Большая вилла на склоне холма

Аренда виллы Миконос – Южные Эгейские острова | rv-426

Узнайте как снять виллу в Греции:

ekaterina.ellas | +30 6937186561 (WhatsApp, Viber)

S ДОМАN УРОВНЕЙN СПАЛЕН
302 m 225

Вилла на склоне холма в Элии

  • Миконос
  • На островах

Эта роскошная вилла площадью 302 кв. м, со впечатляющим дизайном, частным бассейном и прекрасным видом на море, стоит на склоне холма в Элии, в 500 м от известного пляжа Супер-Парадайз и менее чем в 10 км от городка Миконос, а также в 3 км от традиционного поселка Ано Мера.

Вилла возведена на участке площадью 4.518 кв. м, на котором также находится еще одна резиденция. Благоустроенный двор засажен местными средиземноморскими растениями (1.879 кв. м).

На территории расположены большие террасы с потрясающими видами на Эгейское море, остров Наксос и Парос, открытые зоны отдыха с перголами, частный бассейн переливного типа (69 кв. м), а также зона для барбекю с полностью оборудованной обеденной зоной, которая защищена от солнца большой перголой. Многофункциональная планировка внутренних пространств создает атмосферу роскоши и простоты.

Выбеленные стены дома, природные скалистые ландшафты и незабываемые виды на море создают идеальные условия для спокойного уединенного отдыха.

Архитектурный дизайн двухэтажной виллы следует природным линиям местного рельефа и сочетает традиционный кикладский стиль с современным минимализмом, что гарантирует вам незабываемые впечатления от отпуска.

a) Этаж на уровне входа (111 кв. м) включает следующее:

  • большая гостиная с уютной обеденной зоной
  • современная, полностью оборудованная кухня
  • ванная
  • хозяйская спальня с 2-спальной кроватью размера “кинг-сайз”, отдельной ванной и отдельным входом
  • просторная обеденная терраса с перголой

б) Нижний уровень (163 кв. м) включает следующее:

  • комфортная зона отдыха
  • маленькая кухня
  • ванная
  • большая спальня (с кроватью размера “кинг-сайз” и отдельной ванной)
  • большая спальня (с двумя 1-спальными кроватями и ванной)
  • спальня (с кроватью размера “кинг-сайз” и отдельной ванной), а также
  • спальня с двуспальной кроватью

Хозяйственное помещение для бытового обслуживания резиденции находится внизу.

На вилле могут разместиться 10-11 человек.

  • Централизованная система обогрева и охлаждения во всем доме
  • Два телевизора с плоскими экранами
  • DVD-плейер
  • Доступ к Интернету (Wi-Fi)
  • Полностью оснащенная кухня
  • Посудомоечная и стиральная машины
  • Сушилка

Онлайн чтение книги Вилла на холме Up at the Villa
Глава 4

Мэри ехала по улицам Флоренции, избрав тот же путь, по которому прибыла в город. В предместье дорога шла вверх по холму, на вершине которого стояла вилла. Холм был крутой, и шоссе петляло по его склону. На полпути к вершине была небольшая полукруглая терраса, где рос высокий старый кипарис. Обрыв был огорожен парапетом; отсюда открывался вид на собор и башни Флоренции. Ночь была так прекрасна, что Мэри, поддавшись искушению, остановила машину и вышла. У парапета она остановилась и стала смотреть на город. Взгляду ее открылась долина, затопленная лунным светом, оттененным чернотой бесконечных просторов безоблачного неба. Это было так красиво, что сердце молодой женщины начала щемить пульсирующая боль.

Внезапно Мэри заметила, что в тени кипариса стоит мужчина. Виден был даже огонек его сигареты. Мужчина направился к ней. Она немного испугалась, но постаралась, чтобы это не было заметно.

Мужчина снял шляпу.

— Извините, не вы ли та дама, которая так щедро вознаградила меня в ресторане? — спросил он. — Мне хочется еще раз вас поблагодарить.

Она наконец его вспомнила.

— Вы — тот самый скрипач.

На сей раз он был одет не в нелепый неаполитанский костюм, а в какое-то неописуемое одеяние, изношенное и грязное. По-английски он говорил неплохо, но с явным иностранным акцентом.

— Мне нечем было платить хозяйке за комнату и за еду. Люди, у которых я живу, относятся ко мне хорошо, но они бедны и нуждаются в деньгах. Теперь — я смогу с ними расплатиться.

— Что вы здесь делаете?

— Любуюсь видом. А вообще-то я шел домой.

— Значит, вы живете где-то поблизости?

— В одном из соседних с вашей виллой домов.

— Как вы узнали, где я живу?

— Видел, как вы въезжали туда на машине. Говорят, у вас там роскошный сад, а в самом здании фрески.

— Нет, что вы! Мне рассказывала об этом хозяйка.

Мэри успела уже совсем успокоиться. Собеседник ее был учтивым, даже робким молодым человеком; она вспомнила, как неловко он держался в ресторане.

— Хотите взглянуть на сад и фрески? — спросила она его.

— Это доставило бы мне большое удовольствие. Когда вам будет удобно меня принять?

Роули со своим неожиданным предложением руки и сердца позабавил Мэри и даже взволновал ее, так что ей совершенно не хотелось спать.

— Почему бы не сейчас? — сказала она, повинуясь минутному побуждению.

— Сейчас? — удивленно переспросил юноша.

— А почему бы и нет? Сад в полнолуние так красив!

— Буду вам весьма благодарен, — как-то принужденно сказал он.

— Тогда садитесь в машину. Я вас довезу.

Молодой человек сел рядом с Мэри. Она завела мотор, и они поехали по шоссе в гору. Невдалеке показалась группа небольших домишек.

— Здесь я живу, — сказал молодой человек.

Мэри чуть сбавила скорость и задумчиво взглянула на эти убогие приюты нищеты. Вид у них был до крайности жалкий. Но вот они остались позади, и машина подъехала к воротам виллы. Они оказались открытыми, так что Мэри направила автомобиль прямо на ведущую к дому аллею.

Припарковав машину, она в сопровождении своего спутника пошла по узкой дорожке к дому. Большая часть комнат, в том числе и спальня Мэри, была на втором этаже. Туда вела красивая лестница. Мэри открыла дверь и включила свет. В холле смотреть было особенно не на что, и она повела молодого человека прямо в гостиную, стены которой и были расписаны фресками. Это было красивейшее помещение, и хозяева виллы обставили его прекрасной старинной мебелью эпохи Возрождения. Цветы во внушительного размера вазах несколько смягчали впечатление, производимое на посетителей суровой красотой этой комнаты. Фрески в некоторых местах были повреждены и не слишком умело реставрированы, но изображенные на них фигуры в одеждах шестнадцатого века были величавы и, казалось, полны жизненных сил.

— О, какая прелесть! Просто изумительно! — воскликнул молодой человек. — Странно видеть такое не в музее. Не думал, что подобные шедевры могут быть достоянием частных владельцев.

Его восторг немного смутил Мэри. Она решила не говорить гостю, что на всей вилле не было ни единого кресла, в котором можно было бы удобно расположиться, или что мраморные полы и высокие сводчатые потолки заставляли здешних обитателей дрожать от холода в любую погоду, если только на улице не стояла страшная жара.

— И все это принадлежит вам? — спросил молодой человек.

— Не мне, моим друзьям. Они пригласили меня здесь погостить, а сами уехали.

— О, простите. Вы так прекрасны, что вам по праву должны принадлежать все красивые вещи.

— Пойдемте со мною, — сказала Мэри. — Я хочу предложить вам стакан вина, а затем мы с вами поглядим на сад.

— Спасибо, но я не обедал. Боюсь, вино ударит мне в голову.

— Почему вы не обедали?

Он как-то беззаботно, по-мальчишески рассмеялся:

— У меня не было денег. Вы не беспокойтесь — я пообедаю завтра.

— Но ведь это ужасно! Пойдемте на кухню, я взгляну, нельзя ли вас чем-нибудь накормить.

— Я не голоден. К тому же есть нечто более важное, чем еда. Покажите мне ваш сад при лунном свете.

— Сад никуда не денется, да и луна тоже. Я сейчас приготовлю вам ужин, а потом любуйтесь всем, чем пожелаете.

Они прошли на кухню. Это была огромная комната с каменным полом и огромной старинной кухонной плитой, на которой можно было приготовить еду на полсотни гостей. Нина и Чиро давно уже спали, а кухарка ушла домой, в свою хибару на склоне холма, ниже виллы. Мэри и ее гость, рыскавшие в поисках еды, чувствовали себя грабителями. Они нашли хлеб, вино, масло и бекон. Мэри включила электрическую печь, которую установили здесь нынешние хозяева виллы, и поджарила несколько ломтиков хлеба, а затем стала готовить яичницу.

— Отрежьте несколько ломтиков бекона, — скомандовала она молодому человеку. — Мы добавим их к яичнице. Кстати, как вас зовут?

Держа в одной руке бекон, а в другой нож, он щелкнул каблуками и представился:

— Карл Рихтер, студент. Изучал искусствоведение.

— О, я думала, вы итальянец, — сказала она непринужденно разбивая ножом яйца. — Ваше имя похоже на немецкое.

— Я австриец, вернее, был им, пока существовала Австрия.

Это было сказано столь печальным голосом, что Мэри бросила на молодого человека вопрошающий взгляд.

— Откуда же вы знаете английский? Вы бывали в Англии?

— Нет. Я учил язык в школе, а потом в университете. — Он вдруг рассмеялся: — Как здорово, что вы умеете это делать!

— Может, вас это удивит, но я выросла в обычной, ничем не примечательной семье и не только училась готовить, но и постоянно применяла свое умение на практике.

— Верится с трудом.

— Вам приятнее вместо этого думать, что я всю жизнь жила в роскоши, окруженная целым штатом заботливых слуг?

— Да. Как принцесса из волшебной сказки.

— Что ж, пусть так. Будем считать, что я умею готовить яичницу и жарить бекон, потому что это одно из качеств, дарованных мне моей крестной-феей.

Когда ужин был готов, они поставили тарелки на поднос, и молодой человек понес его в столовую. Мэри шла впереди, показывая дорогу. Столовая была большая, с расписным потолком, гобеленами на стенах и большими позолоченными деревянными канделябрами. Мэри и ее гость расположились в роскошных высоких креслах друг против друга за обеденным столом.

— Мне так стыдно за мою убогую и ветхую одежду, — улыбнулся молодой человек. — В этой роскошной комнате надо быть одетым в великолепные шелка или в бархат. Как кавалеры на какой-нибудь старинной картине.

Его костюм был изношен, ботинки явно перебывали в руках многих сапожников, открытая у ворота рубашка была обтрепана. Галстука молодой человек не носил. При свете свечей в канделябрах глаза его казались черными, бездонными; голова была какой-то странной формы, а волосы очень коротко острижены. Скулы на его лице выступали вперед, а щеки, наоборот, запали; кожа отличалась бледностью. Читавшаяся на лице усталость придавала ему весьма трогательный вид. Мэри подумала, что, если одеть молодого человека в живописный костюм — ну, скажем, как у одного из юных князей на какой-нибудь картине Бронзино [3] Бронзино Анджело (1503–1572) — итальянский живописец, представитель маньеризма. из галереи Уффици, — он мог бы казаться красивым.

— Сколько вам лет? — спросила она.

— Тогда все неприятности должны казаться вам пустячными.

— Что толку от юного возраста, когда человек лишен надежд на будущее? Я живу в темнице, из которой мне не вырваться.

— Ну а музыкой вы занимаетесь не профессионально?

— Вы задаете мне такой вопрос после того, как слышали мою игру? Разумеется, я не скрипач. Удрав из Австрии, я устроился работать в отель, но хозяева начали прогорать и кое-кого уволили, в том числе меня. Мне удавалось еще пару раз ненадолго устраиваться на случайную работу — это так трудно, особенно иностранцу, да еще не имеющему документов! На скрипке я играю, когда представляется случай, — зарабатываю себе на пропитание. Надо сказать, это случается довольно редко.

— Почему вам пришлось бежать из Австрии?

— Некоторые студенты были недовольны аншлюсом. Мы попытались создать организацию сопротивления. Конечно же с нашей стороны это было глупо. Просто бессмысленно. Единственным результатом этой затеи было то, что двоих из нас расстреляли, а остальных отправили в концлагерь. Срок мне дали небольшой — полгода, но я бежал, перешел через Альпы и попал в Италию.

— Ваша история просто ужасна, — отозвалась Мэри. Слова эти вряд ли были уместны в данном случае, но ничего лучшего ей в голову не пришло. Он ответил с иронической усмешкой:

— Я, знаете ли, не единственный человек, которого постигла подобная участь. Таких, как я, сейчас тысячи, десятки тысяч. Я-то хоть на свободе.

— Но что вы думаете делать дальше?

На лице молодого человека изобразилось отчаяние. — Он хотел было ответить, но потом вдруг нетерпеливо махнул рукой и рассмеялся.

— Не заставляйте меня думать об этом сейчас. Позвольте мне насладиться драгоценными мгновениями, проведенными в вашем обществе. За всю жизнь со мною ни разу не случалось ничего подобного. Я хочу насладиться моим счастьем и, что бы ни произошло со мной потом, всегда буду помнить этот вечер. Это воспоминание станет одним из самых дорогих моих сокровищ.

Мэри бросила на него какой-то странный взгляд, и ей показалось, что она слышит глухие удары своего сердца. То, что она сказала Роули, было скорее шуткой — она знала, что, если подобный момент настанет, досужие мечтания развеются и она не решится на подобный поступок, в последний момент в страхе отпрянет. Не настал ли сейчас такой момент? Ее охватило необычайно беспечное настроение. Пила она, как правило, совсем немного, и выпитое за компанию с молодым человеком крепкое красное вино ударило ей в голову. Было нечто таинственное, волнующее кровь в этом уединении с юношей, у которого было такое трагическое лицо. Да и обстановка была соответствующая: огромную комнату, казалось, заполнили в этот полночный час тени прошлого вместе с теплым, напоенным пряными ароматами воздухом, проникавшим сюда через открытое окно. Мэри ощущала какое-то томление, сменившее былое возбуждение; сердце, казалось, млело в ее груди, но в то же время кровь с бешеной скоростью бежала по жилам. Молодая женщина резко встала из-за стола.

— Пойдемте я покажу вам сад, а потом мы с вами простимся.

Выйти в сад удобнее всего было через гостиную с фресками. Туда они и направились. По дороге молодой человек задержался, чтобы осмотреть стоявший у стены красивый ларь; потом он заметил поблизости граммофон.

— Как странно он выглядит среди старинных вещей!

— Я иногда включаю его, когда сижу одна в саду.

— А можно включить его сейчас?

— Пожалуйста, если вам хочется.

Он повернул ручку. На пластинке, как оказалось, был записан вальс Штрауса. У молодого человека вырвался возглас восторга.

— О, Вена. Это один из наших дивных венских вальсов!

Он смотрел на Мэри сияющими глазами, лицо его преобразилось. Интуиция подсказала молодой женщине, о чем он хотел, но не решался ее попросить. Она улыбнулась ему:

— О да, конечно. Я танцую лучше, чем играю на скрипке.

Он обхватил ее за талию, и в мертвой тишине ночи, посреди роскошной полупустой комнаты они закружились в вальсе под чарующие звуки музыки старого венского капельмейстера. Потом Мэри взяла молодого человека за руку и вывела в сад. При ярком дневном свете сад этот казался каким-то заброшенным, подобно любвеобильной женщине, утратившей былую красоту; сейчас, однако, залитый лунным светом, падавшим на аккуратно подстриженные живые изгороди и многовековые деревья, освещавшим грот и зеленые лужайки, сад выглядел таинственным и трепетным. Ход времени, казалось, незаметно повернул вспять, и, бродя по дорожкам, вы чувствовали себя обитателем внезапно вновь ставшего юным, даже первозданным мира, в котором властвуют безрассудные инстинкты, а о последствиях своих поступков никто не думает. В ночном воздухе были разлиты ароматы белых ночных цветов.

Мэри с юношей шли по дорожке молча, держась за руки. В саду дышалось легко.

— Как здесь прекрасно, — прошептал наконец молодой человек. — Почти невыносимо прекрасно. — Тут он процитировал известную фразу из гетевского «Фауста», в которой мятущийся герой, обретя в конце концов блаженство, просит мгновение остановиться. — Как вы здесь, должно быть, счастливы!

— Да, счастлива, — ответила она с улыбкой.

— Рад за вас. Вы добрая, хорошая, великодушная. Вы заслужили свое счастье. Хотелось бы мне думать, что у вас есть все, чего вам хочется.

— Во всяком случае, есть все, что мне полагается.

— Хотел бы я умереть этой ночью. В моей жизни, должно быть, не произойдет уже больше ничего до такой степени чудесного. Я всегда буду вспоминать этот вечер, вашу красоту и этот волшебный сад. Всегда буду думать о вас, как о сошедшей с небес богине. Стану молиться на вас, как молятся мадонне.

Он взял ее руку, поднес ее к своим губам, затем, каким-то неуклюжим движением склонив голову, поцеловал Мэри. Она нежно коснулась его лица. Внезапно он упал на колени и стал целовать край ее платья. Ее охватило неудержимое возбуждение. Обхватив ладонями его голову, она притянула ее к своей и поцеловала его веки, затем губы. Было в этом что-то торжественное, даже мистическое Мэри испытывала незнакомое чувство: сердце ее переполнилось нежностью, почти любовью.

Молодой человек встал с колен и страстно ее обнял. Ему было двадцать три. Она была не богиней, которой надо поклоняться, а земной женщиной, которую можно сделать своею.

Они вдвоем вернулись в объятый молчанием дом.

Вилла в Калкане с 5 Спальнями для Большой Семьи

  • Общие Сведения
  • Каш / Калкан / Центр
  • 250 m²
  • 5+1 trp
  • 5
  • 3
  • 2015
  • 3
  • Готово
  • 4 km
  • 5 km
  • 124 km
  • KLN-044-5
  • 250 m²
  • 5
  • 55.944.000 руб
  • Получить прайс-лист и платежный план

Вилла в Калкане с Видом на Море и Природу с Собственным Бассейном

Великолепная отдельно тоящая вилла расположена на склоне холма, в районе Кёрдере, Калкан. Калкан – это уютный курортный городок с великолепной природой, климатом и, конечно же, чистейшим морем. Совокупность этих факторов делает Калкан очень привлекательным с точки зрения инвестиций. Множество туристов как местных, так и иностранцев предпочитают этот регион для своего отдыха. В регионе есть вся социальная инфраструктура, такая как магазины, рестораны, больницы, кафе, супермаркеты, рынки и аптеки.

Вилла в Калкане находится в 4 км от центра, в 1,5 км от ближайшего ресторана, в 850 м от ближайшего магазина, в 124 км от аэропорта Даламан, в 31 км от Национального парка Саклыкент и городка Каш, в 5 км от пляжного клуба Калкана, в 2,4 км от пристани, в 2,8 км от базара, в 11 км от пляжа Капуташ, в 63 км от древнего города Кекова и в 197 км от центра Анталии.

Вилла в Калкане построена на склоне холма, окружена каменными стенами и имеет площадь земельного участка 1.340 м². Вилла предоставляет возможность своим владельцам проживать со всеми удобствами и располагает для этого всем необходимым: собственным бассейном с эффектом бесконечности, крытой автопарковкой на 2 машины, зоной для принятия солнечных ванн, джакузи у бассейна, зоной для барбекю, открытой столовой зоной, резервуаром для воды, техническим помещением, генератором, подсветкой в саду и автоматическим поливом, беседкой, красивым садом и системой камер видеонаблюдения.

Вилла с 5-ю спальными комнатами, площадью 250 м², с просторной гостиной, кухней открытого плана, туалетом, 5-ю ванными комнатами, балконом и открытой и закрытой террасами.

Из ультрароскошной виллы открывается потрясающий панорамный вид на море и Калкан из всех комнат. Готовая к проживанию вилла имеет кондиционеры, детекторы дыма и телевизор в каждой комнате, кухонную технику, интернет инфраструктуру, систему спутникового телевидения и камин. В настоящее время владельцы виллы получают ежегодный доход от аренды виллы в размере 50.000 фунтов стерлингов.

Примечание: во время продажи комиссия агента по недвижимости оплачивается покупателем.

Основные Характеристики Вилла в Калкане с 5 Спальнями для Большой Семьи

Виллы / Каш / Калкан / Центр

Бассейн Парковка (крытая) Видеокамеры Сад Кондиционеры Спутниковое ТВ Душ Барбекю Санузел при спальной Кухонная техника Интернет Балкон Кухня открытого плана Пляж (1-5 км.) Вид На Море

Цена 55.944.000 руб

Стоимость в Турецких Лирах конвертируется по ежедневно обновляемому курсу валют. Указаны стартовые цены. Отличие Цен на Разных Вебсайтах

SAOTA: вилла на склоне в Клифтоне

Новый проект южноафриканского бюро SAOTA — вилла Kloof 145 в Клифтоне, пригороде Кейптауна с дорогостоящей недвижимостью и живописными природными видами.

Участок, на котором построен дом, расположен на западном, защищенном от ветра склоне, к которому ведет Клуф-роуд — дорога, вьющаяся вдоль западных склонов горы Львиная голова, в окрестностях которой бюро построило не один проект. Когда-то эта местность была покрыта лесами и кустарниками финбош, сегодня — это развитый район с виллами и видами на песчаные пляжи, огромные валуны, скалы Двенадцать Апостолов и закаты над Атлантическим океаном.

Дом Kloof 145 был задуман как система расположенных в шахматном порядке блоков, возвышающихся вдоль склонов. Такое решение было продиктовано рельефом участка — потребовалось вырыть часть крутого склона. А также желанием обеспечить частным помещениям на верхних уровнях приватность и защиту от шума с улицы.

«Концептуальный подход к дизайну состоял в том, чтобы восстановить качества природного ландшафта», — говорит директор SAOTA, архитектор Филипп Фуше. Нижняя часть здания представляет собой независимые апартаменты — это своего рода «тяжелый каменный пьедестал». Каменный фасад этого уровня затянут в металлическую сетку — габион. Внутри преобладает отделка из темного дуба и бетона. Это отсылка к слоям горных склонов, из которых «вырастает» постройка.

Выше находится переходное пространство — зеленая терраса и зона для южноафриканского барбекю-браай. Они находятся на уровне крон деревьев, которые могли бы тут расти. Все уровни дома соединены скульптурной деревянной лестницей, напоминающей сложенную ленту. Темная на нижних уровнях, она постепенно становится все светлее по мере подъема.

Над террасой «парит» верхний объем, в полу которого предусмотрены отверстия, позволяющие ивам внизу вырасти до этого уровня. Помещения этого блока защищают экраны, которые можно открывать и закрывать, регулируя количество естественного света. «Как если бы вы сидели в тени большого дерева», — комментируют архитекторы. Материалом для конструкции послужил легкий, но прочный алюминий, который выдержит капризы погоды Кейптауна. Отделка имитирует оттенки древесной коры.

«Жилой уровень расположен значительно глубже, чтобы следовать рельефу горы. Это обеспечивает большую конфиденциальность и акустический буфер, создавая ощущение, что вы находитесь на платформе, связанной с окружающими видами, — говорит Филипп Фуше. — Пространство визуально расширяется за счет внутреннего дворика, он обеспечивает вентиляцию, освещение и возможность посадки растений».

Бетонный потолок этого уровня закрыт необработанными досками с выраженной текстурой. Этот акцент поддерживают деревянные полы и облицованная древесиной зона буфетной. Она расположена в блоке, который формирует основу мезонина — в нем обустроен кабинет, попасть в который можно через мост, проходящий по всей длине комнаты.

На самом верхнем уровне, над кронами деревьев, расположена спальня хозяев. Ощущение открытости и воздуха усиливают световые люки и разхдвижные стеклянные стены, а также выбранные материалы — белый мрамор и светлая древесина.

Комфортная жизнь под землёй: обзор удивительных подземных домов.

Многим понравился данный пост http://pikabu.ru/story/u_yetogo_doma_net_obratnoy_storonyi_t_k_khozyain_ochen_khotel_syekonomit_na_otoplenii_5010886 про дом, что у него нет других стен, а вместо этого насыпан огромный земляной холм. Предлагаю вашему вниманию подборку уникальных домов на данную тему.

Современные архитекторы довольно часто проектируют эко-дома. Эти дома, интегрированные в земляной ландшафт, удивят кого угодно.

Хотя это и не очень популярная идея, все же некоторые люди сегодня предпочитают жить под землей. Такая себе альтернатива обычным домам. Будь то решение, основанное на стиле, личных предпочтениях или желании воссоздать кадр из фильма, жизнь в любом из этих домов должна быть просто уникальной.

Удивительный дом был разработан архитекторами компании Make Architects специально для британской звезды футбола Гари Невилла (Gary Neville). Это яркий пример удачного сочетания красивого дизайна и функциональности. Одноэтажная резиденция под землёй занимает около 8000 квадратных метров. Одной из главных целей при проектировании этого дома была идея создать особенное здание, в котором потребление энергии будет сведено к минимуму. Плюс ко всему, это еще должен быть и экологически чистый вариант стандартного дома.

Дом был построен из натуральных материалов и с использованием традиционных методов строительства. Тепловой насос обеспечивает отопление в доме, в то время как фотоэлектрические панели и ветровые турбины генерируют энергию. Дом почти полностью построен на склоне холма, и это позволяет ему легко интегрироваться в окружающую среду. Внешне дом напоминает цветок с комнатами вместо лепестков, которые организованы вокруг центральной кухни. Ночью дом выглядит просто волшебно. Сказочный светящийся цветочек на склоне холма! Интересный и красивый пример того, как природа и работа человеческих рук объединяются в гармоничном здании.

Дом из камня, построенный на склоне холма, результат сотрудничества нидерландских архитекторов из компании SeARCH и архитекторов из компании Christian Muller Architects. Он расположен в швейцарской деревне Vals, и его достаточно трудно обнаружить. К дому ведут две подъездные дороги. У главного входа открываются большие площадки, а второй вход ведет под землю. В круглой стене множество окон, пропускающих солнечный свет и позволяющих любоваться восхитительным горным пейзажем.

Наверное, у большинства людей подземный дом ассоциируется с деревней, в которой жили хоббиты. Эти маленькие существа стали настоящим вдохновением для многих людей. Многие фанаты пытались создать нечто похожее на их маленькие жилища, построенные на склоне холма, и только некоторым удалось создать просто уникальные и замечательные шедевры.

Одним из успешных проектов является первый в мире мотель для хоббитов, расположенный в парке Woodlyn, на Северном острове Новой Зеландии. Он построен из пенополистирольных блоков. Благодаря этому летом в номерах не очень жарко, а зимой не холодно. Интересный и эффективный метод изоляции. Удивительно, но номера довольно просторны. Они также очень хорошо меблированы. В каждом номере есть кухню и душ, а каждый блок может вместить до 6 человек. Мотель также предлагает бар и ресторан.

Дома хоббитов из всемирно известной трилогии «Властелин Колец» стали настоящим символом и вдохновением для многих проектов. В поселке Matamata в Новой Зеландии можно увидеть настоящие дома хоббитов. Это именно то место, где снимались сцены из кинофильма. После того как съемки фильма были завершены, было принято решение оставить некоторые дома хоббитов и использовать их в качестве достопримечательностей для туристов.

В последнее время появилось очень много экопроектов, и экоотели ‒ не исключение. В Италии можно найти удивительный KlimaHotel, разработанный дизайнером Matteo Thun, который ставил перед собой цель создать надежный экологически-чистый отель. Его в точности повторяет отель Bella Vista. Он состоит из 11 отдельных хостелов, плавно встроенных в склоны холма. Строительство началось в 2009 году.

Здания отличаются от других экологически чистыми системами отопления и охлаждения, а также строительными методами. Были использованы местные ресурсы и материалы из близлежащих районов. Что касается архитектуры и дизайна хостелов, то на них сильное влияние оказала местная культура. Акцент был сделан на создание сильной связи с природой, чтобы объединить естественные и искусственные элементы и создать гармоничный образ.

Большинство подземных домов или сооружений были построены на склоне холмов, в соответствии с моделью, предложенной в фильмах о Властелине Колец. Но есть и другие возможные варианты строительства, например, пещера. Очень логичное и простое решение. Замечательный дом находится в городе Фест, штат Миссури. Его построили внутри пещеры из песчаника. Дизайнеры Curt и Deborah Sleeper разработали и реализовали этот проект, который стал для них уютным домом. Интерьер очень современный, используются уникальные текстуры, такие как недостроенные песчаные стены, придающие дому уникальный шарм.

Мало того что место для дома необычное и уникальное, но есть и другие детали, которые делают его отличным примером для подражания. Это энергосберегающий дом, оснащенный геотермальным отоплением и смарт-дизайном, который устраняет необходимость в кондиционировании воздуха. Пещера-дом имеет три комнаты, все с недостроенными стенами. Это дом, который, в некотором смысле, больше похож на музей, нежели на жилой дом.

Расположенный в Швейцарии необычный подземный дом является реализацией новой и оригинальной концепции, связанной с экологичной, прогрессивной архитектурой. Сооружение под названием Earth House Estate Lättenstrasse состоит из девяти домов с разным количеством комнат. Дома гораздо больше, нежели кажутся на первый взгляд. Это в основном потому, что они почти полностью скрыты землей и травой. Создается впечатление, что они появляются из ниоткуда. Дома сгруппированы вокруг небольшого искусственного озера.

В разработке всех домов земля используется в качестве изоляционного «одеяла», которое обеспечивает не только защиту от жары и холода, но и от дождя и ветра. Органические формы этих структур позволят им естественно интегрироваться в окрестностях и стать частью ландшафта.

В большинстве подземных домов, которые строятся на склонах холмов, есть входы, из-за которых они становятся видимыми. Однако дом Malator, расположенный на валлийском побережье – это исключение из правил. Его очень трудно найти, если не знать точное местонахождение, потому что дом почти исчезает в земле. Проект дома принадлежит компании Future Systems. Он был построен в искусственной насыпи и расположен на вершине холма. Благодаря такому месторасположению из окон дома открывается потрясающие пейзажи побережья Уэльса.

Использование материалов, найденных в районе для строительства, ‒ ещё один способ интегрировать дом в окружающий ландшафт. Дом, построенный из них, просто растворится в окружающем пейзаже. Именно поэтому большинство домов на склонах гор и холмов Кикладских островов были построены из камня или дерева.

Дом Алони расположен в красивом районе Кикладских островов. Он должен был соответствовать ландшафту земляных валов и сельскохозяйственных районов. Поэтому в строительстве дома использовались материалы, которые имеют низкое воздействие на окружающую среду и являются эффективными в качестве изоляционных материалов. Дом представляет собой одноуровневую конструкцию площадью 240 квадратных метров. Земляные стены регулируют температуру, зеленая крыша дополнительно обеспечивает изоляцию и помогает дому исчезнуть в окружающем пейзаже.

Большая вилла на склоне холма

Вилла располагалась на вершине холма. С террасы на переднем ее фасаде открывался великолепный вид на Флоренцию; задний же фасад выходил в старый сад, где было мало цветов, но росли живописные деревья, а дорожки, прорезавшие зеленые лужайки, были окаймлены лентами подстриженных кустов самшита. Имелся здесь даже искусственный грот, где серебристая струйка прохладной воды вытекала из «рога изобилия» и с тихим плеском стекала вниз по камням.

Виллу построил в шестнадцатом веке какой-то знатный флорентиец, чьи обедневшие отпрыски продали ее одной английской семье. Эти-то англичане, фамилия которых была Лионард, и пригласили Мэри Пентон пожить здесь какое-то время. Хотя комнаты были просторными, а потолки — высокими, само здание оказалось небольшим, так что Мэри обходилась помощью трех слуг, оставленных ей хозяевами. Мебели здесь стояло немного; она была старинной и выглядела довольно живописно. По комнатам все время гулял сквозной ветер; несмотря на то что центрального отопления не было, владельцы дома устроили в нем пару ванных комнат. И хотя Мэри приехала сюда в последние мартовские, по-зимнему холодные дни, жилось ей в доме не так уж плохо. Теперь уже был июнь, и, когда Мэри не отлучалась куда-нибудь из дому, она до вечера сидела в саду или на террасе, откуда видны были флорентийские соборы и башни.

В первые несколько дней по приезде она устроила себе настоящее пиршество для глаз: утром проводила чудесные часы в галереях Уффици и Барджелло,[1] днем заходила в церкви или бродила по старинным улочкам. В последнее же время Мэри ездила в город редко — разве лишь для того, чтобы выпить чаю или пообедать с друзьями. Ей нравилось сидеть в шезлонге посреди сада и читать какую-нибудь книгу; если же молодой женщине хотелось сменить обстановку, она садилась в свой «фиат» и обследовала пригороды Флоренции. Ничто не могло сравниться красотою с исполненными мудрой простоты тосканскими видами. Когда на тополях появилась зеленая листва, а плодовые деревья в садах зацвели, их яркие цвета составили разительный контраст с серым отливом вечнозеленых олив, и Мэри ощутила, как легко стало у нее на душе. Подобную легкость она уже не надеялась когда-либо почувствовать.

После пережитой год назад трагедии — смерти мужа, после тревожных месяцев, когда она даже не могла никуда уехать, поскольку постоянно была нужна юристам, собиравшим воедино остатки промотанного ее супругом состояния, Мэри была рада принять приглашение семьи Лионард и перебраться в этот величественный старинный дом, чтобы немного прийти в себя и подумать о дальнейшей своей жизни. Позади остались неудачный брак и восемь лет беспокойной жизни. Сейчас Мэри было тридцать; она теперь была обладательницей лишь нескольких великолепных жемчужин и небольшого состояния, годового дохода с которого хватало, чтобы не думать о заработке, правда, в случае соблюдения жесткой экономии. Что ж, все вышло лучше, чем казалось сначала, когда юристы с угрюмым видом уверяли ее, что после уплаты всех долгов мужа ей не останется ни гроша. После проведенных во Флоренции двух с половиной месяцев Мэри чувствовала, что смогла бы, не впадая в панику, пережить и такой оборот событий. Когда она покидала Англию, ее давний друг, пожилой юрист, ласково похлопал молодую женщину по руке и сказал:

— Теперь вам не о чем беспокоиться, моя милая. Набирайтесь сил и постарайтесь окрепнуть духом. Я ничего не говорю о вашей внешности — выглядите вы, несмотря ни на что, прекрасно. Вы молоды и очень красивы, так что не сомневайтесь: вы вступите в новый брак. Однако не выходите больше замуж по любви — это всегда бывает ошибкой; выходите за человека обеспеченного, с устойчивым положением в обществе.

Мэри рассмеялась. Горький опыт семейной жизни отбил у нее всякую охоту когда-либо в будущем взваливать на плечи тяготы семейной жизни; странно было, что сейчас она всерьез задумалась над советом умудренного опытом старого адвоката. Могло случиться так, что принимать решение ей пришлось бы уже в то самое утро. Эдгар Свифт, очевидно, уже ехал к ней сюда, на виллу, — четверть часа назад он позвонил Мэри и сказал, что должен отбыть в Канны, где ему неожиданно назначил встречу лорд Сифэйр, и что перед отъездом ему необходимо срочно встретиться с нею. Лорд Сифэйр занимал пост министра по делам Индии, и вызов к нему мог означать лишь одно: Эдгару в конце концов собрались предложить некую высокую должность, о которой он давно уже мечтал.

Сэр Эдгар Свифт, кавалер ордена «Звезда Индии» второй степени, начинал службу, как и отец Мэри, в индийской администрации и сделал там карьеру. Пять лет он был губернатором Северо-Западных провинций и, когда там начались бунты, продемонстрировал, что способен на многое. К концу этого срока он завоевал репутацию самого одаренного человека в Индии и показал, что обладает качествами, необходимыми руководителю: решительность не мешала ему быть тактичным, а властность — великодушным и сдержанным. Как индуисты, так и мусульмане любили его и доверяли ему.

Мэри знала его с самого детства. Когда умер ее отец — совсем еще молодым! — и они с матерью вернулись в Англию, Эдгар Свифт, приезжая домой на время своих отпусков, каждый раз подолгу бывал в их обществе. Мэри помнила, как ребенком ходила с ним в цирк и на пантомиму, а подростком — в театр и кино. Каждый раз на Рождество и в день ее рождения он присылал ей подарки. Когда девушке было девятнадцать, мать сказала ей:

— На твоем месте я пореже встречалась бы с Эдгаром. Ты не замечала, что совсем вскружила ему голову?

— Он же пожилой человек!

— Ему всего сорок три года! — резко ответила мать.

Однако когда через два года Мэри вышла замуж за Мэттью Пентона, Эдгар подарил ей к свадьбе великолепные индийские изумруды. Тепло отнесся к ней он и тогда, когда узнал, что брак не принес ей счастья. По истечении срока губернаторства Эдгар прибыл в Лондон и, выяснив, что Мэри находится в это время во Флоренции, отправился туда, чтобы нанести ей краткий визит. Когда пребывание его в этом городе затянулось на одну, а потом и на две недели, молодая женщина не могла не догадаться, что он ждет лишь удобного момента, чтобы предложить ей руку и сердце. Сколько лет уже он к ней неравнодушен? Вспоминая прошлое, она пришла к выводу: все началось, когда ей было пятнадцать. Приехав домой в отпуск, Эдгар обнаружил, что она уже не ребенок, а юная девушка. Это многолетнее поклонение было так трогательно! И конечно, союз девятнадцатилетней девушки с мужчиной сорока трех лет — совсем не то, что тридцатилетней женщины с мужчиной, которому пятьдесят четыре. Разница в возрасте больше не казалась ей такой уж значительной. К тому же Эдгар не был теперь незаметным чиновником индийской администрации — он стал человеком влиятельным, и, без сомнения, нелепо было бы думать, что правительство не воспользуется его услугами — ему были обеспечены все более и более высокие посты. Матери Мэри уже не было в живых, и у молодой женщины не осталось на свете ни одного близкого человека; ни к кому она не была так расположена, как к Эдгару.

— Пора бы наконец на что-нибудь решиться, — сказала Мэри вслух.

Эдгар вот-вот должен был приехать. Она обдумывала, где его принять — быть может, в гостиной, о которой упоминали все туристические справочники, поскольку фрески на стенах этой комнаты были творением младшего Гирландайо?[2] Но помещение это, где стояли роскошные канделябры и внушительная мебель эпохи Возрождения, имело слишком помпезный и официальный вид, и молодая женщина подумала, что это придаст ее встрече с Эдгаром ненужную и нелепую торжественность. Лучше принять его на террасе, где Мэри так любила сидеть по вечерам, любуясь открывающимся оттуда видом. Это создало бы у обоих впечатление, что они встретились как будто случайно. Если Эдгар и в самом деле собирается сделать ей предложение, что ж, эта непринужденная и не слишком романтичная обстановка — свежий воздух и чай с печеньем — облегчит им разговор.

Читайте также:  Коричневый пол в ванной комнате: многообразие отделки и дизайнерские приемы
Ссылка на основную публикацию