воспринималась философами. Считается, что первым это понятие использовал Антуан Дестют де Траси, мыслитель эпохи Французской революции. В его представлении идеология – особая, ценностно-нейтральная, а значит, беспристрастная наука, изучающая природу и происхождение идей, взглядов и представлений людей. Он надеялся, что со временем идеология займет в своде человеческих знаний такое же место, как биология либо физика.

Однако уже в начале XIX в. понятие идеологии приобретает в обыденном языке осуждающий оценочный смысл. Вспоминают, в частности, Наполеона, который презрительно называл “темными метафизиками” и “идеологами” либеральных интеллектуалов эпохи Просвещения, чьи воззрения, по мнению императора, были совершенно оторваны от реальной жизни из-за того, что в своем взгляде на мир они руководствовались лишь надуманными умозрительными – “идеологическими” – схемами. В наполеоновской Франции слово “идеология” воспринималось пренебрежительно, и такие негативные ассоциации распространились по Европе, закрепившись за понятием на будущее.

Это, тем не менее, нисколько не помешало ученым размышлять о природе идеологии и связанных с ней явлениях жизни. В истории политической мысли среди различных концепций идеологии четко выделяются две, видимо, самые авторитетные – Карла Маркса и Карла Мангейма. Обе концепции весьма сильно повлияли на современные представления об идеологии.

Интерпретация: Маркс и Энгельс в “Немецкой идеологии” (1845-1846) и более поздних работах описали идеологию как: 1) идеалистическую концепцию, согласно которой мир представляет собой воплощение идей, мыслей и принципов; 2) тип мыслительного процесса, когда его субъекты – идеологи, не сознавая связи собственных интересов с материальными интересами определенных классов и объективных побудительных сил своей деятельности, постоянно воспроизводят иллюзию абсолютной самостоятельности общественных идей; 3) обусловленный вышесказанным метод подхода к действительности, состоящий в конструировании мнимого ее образа, который выдается за саму действительность.

Для Маркса идеология – прежде всего, безусловно, “ложное сознание”, т.е. извращенное и искаженное представление о действительности. Это главная отправная точка в его понимании идеологии.

Для марксова истолкования идеологии характерны такие аспекты, как классовый подход (т.е. в идеологии усматривается сугубо классовое явления и социологическая трактовка рассматриваемого понятия на основе социальной обусловленности идей (что в итоге сводится к ее обусловленности материальным базисом). Такое упрощение (редукция), однако, не должно заслонять важное рациональное зерно самого принципа социальной обусловленности идей, который успешно и вполне логически использовался после Маркса.

В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения – производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание. На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями. Тогда наступает эпоха социальной революции. С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке. При рассмотрении таких переворотов необходимо всегда отличать материальный, с естественнонаучной точностью констатируемый переворот в экономических условиях производства, от юридических, политических, религиозных, художественных или философских, короче – от идеологических форм, в которых люди осознают этот конфликт и борются за его разрешение. Как об отдельном человеке нельзя судить на основании того, что сам он о себе думает, точно так же нельзя судить о подобной эпохе переворота по ее сознанию. Наоборот, это сознание надо объяснить из противоречий материальной жизни, из существующего конфликта между производительными силами и производственными отношениями.

К. Маркс, “К критике политической экономии”

Итак, для Маркса и Энгельса идеология есть особый тип мыслительного процесса, когда его субъекты – идеологи как производители и трансляторы идеологий – сами не сознают, что продукты их деятельности, т.е. идеи, обусловлены вполне конкретными классовыми интересами, в которых выражаются в первую очередь экономические мотивации данного класса. Именно поэтому идеологи и рисуют ложную, сугубо иллюзорную картину действительности, в силу этого предстающей в превращенном, искаженном виде.

Идеология – это процесс, который совершает так называемый мыслитель, хотя и с сознанием, но с сознанием ложным. Истинные побудительные силы, которые приводят его в движение, остаются ему неизвестными, в противном случае это не было бы идеологическим процессом. Они создают себе, следовательно, представления о ложных или кажущихся побудительным силах.

К. Маркс, Ф. Энгельс, “Немецкая идеология”

В соответствии с марксовым классовым подходом идеологически извращенные формы ложного сознания отомрут вместе с неизбежным и окончательным исчезновением самих классов. В основе такого оптимистического прогноза лежит своеобразная романтическая концепция освободительной роли пролетариата как класса, который по логике марксизма не заинтересован в собственном господстве, а стремится лишь к освобождению всех классов, в т.ч. и своей противоположности – буржуазии. Значит, Маркс изначально отрицательно оценивал идеологию в силу ложности содержащихся в ней идей. Вот почему собственную идейную систему он отказывался называть идеологией – для него это была свободная от идеологических извращений наука.

Владимир Ильич Ленин, считая себя верным продолжателем марксова учения, в своей трактовке идеологии все же существенно его пересматривает. Один из главных пунктов ленинской ревизии марксизма – попытка совместить воедино идеологию и науку: идеология может стать научной только в одном случае – если это пролетарская идеология, и никакая иная. С одной стороны, Ленин признавал, что любая идеология партийна, т.е. отражает интересы определенной политической (а в итоге и экономической) группы, но с другой – он же писал о “научной идеологии” как об “учении научного социализма, т.е. марксизма”.

Тем самым научность идеологии у Ленина определяется не задачами познания, а напрямую связана с революционным (т.е. в основе своей партийным) характером пролетарской идеологии. Эта ревизия марксизма была обусловлена прежде всего волевой политической целью Ленина: обеспечением победы пролетарской революции всеми возможными средствами. Поэтому главное в идеологии для Ленина – ее активная политическая, прежде всего мобилизующая, функция. В течение десятилетий советского периода именно такая трактовка идеологии господствовала в СССР и странах социализма.

Однако совсем другие выводы из посылок марксовой концепции идеологии (и в первую очередь из тезиса о социальной обусловленности идеи) сделал Мангейм, Он формулирует свой подход к идеологии как к социально значимой системе идей, которую отстаивает определенный общественный слой в собственных интересах.

Одно из концептуальных открытий Мангейма заключается в том, что он противопоставил идеологию и утопию, тем самым, выдвинув тезис, по сей день используемый в политической и социологической мысли. По Мангейму, главное отличие между этими понятиями состоит в выполняемых ими общественных функциях. Идеология – совокупность идей, обосновывающих существующий статус-кво в обществе, тогда как утопия – идеи с критической социальной функцией, т.е. служащие оправданием действий, которые направлены на свержение данного общественного строя. Таким образом, цель идеологии – стабилизация общественных условий. Создавая искаженную (и в этом смысле ложную, если вспомнить Маркса) картину мира, идеология скрывает все то, что объективно подрывает данный социальный порядок. По словам Мангейма, идеология “стремится к сохранению или постоянному репродуцированию существующего образа жизни”. Утопия же имеет принципиально иное содержание – она действует в направлении, неизбежно ведущем к уничтожению наличной “структуры бытия”.

Читайте также:  Интерьер маленькой студии: дизайн от венгерских архитекторов

Интерпретация: Всемирно известный польский историк идей и философ Ежи Шацкий дал любопытное истолкование идеям Мангейма. В книге “Утопия и традиция” (1971) он писал. “Утописту дается иногда возможность превратить свою альтернативу идеала и действительности в политическую альтернативу и в известные эпохи именно он оказывается наиболее дальновидным политиком. Иначе говоря, граница между утопией и политикой не закрыта раз и навсегда. Поэтому. я не боюсь говорить об утопиях политики”. И далее он приводит примеры: Французская революция и чисто политическое искусство марксистов “управлять силами, действующими в существующем обществе”. “Утопия политики” – это “практическое применение утопического мышления в жизни общества”. В отличие от других утопий, у утопии политики есть шанс на реализацию, и здесь практика заменяет идеал.

В соответствии с исходным принципом социальной обусловленности идей Мангейм вполне в марксовом духе сформулировал важнейшее для его концепции положение: социально-классовые побудительные мотивы, как идеологии, так и утопии “невидимы” для самих их носителей.

Утопичность идей всегда выявляют представители господствующего слоя, находящегося в полном согласии с существующим порядком; идеологичность – представители поднимающегося слоя, отношения которых к существующему порядку полны напряжения, вызванного самим их положением в данном обществе.

Первый компьютер нашей эры. История Apple Macintosh

Ровно 32 года назад вышел Apple Macintosh — первый из линейки маков, в которую сейчас входят ноутбуки, моноблоки, настольные компьютеры, системные блоки и серверы. Бандеролька подробно изучила историю Macintosh, без которого мир компьютеров был бы совсем-совсем другим, а еще сравнила Macintosh-1984 и MacBook-2017. Читайте, что получилось ➔

Apple Macintosh был один из последних компьютеров, созданных под началом Стива Джобса перед его ухода из Apple в 1985 году. Девайс стал первым коммерчески успешным ПК с двумя непопулярными в то время «фишками»: компьютерной мышкой и графическим интерфейсом. Они были известны уже много лет, но компьютеры с GUI стоили бешеных денег (сотни тысяч долларов), традиционная командная строка для многих была просто удобнее, потому что под нее было проще адаптировать программы. Ну а мышка для доминирующего в то время текстового интерфейса была попросту не нужна.

Первый Macintosh заложил основы нового компьютерного мира, который мы все так хорошо знаем. Достаточно сказать, что одними из разработчиков софта для первого мака была команда Билла Гейтса. В 1985-м он предложил Apple продавать их операционную систему по лицензии другим компаниям, чтобы ОС Macintosh стала «стандартом индустрии». На предложение Гейтса не отвечали шесть месяцев, и в итоге Microsoft взяла исходный код системы и переделала его в первую версию Windows – которая и выглядела, и работала почти так же, как System Software (так тогда называлась классическая Mac OS). Прошло три десятка лет, а принципы операционной системы остались прежними — удобство работы с ПК определяется прежде всего визуальной частью — тем, что мы с вами видим в процессе работы.

Предыстория

В 1981 году дела у фирмы Стива Джобса шли великолепно. Apple II стал самым популярным компьютером в мире, а Apple выросла в 300-миллионный бизнес, став самой быстрорастущей компанией в истории США.

Всё стало меняться в ноябре 1981 года, когда на рынок вышел IBM PC. В основном из-за цены он стал первым массовым ПК в истории. Раньше позволить себе компьютеры могли только бизнесмены, корпорации и ученые, они стоили по $5-10 тыс. А IBM PC в самой дорогой конфигурации продавался за $3000, самая дешевая версия стоила всего $1565 (4200 долларов образца 2017-го года). И при этом он мог справляться со всеми базовыми задачами: считать, выполнять поиск по базе, выводить таблицы, передавать данные.
Компьютер Apple III стоил от $4500 до $8000 и проигрывал IBM по цене. Apple перестала быть «самой горячей» компанией в мире компьютеров, конкурент вырвался вперед, продав за три года целых два миллиона IBM PC.

У “яблочной” корпорации надежда была на компьютер Lisa, но он, выпущенный в 1983-м, провалился — опять из-за дороговизны. За $10 000 купили меньше ста тысяч компьютеров. Фирма выпускала все новые версии своей «дойной коровы» Apple II, добавляя разные префиксы к названию, но технология очевидно постепенно устаревала. В 1983-м Apple и IBM шли нос-к-носу, намного впереди остальных. Каждой удалось получить примерно $1 млрд прибыли с продажи персональных компьютеров. В то же время индустрия находилась в упадке, и убытки остальных десятков компаний намного превосходили в цифрах прибыли IBM с Apple. Никто не мог сказать, какая фирма окажется банкротом в следующем году. У IBM было технологическое преимущество, она публично заявляла о своем желании стать абсолютным лидером рынка. Ритейлеры и разработчики, которые сначала были в восторге от продаж IBM, начали опасаться, что эта корпорация вскоре станет монополистом и начнет устанавливать свои порядки. Составить конкуренцию этому монстру могла только Apple.
И тут…

Молодая женщина бежит по темным, мрачным коридорам. Она – в красном и белом, все остальные – в тюремных робах или полицейских костюмах. На огромном экране Большой Брат агрессивно рассказывает о том, как всем надо выбирать безопасный путь и следовать одной идеологии. Девушка бросает молот в экран, и всё вокруг замерзают. Добрый мужской голос говорит: «24 января 1984-го Apple представит Macintosh. И вы увидите, почему 1984 не будет таким, как в «1984»». На экране появляется знакомый логотип с яблоком.

Эта реклама вышла в самый прайм-тайм — во время Супербоул, финала американского чемпионата по футболу, и ее посмотрели несколько миллионов телезрителей. Ролик снял Ридли Скотт, известный по фильмам «Чужой» и «Бегущий по лезвию». Apple потратила на его создание очень серьезные деньги по тем временам, $1,5 млн, но это более чем оправдалось. Реклама стала даже известнее, чем сам девайс. Она завоевала десятки наград и многократно возглавляла списки лучших ТВ-роликов всех времен и народов. Героиня со схематическим изображением Macintosh у себя на футболке – разбивающая стереотипы и спасающая человечество от унылой жизни под монополией адептов IBM, захвативших всю индустрию. Для тех, кто был не в курсе ситуации на рынке компьютеров, это был просто крутой ролик, а для «своих» – демонстрация настоящей уверенности в продукте. Всё, держитесь, пришел убийца IBM!

«В мире персональных компьютеров пока что было два революционных продукта: Apple II в 1977-м и IBM PC в 1981-м. Сегодня мы представляем вам третий такой продукт – Macintosh. Мы работали над ним больше двух лет, и компьютер получился безумно хорошим».

Сказал Стив Джобс на презентации нового устройства. Потом эту оценку Джобса, «безумно хороший», копировали многие журналисты.

Компьютер представлял собой то, чем не смогла стать Lisa. Наконец-то у Apple получился продукт для людей, а не для корпораций. Большая заслуга в этому у специалиста по компьютерным интерфейсам Джефа Раскина, который и назвал ПК по сорту своих любимых яблок. Его идея была в создании удобного и недорогого девайса для обычных покупателей. В 1982-м он ушел из Apple, чтобы заняться собственными небольшими проектами: делал карты расширения и интересные небольшие ПК, не имевшие коммерческого успеха. Зато его работы привлекли Стива Джобса, которого не воодушевляли перспективы дорогой Lisa. Примерно в то же время Джобс узнал о прорывных технологиях графических интерфейсов, разработки которых вела Xerox, и заключил с компанией сделку. Его специалисты получили доступ в research-центр Xerox, а взамен производитель получил опционы на акции Apple. Таким образом, Macintosh стал результатом работы двух команд из двух компаний — как позже Powerbook (еще один успех Apple).

«Macintosh – лучшее соотношение производительности и цены в (пока что короткой) истории персональных компьютеров. Эта машина привлечет массу людей, у которых раньше не было ни времени, ни желания подолгу обучаться всем премудростям ПК. Если в нем не обнаружатся непредвиденные технические ошибки, и к концу года для него появится хорошая библиотека программ, Macintosh станет следующим стандартом в мире персональных машин».

Писал в те годы журналист и эксперт индустрии Боб Райан.

Что внутри

Стив Джобс презентует первый Macintosh в 1984 году

Большинство ПК, даже тех, что работали на DOS, выпускались с 64 КБ или 128 КБ оперативной памяти и оснащались одним или двумя флоппи-дисководами на 5,25″. Жесткие диски внутрь не встраивались, максимум – предлагались в «расширенной» версии за дополнительные $1500.
Macintosh заметно выделялся. Во-первых, у него была мышь.

Джобс был настолько уверен, что вам понравится работать с мышью, поэтому просто решил убрать с клавиатуры клавиши стрелок для навигации, к которым все давно привыкли и использовали в консольных интерфейсах. Кнопка Ctrl, кстати, тоже отсутствовала. И стрелочки, и Ctrl были добавлены в следующих версиях аппарата.

Мышь — хорошее решение, но далеко не единственное. Apple одной из первых использовала накопитель 3,5″ на 400 КБ. Для сравнения, у IBM PC в то время были дискеты 5,25″, хранившие всего 320 КБ информации.

Ну а самое большое отличие становилось заметным, если вы включали девайс. У него был графический интерфейс! Почти такой, как у Xerox Alto и Lisa, только лучше и намного дешевле. Пиксели тут были квадратными вместо прямоугольных, что помогало переносить графику на экран. А интерфейс был удивительно похож на то, что мы имеем сейчас! Посмотрите на окно MacWrite: вот выпадающие меню Apple, File, Edit, Search, Format, Font, Style, вот линейка, вот слайдер для скроллинга вниз. Все почти так же, как и в современных текстовых редакторах, только в черно-белом цвете и низком разрешении.

Девайс работал на процессоре с частотой 8 МГц – на 60% быстрее процессора с 5 МГц у Lisa. Чтобы снизить стоимость девайса и сделать его доступным максимально широкой аудитории, память остановилась на 128 КБ, хотя могли поставить и 256 КБ. Это позволило сбить $200-$400 с итоговой цены. Решение оказалось не идеальным, и уже в сентябре 1984-го фирма была вынуждена представить «Fat Mac» с 512 КБ памяти. А первоначальный, «старый, теплый и ламповый» Macintosh позже прозвали «Mac 128K».

В центре комплекта стоял 9-дюймовый монохромный дисплей. Разрешение дисплея было 512х342 пикселя и надолго установило для десктопов стандарт в 72 PPI. На клавиатуре, кстати, помимо Ctrl и стрелочек отсутствовал также цифровой блок и функциональные клавиши. Apple сделала такой ход специально – чтобы разработчики софта стали делать приложения специально для нового пользовательского интерфейса, а не просто портировать свои программы со старых платформ на Mac. Идея оказалась не очень удачной, и все кнопки потом пришлось вернуть.

Главным плюсом платформы была ее цена. Большинство компьютеров с GUI тогда стоили от $10 тысяч, а стандартная цена на первый Macintosh составляла $1995 (чуть больше $4500 в современном эквиваленте). Кстати, сейчас Бандеролька может привезти с eBay девайсы примерно по такой же стоимости: винтажная модель в хорошем состоянии с оригинальной коробкой продается ориентировочно за $2000, но есть лоты и гораздо дешевле.

Благодаря революционным решениям, приятной цене и крутой рекламе, продажи первых маков оказались довольно успешными. К апрелю 1984-го компания продала 50 тысяч моделей, к 3 мая – 70 тысяч, к концу года – 280 тысяч. На 50% больше, чем ожидалось. Это позволило Apple впервые обойти IBM PC и снова закрепиться в качестве лидера.

Сравнение характеристик

Сравним старинный девайс с современным Mac Pro – самым мощным персональным компьютером серии Mac. И по размерам, и по цене в долларах он примерно соответствует первому Macintosh. А что касается характеристик…

Процессор Macbook Pro работает с частотой 3,9 ГГц, он в 500 раз быстрее Macintosh 128K. И это даже не принимая в расчет многоядерность и технологию Hyper Threading. По ОЗУ разница еще больше: в старом стояло 128 КБ, в новой модели – 128 ГБ, то есть в миллион раз больше. GPU вообще сравнить нельзя, в первом маке было несколько чипов для контроля дисплея, которые Apple оценивала в 1 бит. В Mac Pro может стоять и 1 ГБ, и 6 ГБ.
Может быть, проще всего осознать разницу в виде пикселей. Железо Macintosh могло запитывать монохромный дисплей с разрешением 512х384 (хотя в самом ПК стоял экран на 512х342). Это в 42 раза меньше точек, чем в одном мониторе 4К-разрешения. А Mac Pro рассчитан на три таких монитора. Причем высокого качества: цветных и с высоким PPI.

Мышь и GUI

Macintosh стал первым персональным компьютером, показавшим широкой публике, что такое мышка и GUI. Предыдущие попытки Xerox и самой Apple с треском провалились: пользователи привыкли вводить абстрактные команды на клавиатуре, а потом ждать, чтобы машина выдала им искомую строку или ответ. Сейчас этим занимаются только программисты, а остальные кликают мышкой или пальцем на экране. В 1984-м в этом было нечто инновационное и радикальное. Объекты из реальной жизни, вроде флоппи-дискет, папок с файлами и корзины? Калькулятор, который выглядит как калькулятор? Вау, все это уже так знакомо и интуитивно понятно пользователю!

Самым известным компьютером с мышкой до этого, наверное, был Xerox 8010, представленный в 1981-м. Мышка там была даже двухкнопочной! Однако девайс стоил $16 500, то есть больше годовой зарплаты секретаря. Мало кто хотел платить такие деньги за GUI или мышку. В итоге продалось меньше 25 тысяч машин. Похожая ситуация произошла и с Sun-1, и с Apple Lisa. «Механическое устройство-указатель» оставалось за пределом обзора почти всех, кто работал с ПК.

Доходило до того, что некоторые крупные корпоративные покупатели Macintosh считали, что девайс поставляется вместе с лабораторной мышью, необходимой для каких-то экспериментов.

Результат

Apple Macintosh был коммерчески успешен и оставил, что называется, legacy. За ним пошел Mac 512K, Mac Plus, Mac SE… Да что тут, маки до сих пор выпускаются, и их разновидностей больше, чем когда-либо раньше. Мышка и графический интерфейс, как видим, тоже прижились – как в виде Mac OS, так и в виде Windows, позаимствовавшей у Apple и Xerox немало идей. Но вот у того, самого первого мака, история не очень радужная. Можно считать его прототипом, на котором Apple набивала шишки.

Реклама Macintosh в 1984 году – с Биллом Гейтсом!

Пытаясь повторить успех своего культового ролика «1984» с Оруэллом, в ноябре 1984-го Apple запустила вторую большую рекламную кампанию. В Штатах как раз прошли президентские выборы, на которых выиграл Рональд Рейган. Apple выкупила все 39 рекламных мест в еженедельном журнале Newsweek, посвященному этой теме. Для этого потратили целых $2,5 млн, но зато потенциальный охват почти соответствовал январскому Супербоулу. На всех страницах читателей приглашали на «Тест-драйв Macintosh»: потенциальные покупатели могли взять компьютер из магазина себе домой на один день. Реклама подействовала, 200 тысяч человек опробовали девайс, но многие потом его попросту не вернули, кто-то вернул мак в плохом состоянии, ритейлеры оказались не готовы к такой модели работы. Потери компании оказались такими большими, что исполнительный директор Apple в то время, Джон Скалли, вынужден был поднять цену на Macintosh с $1995 до $2495.

Но это были только цветочки. Настоящий shitstorm случился в 1985-м, когда фирма решила переплюнуть свой «1984». Опять был создан ролик, который на этот раз сделал Тони Скотт, брат Ридли Скотта. Было потрачено несколько миллионов долларов – и…

В январе под Супербоул вышли «Лемминги». Пустыня, мрачное небо. Длинная линия офисных работников с повязками на глазах и кейсами в руках. Они идут друг за другом, не зная, что впереди все их товарищи падают со скалы. Последний сотрудник снимает с себя повязку и пространно смотрит назад, на еще одну такую же линию. Голос говорит: «Мы презентуем Microsoft Office». ВСЁ.

Мрачный тон — и без какого-то намека на лучшее будущее. Сравнение своих потенциальных клиентов с леммингами-суицидниками. Apple попыталась повторить успех предыдущего года, но сделала две критические ошибки, которые чуть не привели к ее краху. Говорят, на первых презентациях «для фанатов» на «Леммингов» реагировали позитивно, но то были адепты Apple, а всей остальной аудитории ролик показался отвратительным. Продажи компьютеров, конечно, сильно упали. Apple пришлось закрыть три из шести своих фабрик, уволить 20% рабочих. Одной из жертв ситуации стал и Стив Джобс, основатель компании. Совет директоров встал на сторону Джона Скалли, и весной Стива фактически вытолкнули из Apple.

Macintosh продавался лучше других компьютеров в 1984-м, но у него были серьезные недостатки: серьезные бизнес-клиенты, которые легко могли выложить несколько лишних тысяч за более высокую скорость, остались им разочарованы. Самой большой проблемой оказалось количество программ. Весь первый год на маке работало только десять утилит, включая MacWrite, MacPaint, MacTerminal, MacProject и Microsoft Word. Из языков программирования были доступны только MacBASIC и MacPascal. На системе работало меньше четверти утилит, доступных в IBM PC. Новый графический интерфейс, мышка и очень странная клавиатура только оттолкнули разработчиков, и никто не торопился переносить свои программы на новую платформу. Хотя в 1984-м было куплено 280 тысяч Macintosh, а у IBM PC продажи не превышали 100 тысяч, многие, включая директоров Apple, переживали по поводу будущего этой системы. Изменить тренд помогли Macintosh 512K и в большей степени Macintosh Plus, который был выпущен в 1986-м и продавался в неизменном виде до 1990-го, но о нем Бандеролька расскажет как-нибудь в следующий раз.

Вот и награда для самых терпеливых: пара слов о продукте Apple, который вас точно не разочарует. iPhone теперь каждый может купить дешевле! Бандеролька закупает телефоны в Германии и привозит в Россию — получается на 20% дешевле, чем в ближайшем магазине. За выгодной покупкой приходите к нам на сайт!

Ссылка на основную публикацию