Бывшая сотрудница из состава высшего руководства Pixar Пам Кервин рассказывает

iКона: Стив Джобс (74 стр.)

Стив существенно облегчил работу специалистов Robertson Stephens, и далеко не последнюю роль в этом сыграла его интуиция, которая помогла ему очень удачно выбрать время. Первичное размещение акций Pixar предполагалось на следующей неделе после выхода фильма «История игрушек» в прокат. Назначив IPO именно в такой момент, Стив мог не разворачивать рекламную кампанию, в процессе которой должностным лицам компании пришлось бы путешествовать по всем крупным городам Соединенных Штатов Америки и пытаться заинтересовать местных биржевых брокеров и руководителей инвестиционных фирм в том, чтобы они расхваливали компанию перед своими клиентами. У Стива появилась возможность воспользоваться преимуществами широкой рекламной кампании, организованной Disney к выходу на экраны «Истории игрушек». Это означало, что каждый инвестор страны непременно услышит имя Pixar в самое подходящее время.

Первичное размещение акций Pixar состоялось в последний четверг ноября 1995 г., ровно через неделю после премьеры фильма. Рано утром избранные представители Pixar появились в офисе компании Robertson Stephens в деловом районе Сан-Франциско. Продажа акций должна была начаться в 7 часов утра (по времени Западного побережья) через виртуальную биржу NASDAQ; на биржевом тиккере компании Pixar присвоили символ PIXR. В операционном зале все было устроено таким образом, чтобы представители компании могли непосредственно наблюдать за всем происходящим.

Бывшая сотрудница из состава высшего руководства Pixar Пам Кервин рассказывает: «Офис Robertson Stephens находился в величественном здании на Маркет-стрит». Она вспоминает, что среди присутствовавших в тот день в офисе компании были Эд Кэтмелл, финансовый директор Pixar Ларри Леви, Джон Лассетер, Ральф Гуггенхайм и Билл Ривс. «Стив задержался, но успел как раз к началу торгов».

Первоначальную стоимость акций Pixar определили в размере 22 долл. Финансовые советники Стива приводили доводы в пользу того, что цена акций компании не должна превышать 12–14 долларов. Стив знал, что чем меньше первоначальная стоимость акций, тем меньше денег получит Pixar, — после первичной продажи акций любое дальнейшее повышение их стоимости увеличивает прибыль биржевых игроков, а компания не имеет непосредственной выгоды от этого. Поэтому Стив настаивал на более высокой первоначальной стоимости акций, а когда он принимает какое-либо решение, спорить с ним бесполезно и даже опасно. Двадцать два доллара — такой была первоначально установленная цена.

Более высокая цена акций означала и более высокий уровень риска. Инвесторы могли решить, что неприбыльная компания просто не стоит того, чтобы платить такие деньги за ее акции. Если бы к концу операционного дня на бирже акции, предложенные на продажу, остались нереализованными, Стиву пришлось бы испытать унижение и пережить очередной провал. Тот факт, что компании не удалось продать все акции, испугал бы инвесторов, и они начали бы сбывать уже купленные акции, что неизбежно привело бы к снижению курса.

В досье Стива, безусловно, можно найти противоречивые данные о его способности прогнозировать события на рынке; один только провал компьютеров NeXT служит ярким доказательством того, что Стив Джобс не застрахован от ошибок. Однако на этот раз он был совершенно прав. Ровно в семь часов на тиккере появилась информация, свидетельствующая об активных операциях с акциями компании Pixar.

Представители Pixar наблюдали за биржевыми брокерами, сидевшими за своими компьютерами. «Среди них были брокеры, которые осуществляли операции именно с нашими акциями, выставленными на продажу через процедуру первичного размещения, — рассказывает Пам, — и они начинали делать жесты друг другу, как только поступало очередное предложение. Мы имели возможность видеть и слышать, как повышается курс наших акций».

Пам до сих пор хорошо помнит все, что тогда происходило: «Команда Pixar, на протяжении десяти лет боровшаяся за выживание, была в эйфории, — каждый про себя умножал количество своих акций на текущую их цену, определяя чистую стоимость своих активов. Чтобы отпраздновать это, мы выпили любимый напиток Стива — свежий морковный сок Odwalla».

Через полчаса после начала торгов акции компании продавались уже по 49 долл. Компании Pixar удалось более чем в два раза увеличить первоначальную стоимость акций.

За кратчайший промежуток времени Стив Джобс получил так называемую «бумажную прибыль»[24], которую предприниматели и высшие руководители компаний (по крайней мере, в Голливуде) называют «плевыми деньгами»; как правило, этих денег хватало, чтобы их обладателю больше никогда не пришлось заботиться о том, что о нем думают другие. Правда, для Стива Джобса мнение других и раньше не играло особой роли, за исключением нескольких людей, финансовому могуществу которых он завидовал — к их числу принадлежали Билл Гейтс, Уоррен Баффет и Ларри Эллисон.

К концу дня цена акций Pixar немного снизилась, но по-прежнему оставалась фантастически высокой — 39 долл. Стив Джобс стал миллиардером.

Адвокат Лоренс Леви, который занимал в компании Pixar пост финансового директора и в значительной мере способствовал проведению первичного размещения акций компании, к концу первого дня торгов получил прибыль в 62 млн. долл. Ему исполнилось тридцать шесть лет.

Адвокат Ларри Сонсини, приятель Стива, вошел в состав совета директоров компании Pixar. Его компания Wilson Sonsini была самой авторитетной адвокатской фирмой в Силиконовой долине; ее услугами пользовались преимущественно начинающие компании из сферы высоких технологий в период своего становления. Специализирующийся на шоу-бизнесе адвокат из Лос-Анджелеса Скип Бриттенхем, тоже ставший его другом, являлся еще одним членом совета директоров Pixar. Сонсини и Бриттенхем стали обладателями пакетов акций, стоимость которых к концу первого дня торгов возросла до 1,1 млн. долл. (каждый).

В самой компании четыре человека получили возможность разбогатеть в результате IPO, но отнюдь не благодаря щедрости Стива. В компании Disney с самого начала настаивали на том, чтобы эти четверо были связаны с Pixar долгосрочными соглашениями, позволявшими, в случае если «История игрушек» окажется успешной, привлечь творческую команду, работавшую над его созданием, к производству других анимационных фильмов для компании Disney. В обмен на свои обязательства каждый представитель четверки (Эд Кэтмелл, Джон Лассетер, Ральф Гуггенхайм, а также технический директор Билл Ривс) приобрел право заключить с компанией соглашение об участии в прибылях, получаемых от проката фильмов. Однако в процессе подготовки к процедуре IPO Стив понял, что эти соглашения инвесторы не одобрят, — они не любят, когда служащие компании запускают руку в карман акционеров.

Такое положение дел разозлило Стива, он искал способ убедить четверку в отказе от участия в прибыли. Но его позиции на переговорах были очень слабы. Ему пришлось принять к сведению имеющиеся соглашения. Когда были определены окончательные условия сделки, Стив со своими тридцатью миллионами акций по-прежнему владел 75 % акционерного капитала компании. Тем не менее, ему пришлось отказаться от контроля над намного большим количеством акций, чем он того хотел. К концу первого операционного дня стоимость акций одного только Джона Лассетера составила 31 млн. долл.

И все же, несмотря на впечатляющие результаты, эти четверо испытывали противоречивые чувства. В коридорах компании можно было увидеть много недовольных людей с мрачными лицами. Некоторые сотрудники компании в один миг стали сказочно богатыми, а у всех остальных (даже у тех, кто работал в ней много лет) появилось ощущение, что их оставили в дураках. Стива резко критиковали за то, что он повел себя как скряга, тогда как мог без труда отблагодарить рядовых служащих компании за их преданность и тяжелый труд.

Один из бывших руководителей Pixar, ушедший из компании задолго до первичного размещения ее акций, выразил свое несогласие со звучавшей критикой. «Стив выписывал чеки из собственной чековой книжки, чтобы удержать каждого служащего на работе в компании. Поэтому мне кажется, что [со стороны сотрудников компании] просто несерьезно говорить “я не получил своей доли”. Мне неизвестны случаи, чтобы у кого-либо из них были основания для получения большего количества акций, чем они имели». По словам этого человека, как и в любой другой компании, каждый сотрудник Pixar уже при приеме на работу знал, имеет ли он право на приобретение акций компании, каким именно будет их количество и когда они перейдут в его собственность. Все было оговорено в трудовом контракте, подписанном компанией с каждым из работников. Этот человек сказал также: «Мы живем в мире, где все говорят: “Это несправедливо, другие получили больше, чем я”».

Безусловно, какой-либо другой генеральный директор мог бы быть более щедрым, но (цитируя тот же источник): «Стив ежемесячно вкладывал деньги в Pixar — даже тогда, когда, казалось, у него не было никакой надежды на то, что его инвестиции когда-либо окупятся». Всего в двух случаях компании, входящие в список Fortune 500, готовы были выкупить Pixar. Однако ни одна из них не предложила за Pixar сумму, эквивалентную вложенной в эту компанию Стивом Джобсом. Стив может быть крайне упрямым, причем настолько, что иногда это вредит его собственным интересам. Более здравомыслящий человек списал бы убытки со счета, радуясь возможности получить хоть что-то, и избавился бы от компании, пока у него еще оставались хоть какие-то деньги. В обоих случаях Стив отказался это сделать.

Читать онлайн “iКона: Стив Джобс.” автора Янг Джеффри С. – RuLit – Страница 139

И такая точка зрения принята каждым здравомыслящим солидным инвестиционным банкиром.

Однако из этого правила было одно исключение: всего несколько месяцев назад компании Netscape Communications удалось сломать существующую систему принципов инвестиционной деятельности. (Как известно, мир тесен, и в нем случается множество неожиданных совпадений. Одним из таких совпадений было то, что Джим Кларк в свое время работал, хотя и совсем недолго, с Элви Реем Смитом и Эдом Кэтмеллом в составе той самой команды, которая занималась компьютерной графикой на Лонг-Айленде и стала впоследствии основой коллектива Pixar.) Компания Netscape вела бизнес всего около года и выпускала программный продукт – браузер, позволявший пользователям путешествовать по просторам сети Интернет, на тот момент еще остававшейся чем-то новым и неизведанным. Компания Netscape не была прибыльной, но все же деловая пресса каким-то образом смогла распознать уникальный потенциал компании в сфере интернет-технологий, развивавшихся чрезвычайно высокими темпами. Журналисты пытались опередить друг друга, описывая в своих статьях самые радужные перспективы дальнейшего развития компании. Шум вокруг Netscape, в свою очередь, обусловил высокий интерес инвесторов к акциям компании. В день, когда акции компании Netscape были выставлены на продажу, их цена равнялась 28 долл., а к моменту прекращения операций на бирже она удвоилась. Стоимость пакета акций, принадлежащих Джиму Кларку, составила полмиллиарда долларов.

Читайте также:  Дизайн обоев в коридоре 20 фото новинок 2020 года

Такие цифры вызвали у более агрессивных инвесторов стремление к поиску возможностей подобного рода. Стив, руководствуясь интуицией, решил несколько сместить акценты. Вместо того, чтобы установить контакты с одной из самых престижных и авторитетных нью-йоркских инвестиционных компаний, Стив, не изменяя своему активному стилю менеджмента, решил работать с одной из местных фирм, что позволило бы ему полностью контролировать процесс IPO. Он навел справки и остановил свой выбор на находившейся в Сан-Франциско компании Robertson Stephens; в самой компании ее называют «небольшой инвестиционной фирмой».

Успех первичного размещения акций мог предопределить всю дальнейшую жизнь Стива. Он не хотел ошибиться в выборе, поэтому обсудил его с представителями некоторых инвестиционных организаций, спросив у них, будут ли они воздерживаться от участия в IPO, если этим процессом займется компания Robertson Stephens, а не другой, более известный инвестиционный банк, скажем, Goldman Sachs&Со. Его заверили в обратном. «Все они сказали, что ребята с Западного побережья справятся с подобной задачей ничуть не хуже. А многие однозначно отдали им предпочтение, поскольку калифорнийские компании гораздо лучше обходились с ними», – рассказывал Стив. Компания Robertson Stephens охотно взялась за дело, а председатель ее совета директоров, Сэнфорд Робертсон, отметил: «Нью-Йоркские компании всегда вступают в игру и просто снимают сливки, принимая только самые лучшие предложения». На этот раз все было по-другому.

Стив существенно облегчил работу специалистов Robertson Stephens, и далеко не последнюю роль в этом сыграла его интуиция, которая помогла ему очень удачно выбрать время. Первичное размещение акций Pixar предполагалось на следующей неделе после выхода фильма «История игрушек» в прокат. Назначив IPO именно в такой момент, Стив мог не разворачивать рекламную кампанию, в процессе которой должностным лицам компании пришлось бы путешествовать по всем крупным городам Соединенных Штатов Америки и пытаться заинтересовать местных биржевых брокеров и руководителей инвестиционных фирм в том, чтобы они расхваливали компанию перед своими клиентами. У Стива появилась возможность воспользоваться преимуществами широкой рекламной кампании, организованной Disney к выходу на экраны «Истории игрушек». Это означало, что каждый инвестор страны непременно услышит имя Pixar в самое подходящее время.

Первичное размещение акций Pixar состоялось в последний четверг ноября 1995 г., ровно через неделю после премьеры фильма. Рано утром избранные представители Pixar появились в офисе компании Robertson Stephens в деловом районе Сан-Франциско. Продажа акций должна была начаться в 7 часов утра (по времени Западного побережья) через виртуальную биржу NASDAQ; на биржевом тиккере компании Pixar присвоили символ PIXR. В операционном зале все было устроено таким образом, чтобы представители компании могли непосредственно наблюдать за всем происходящим.

Бывшая сотрудница из состава высшего руководства Pixar Пам Кервин рассказывает: «Офис Robertson Stephens находился в величественном здании на Маркет-стрит». Она вспоминает, что среди присутствовавших в тот день в офисе компании были Эд Кэтмелл, финансовый директор Pixar Ларри Леви, Джон Лассетер, Ральф Гуггенхайм и Билл Ривс. «Стив задержался, но успел как раз к началу торгов».

Неизвестный Джобс. Часть 2. Обратная сторона тирана

Разумеется, компания Apple была бы обречена, если бы ее лидер Стив Джобс обладал лишь негативными качествами, которые мы подробно описали в первой части нашего цикла. Как и все талантливые и неординарные люди, он является очень неоднозначной личностью. Как можно увидеть из его публичных выступлений, больше всего людей поражает то, каким обаятельным он может быть, если захочет этого. И его коллеги утверждают, что сталкиваются с этим каждый день.

Контрастный характер поведения Джобса был довольно удачно описан знаменитым и труднопереводимым выражением «hero/shithead roller-coaster» (в попытке найти мало-мальски адекватный литературный эквивалент мы смогли родить лишь «геройско-долбо**ские качели»). Данный термин впервые появился во времена компании NeXT и описывает то, как отдельный сотрудник может сначала называться «балбесом», производящим «бесполезное дерьмо», а затем вследствие активной работы над собой – эволюционировать в «гения». Разумеется, такая рабочая атмосфера была под силу далеко не каждой человеческой психике. И те, кто мог выстоять, по-прежнему работают вместе со Стивом, причем некоторые из этих людей входят в топ-менеджмент Apple. Все это было следствием чрезвычайно сложного характера Джобса.

«У Стива всегда все так было: иногда он так любезен, что находиться рядом с ним одно удовольствие, а иногда он настолько разъярен или мрачен, что ни о каком нормальном общении с ним не могло быть и речи, – вспоминает генеральный директор Apple Джил Амелио (Gil Amelio), которого Стив Джобс сменил на его посту после своего возвращения в компанию в 1997 году. – У него такая большая палитра настроений, что ни за что не догадаешься, с каким Стивом ты будешь иметь дело в следующий раз».

Непостоянность и ветреность характера Джобса была отмечена другим его бывшим коллегой, который писал: «У него есть обыкновение менять свое мнение и полностью забывать свое предыдущее мнение по какому-либо вопросу. И это очень странно. Например, он может сказать: «Я люблю белый цвет, белый – самый лучший», а через три месяца заявить: «Черный – самый лучший цвет, белый с ним не сравнится». Он не живет со своими ошибками, они просто испаряются в воздухе». А когда его биологическая сестра Мона Симпсон (Mona Simpson) написала о нем роман, подруга персонажа Тома Оуэнса, прототипом которому послужил Джобс, сказала про него следующее: «Да, он такой. Он всегда забывает».

Однако не все в своей жизни Стив Джобс делает по наитию: некоторые поступки он осуществляет вполне умышленно. Вот что вспоминает о нем бывший директор компании NeXT Пэт Кресин (Pat Crecine): «Стив может доводить людей до слез. Но это не потому, что он такой злой человек: он абсолютно, почти маниакально зациклен на том, чтобы добиваться максимального уровня качества и совершенства». Его бывший коллега Джон Скалли (John Sculley) добавляет: «Он обладает удивительным чувством того, как извлечь из людей тот максимум, на который они способны». И даже сам Стив соглашается с этим: «Моя работа состоит не в том, чтобы любезничать с людьми. Моя работа – использовать ресурсы тех великих людей, которые у нас работают, чтобы сделать их еще лучше».

Помимо «геройско-долбо**ских качелей», еще один часто используемый в Apple метод состоит в «публичных порках». Например, если подразделение компании завалило какой-нибудь проект, не уложилось в сроки или просто не удовлетворяет стандартам Джобса, он просто отправится в этот отдел, перепишет имена его сотрудников и впоследствии либо унизит их на глазах коллег, либо с треском уволит. Многие сотрудники Apple на условиях анонимности признают, что такая практика действительно применяется в компании, и что автором этого метода является именно Стив Джобс. Одним из последних таких случаев стала «публичная порка» сотрудников команды MobileMe, которые допустили несколько досадных ошибок во время запуска продукта на рынок.

Короче говоря, сначала обзывать сотрудника, а затем именовать чуть ли не богом – вот главный инструмент мотивации для Стива Джобса. Однако, несмотря на всю неоднозначность такого подхода, он все-таки работает, причем очень успешно. Когда об этом спросили Стива Возняка, он ответил следующее: «Если положить на одну чашу весов личные качества Стива, а на другую – те великолепные продукты, которые его компания подарила миру, то может быть, кому-то придутся не по душе все эти посягательства на человеческое достоинство или проявления неуважения к людям, которые так усердно работают. Некоторые скажут: «Как же это хреново!». Но с другой стороны, это может быть перевешено всеми теми благами, которые он дал миру».

Еще более интересную сентенцию озвучил бывший сотрудник Apple Жан-Луи Гассе (Jean-Louis Gassée), который приложил руку к отстранению Джобса от должности главы компании в 1985 году:

«Демократия не способна производить великие продукты. Нам нужен компетентный тиран».

Однако когда Стиву это действительно нужно, он может использовать свои чары обольщения, перед которыми неспособен устоять никто. Например, этот инструмент он очень эффективно применяет, когда ему необходимо привлечь на работу какого-нибудь именитого специалиста. Например, когда он приглашал в компанию NeXT дизайнера Энди Херцфельда (Andy Hertzfeld), его первые слова были такими: «Я слышал, что ты самый крутой дизайнер на этой планете». Однако иногда в своей настойчивости он может позволить себе быть грубей. К примеру, переманивая в 1982 году в Apple инженера компании Xerox Боба Беллевила (Bob Belleville), он был предельно откровенен: «Я знаю, что ты отличный специалист, но все, что ты пока успел сделать, – полная туфта. Переходи ко мне».

Сложность характера Джобса не могли испытать на себе и журналисты. Например, редактор газеты Wall Street Journal и журнала Forbes Рич Карлгаард (Rich Karlgaard), который в свое время писал статью о будущем компании NeXT, отмечает: «По телефону г-н Джобс постоянно грубил и угрожал, сыпля такими выражениями: «Держись подальше от меня», «Не катайся на велосипеде один по темным переулкам». Однако через некоторое время автор все же признавался: «Америка любит Стива Джобса. Я тоже его люблю его, хотя не пойму, с чего бы». Сложность характера Джобса не могла не вызывать сложные эмоции у его собеседников. И хотя глава Apple славится своим пренебрежительным отношением к журналистам, воспринимая их как насекомых, те же самые журналисты не оставляют его в покое и искренне ликуют, если им удастся взять у него интервью.

Читайте также:  как повесить кухонный шкаф на стену из гипсокартона Делай дачу

Тем не менее, когда в 1997 году Стив Джобс вернулся в Apple, произошло невероятное: бывший хам и деспот преобразился в терпеливого, корректного и рассудительного руководителя. Например, бывшая сотрудница студии Pixar Памела Кервин (Pamela Kerwin) писала в своей статье за 1997 год: «Раньше, прежде чем ты успеешь произнести первые три слова, он обязательно тебя перебьет и скажет: «А вот что я думаю по этому поводу». Теперь все изменилось. Он стал все чаще внимательно выслушивать собеседников, и вообще теперь он выглядит более расслабленным и зрелым».

Сам Стив признал эти метаморфозы в своем интервью за 1998 год, в котором он заявил:

«Когда год назад нам пришлось уволить из Apple несколько человек, мне было очень тяжело. Намного тяжелей, чем раньше. Я поступил так, потому что это моя работа. Но когда я смотрю на людей в таких ситуациях, я воспринимаю их как пятилетних детей. И я думаю о том, как такой сотрудник сейчас придет домой и скажет своей жене и детям, что его уволили. А также я думаю, что через 20 лет то же самое может случиться и с моими детьми. Раньше я никогда не воспринимал это так лично».

Изменения, произошедшие со Стивом Джобсом за время его отсутствия в Apple, нашли свое отражение в книге Моны Симпсон «Обычный парень» (A Regular Guy). По ее мнению, бывшего тирана усмирил крах его грандиозных планов, связанных с компанией NeXT, а также появление в его жизни любимой женщины и новой семьи.

Президент Pixar Эд Кэтмелл – о принципах формирования творческой команды

За 35 лет существования киностудии Pixar приходилось преодолевать множество преград и сложностей. Но те принципы управления персоналом, которые применяли ее основатели в самом начале пути, позволили развить и сохранить уникальную корпоративную культуру. Президент Pixar Эд Кэтмелл в своей книге «Корпорация гениев» подробно рассказывает о них.

В 2006 году киностудия Pixar была продана Walt Disney Pictures. «Впервые за все годы совместной работы Pixar и Disney человек из Disney поинтересовался, как нам удалось сделать свою компанию столь непохожей на другие», — пишет в своей книге Эд Кэтмелл. Для Pixar этот год стал одним из самых сложных в ее многолетней истории, и проблема как раз заключалась в том, чтобы сохранить эту «непохожесть» на других. Как сделать так, чтобы слияние двух компаний не подавило уверенность людей и у них не возникло мыслей о том, что происходящие изменения ведут к худшему?

Чтобы сохранить корпоративную культуру Pixar, основатели компании создали известный документ под названием The Five Year Social Compact — список того, что в Pixar должно остаться по-прежнему. Помимо пунктов, описывающих компенсационную, кадровую политику, распределение отпусков и премий, в нем также содержались другие интересные пункты, например, касающиеся свободы самовыражения сотрудников: персонал Pixar волен указывать на визитках свои имена и должности так, как считает нужным, а также имеет право украшать на свой вкус личное пространство в офисе. Содержались в списке и «жесткие» пункты, которые, впрочем, для работников Pixar не были неожиданными. В частности, один из них гласил, что никому из сотрудников, включая руководство, не положены выделенные парковочные места. «Место занимает тот, кто приехал раньше».

Чтобы понять, по каким принципам строилась команда Pixar, какие сложности она преодолевала и как сумела не утратить оригинальность, надо, конечно, прочитать всю книгу. В «Корпорации гениев» автор описывает весь жизненный путь киностудии — с 1979 года, когда она была основана, и до момента смерти Стива Джобса, который выкупил ее в 1986 году за $5 млн.

Сегодня роскошная штаб-квартира Pixar в Сан-Франциско для сотрудников — не просто офисное здание, а настоящее профессиональное сообщество. «Стив всегда хотел, чтобы эти стены помогали нашей работе, создавая возможности для плодотворного сотрудничества», — пишет автор. Территория включает футбольное поле, волейбольную площадку, бассейн и даже амфитеатр на 600 мест.

Первое, что удивляет посетителей «Стив Джобс билдинг» (официальное название штаб-квартиры Pixar), – это то, что компания ценит все способы самовыражения сотрудников. Сам Эд Кэтмелл неотъемлемой частью успеха киностудии определяет избыточность, пренебрежение правилами и прихоть.

Каждая из 13 глав книги описывает определенный принцип корпоративной культуры Pixar. Мы остановимся лишь на некоторых из них.

3 принципа управления творческой командой в Pixar

– Любой сотрудник имеет право на рабочий контакт со своим коллегой на любом уровне, в любое время, не боясь выговора.

Во время работы над «Историей игрушек» руководители производственного подразделения боялись выпустить ситуацию из-под контроля, так как понимали, что на них возложена серьезная ответственность. Команде был подан сигнал: если вам есть, что сказать, говорите это через непосредственного начальника. Этот «микроменеджмент с добрыми намерениями» вызывал раздражение у технического персонала. В процессе руководство поняло, что допустило ошибку — спутало коммуникационную структуру с организационной.

В творческом коллективе коммуникации не должны проходить согласования по иерархической цепочке, говорит Эд Кэтмелл. Эффективная схема: сотрудники общаются напрямую друг с другом, а затем рассказывают менеджеру о результатах.

– Механизм Braintrust как возможность последовательного движения к совершенству и искоренения посредственности.

Раз в несколько месяцев в Pixar проводятся собрания Braintrust. На них оцениваются все фильмы, находящиеся в работе. По словам Эда Кэтмелла, они представляют собой апофеоз откровенного общения, которое возникает в результате взаимодействия увлеченных людей.

На собраниях сотрудники выявляют проблемы и работают с ними. Формат собраний и количество участников варьируются в зависимости от проблемы. Но всегда остается в основе самый важный элемент — искренность тех, кто участвует в Braintrust.

– Одновременное решение двух задач — установка полезных для результата ограничений и решение относительно того, как сделать их предельно понятными.

Многие ограничения определяются реальностью: конечное число ресурсов, сроки окончания работы, колебания в бизнес-климате и др. И все они не поддаются контролю. Но те внутренние ограничения, которые мы можем наложить на бизнес сами, являются инструментом, позволяющим что-то исправлять и совершенствовать в своей работе. Людям приходится думать о рационализации своего труда. Ограничения дают возможность пересмотреть методы работы и стимулируют двигаться к новым высотам креативности.

3 цитаты из книги

  1. «Очевидные плюсы исключительных личностей состоят в том, что они любят заниматься инновациями и идти вперед. Благодаря им ваша компания — а, следовательно, и вы сами — выглядите гораздо лучше».
  2. «Существует довольно быстрый способ определить, как относятся к неудачам в вашей компании. Спросите себя, что происходит в случае обнаружения ошибки. Замыкаются ли люди в себе вместо того, чтобы вместе разобраться в причинах проблемы и найти способы избежать ее в будущем?»
  3. «Говорить правду сложно для креативной компании — но это единственный способ добиться результата. Работа менеджера состоит в том, чтобы наблюдать за динамикой происходящего».

Данные книги

Эд Кэтмелл, Эми Уоллес «Корпорация гениев: Как управлять командой творческих людей», издательство «Альпина Паблишер», Москва, 2014

Основатель Pixar покидает студию из-за обвинений в домогательствах‍

Главный креативный продюсер компании The Walt Disney Джон Лассетер в конце 2018 года уйдет в отставку. Сооснователь сверхуспешной анимационной студии Pixar был заподозрен в харассменте в ноябре прошлого года.

Сразу девять бывших сотрудниц Pixar рассказали в интервью The Times о том, что в компании была создана сексистская атмосфера, в которой женщинам было тяжело строить свою карьеру. Мужской коллектив во главе с Лассетером постоянно отпускал грубые комментарии в отношении женщин, а также позволял себе неуместные прикосновения и объятия.

Сам Лассетер хорошо известен тем, что на публике вел себя излишне весело и в качестве приветствия старался обнимать практически всех: подчиненных, звезд, журналистов и даже поклонников. Еще в 2011 году The Wall Street Journal опубликовал фоторепортаж с объятиями Лассетера. Репортеры издания подсчитали, что в один из дней он поучаствовал в 48 объятиях.

Тем не менее, эта манера поведения Лассетера осталась без внимания, так как дальше этого он не заходил. Однако обвинения, высказанные полгода назад, имели другую интонацию и по времени совпали с пиком активности движения #MeToo, созданного на фоне обвинений известного голливудского продюсера Харви Вайнштейна в изнасилованиях и сексуальных домогательствах.

Сам Лассетер после обвинений ушел в полугодовой отпуск, заявив, что такой большой перерыв даст ему возможность научиться лучше себя контролировать, и его длительные каникулы будут связаны с «неправильным поведением».

Вернувшись из отпуска, Лассетер объявил о своем уходе из Disney и Pixar.

«Последние шесть месяцев позволили мне глубоко задуматься о своей жизни, карьере и личных приоритетах, — сказал создатель Pixar в публичном заявлении. — Хотя я и продолжаю посвящать себя искусству анимации и вдохновляться талантом сотрудников Pixar и Disney, я решил, что конец этого года будет правильным моментом для того, чтобы сосредоточиться на других целях. Я горжусь тем, чего достигли две самые важные анимационные студии под моим руководством, и очень им благодарен за то, что они следовали за моей мечтой вместе со мной».

В течение полугода боссы компании Disney буквально разрывались и не могли решить, что делать в этой ситуации. Талант Лассетера не подвергается сомнению, и колоссальный успех Pixar и Disney случился в основном благодаря ему. Однако в свете последних событий с Харви Вайнштейном и наличия такого мощного движения, как #MeToo, компания подвергалась репутационному риску. По всей видимости, стороны за полгода смогли прийти к компромиссу.

The Wall Street Journal со ссылкой на знакомого с ситуацией источника пишет, что руководить анимационным подразделением Disney и Pixar теперь будут два разных человека.

Читайте также:  Как обустроить кухню? Эффективные советы и фото

Основными кандидатами на эти должности являются одна из режиссеров «Холодного сердца» Дженнифер Ли и постановщик «Головоломки» Пит Доктер.

Из числа большого коллектива художников, продюсеров и руководителей в отсутствие Лассетера именно Ли и Доктер принимали самые ответственные творческие решения.

Многие сотрудники обеих студий не хотели бы возвращения Лассетера на руководящую должность — самые молодые из них склоняются к мнению, что его возвращение станет сильным ударом по движению #MeToo. Впрочем, некоторые работники, напротив, подчеркивают, что не находили ничего неприемлемого в действиях Лассетера и в связи с его уходом крайне обеспокоены будущим компании и американской анимационной индустрии в целом.

До недавнего времени Disney, по информации СМИ, рассматривал возможность использования его «творческого потенциала» в той или иной форме, однако теперь с креативным продюсером было решено разорвать любые отношения начиная с 2019 года.

61-летний соучредитель Pixar был не только одним из ценнейших сотрудников Disney, но и в принципе являлся чуть ли не главным креативным продюсером в Голливуде. После того, как 13 лет назад Disney купил Pixar, именно Лассетер отвечал за возрождение анимационного подразделения корпорации — и под его руководством вышли такие хиты, как «Зверополис» и «Холодное сердце».

Лассетер выступал в качестве исполнительного продюсера и в выходящем на следующей неделе сиквеле «пиксаровской» «Суперсемейки». Режиссер ленты Брэд Берд на премьере в Лос-Анджелесе в разговоре с журналистами растерянно отметил, что знает о ситуации «не больше их».

«Джон активно участвовал в создании фильма. Disney никогда бы не взялся за «Суперсемейку», если бы Джон нас тогда не взял под крыло», — добавил Берд.

Под эгидой Disney Animation на осень запланирован релиз ленты «Ральф против интернета», которую также курировал Лассетер. Кроме того, в 2019-м должны выйти «Холодное сердце: Заговор в королевстве» и «История игрушек 4» — для последнего фильма Лассетер написал сценарий.

brenik

Brenik

Разумеется, компания Apple была бы обречена, если бы ее лидер Стив Джобс обладал лишь негативными качествами, которые мы подробно описали в первой части нашего цикла. Как и все талантливые и неординарные люди, он является очень неоднозначной личностью. Как можно увидеть из его публичных выступлений, больше всего людей поражает то, каким обаятельным он может быть, если захочет этого. И его коллеги утверждают, что сталкиваются с этим каждый день.

Контрастный характер поведения Джобса был довольно удачно описан знаменитым и труднопереводимым выражением «hero/shithead roller-coaster» (в попытке найти мало-мальски адекватный литературный эквивалент мы смогли родить лишь «геройско-долбо**ские качели»). Данный термин впервые появился во времена компании NeXT и описывает то, как отдельный сотрудник может сначала называться «балбесом», производящим «бесполезное дерьмо», а затем вследствие активной работы над собой – эволюционировать в «гения». Разумеется, такая рабочая атмосфера была под силу далеко не каждой человеческой психике. И те, кто мог выстоять, по-прежнему работают вместе со Стивом, причем некоторые из этих людей входят в топ-менеджмент Apple. Все это было следствием чрезвычайно сложного характера Джобса.

«У Стива всегда все так было: иногда он так любезен, что находиться рядом с ним одно удовольствие, а иногда он настолько разъярен или мрачен, что ни о каком нормальном общении с ним не могло быть и речи, – вспоминает генеральный директор Apple Джил Амелио (Gil Amelio), которого Стив Джобс сменил на его посту после своего возвращения в компанию в 1997 году. – У него такая большая палитра настроений, что ни за что не догадаешься, с каким Стивом ты будешь иметь дело в следующий раз».

Непостоянность и ветреность характера Джобса была отмечена другим его бывшим коллегой, который писал: «У него есть обыкновение менять свое мнение и полностью забывать свое предыдущее мнение по какому-либо вопросу. И это очень странно. Например, он может сказать: «Я люблю белый цвет, белый – самый лучший», а через три месяца заявить: «Черный – самый лучший цвет, белый с ним не сравнится». Он не живет со своими ошибками, они просто испаряются в воздухе». А когда его биологическая сестра Мона Симпсон (Mona Simpson) написала о нем роман, подруга персонажа Тома Оуэнса, прототипом которому послужил Джобс, сказала про него следующее: «Да, он такой. Он всегда забывает».
Однако не все в своей жизни Стив Джобс делает по наитию: некоторые поступки он осуществляет вполне умышленно. Вот что вспоминает о нем бывший директор компании NeXT Пэт Кресин (Pat Crecine): «Стив может доводить людей до слез. Но это не потому, что он такой злой человек: он абсолютно, почти маниакально зациклен на том, чтобы добиваться максимального уровня качества и совершенства». Его бывший коллега Джон Скалли (John Sculley) добавляет: «Он обладает удивительным чувством того, как извлечь из людей тот максимум, на который они способны». И даже сам Стив соглашается с этим: «Моя работа состоит не в том, чтобы любезничать с людьми. Моя работа – использовать ресурсы тех великих людей, которые у нас работают, чтобы сделать их еще лучше».

Помимо «геройско-долбо**ских качелей», еще один часто используемый в Apple метод состоит в «публичных порках». Например, если подразделение компании завалило какой-нибудь проект, не уложилось в сроки или просто не удовлетворяет стандартам Джобса, он просто отправится в этот отдел, перепишет имена его сотрудников и впоследствии либо унизит их на глазах коллег, либо с треском уволит. Многие сотрудники Apple на условиях анонимности признают, что такая практика действительно применяется в компании, и что автором этого метода является именно Стив Джобс. Одним из последних таких случаев стала «публичная порка» сотрудников команды MobileMe, которые допустили несколько досадных ошибок во время запуска продукта на рынок.
Короче говоря, сначала обзывать сотрудника, а затем именовать чуть ли не богом – вот главный инструмент мотивации для Стива Джобса. Однако, несмотря на всю неоднозначность такого подхода, он все-таки работает, причем очень успешно. Когда об этом спросили Стива Возняка, он ответил следующее: «Если положить на одну чашу весов личные качества Стива, а на другую – те великолепные продукты, которые его компания подарила миру, то может быть, кому-то придутся не по душе все эти посягательства на человеческое достоинство или проявления неуважения к людям, которые так усердно работают. Некоторые скажут: «Как же это хреново!». Но с другой стороны, это может быть перевешено всеми теми благами, которые он дал миру».

Еще более интересную сентенцию озвучил бывший сотрудник Apple Жан-Луи Гассе (Jean-Louis Gassée), который приложил руку к отстранению Джобса от должности главы компании в 1985 году:

«Демократия не способна производить великие продукты. Нам нужен компетентный тиран».

Однако когда Стиву это действительно нужно, он может использовать свои чары обольщения, перед которыми неспособен устоять никто. Например, этот инструмент он очень эффективно применяет, когда ему необходимо привлечь на работу какого-нибудь именитого специалиста. Например, когда он приглашал в компанию NeXT дизайнера Энди Херцфельда (Andy Hertzfeld), его первые слова были такими: «Я слышал, что ты самый крутой дизайнер на этой планете». Однако иногда в своей настойчивости он может позволить себе быть грубей. К примеру, переманивая в 1982 году в Apple инженера компании Xerox Боба Беллевила (Bob Belleville), он был предельно откровенен: «Я знаю, что ты отличный специалист, но все, что ты пока успел сделать, – полная туфта. Переходи ко мне».

Сложность характера Джобса не могли испытать на себе и журналисты. Например, редактор газеты Wall Street Journal и журнала Forbes Рич Карлгаард (Rich Karlgaard), который в свое время писал статью о будущем компании NeXT, отмечает: «По телефону г-н Джобс постоянно грубил и угрожал, сыпля такими выражениями: «Держись подальше от меня», «Не катайся на велосипеде один по темным переулкам». Однако через некоторое время автор все же признавался: «Америка любит Стива Джобса. Я тоже его люблю его, хотя не пойму, с чего бы». Сложность характера Джобса не могла не вызывать сложные эмоции у его собеседников. И хотя глава Apple славится своим пренебрежительным отношением к журналистам, воспринимая их как насекомых, те же самые журналисты не оставляют его в покое и искренне ликуют, если им удастся взять у него интервью.
Тем не менее, когда в 1997 году Стив Джобс вернулся в Apple, произошло невероятное: бывший хам и деспот преобразился в терпеливого, корректного и рассудительного руководителя. Например, бывшая сотрудница студии Pixar Памела Кервин (Pamela Kerwin) писала в своей статье за 1997 год: «Раньше, прежде чем ты успеешь произнести первые три слова, он обязательно тебя перебьет и скажет: «А вот что я думаю по этому поводу». Теперь все изменилось. Он стал все чаще внимательно выслушивать собеседников, и вообще теперь он выглядит более расслабленным и зрелым».

Сам Стив признал эти метаморфозы в своем интервью за 1998 год, в котором он заявил:

«Когда год назад нам пришлось уволить из Apple несколько человек, мне было очень тяжело. Намного тяжелей, чем раньше. Я поступил так, потому что это моя работа. Но когда я смотрю на людей в таких ситуациях, я воспринимаю их как пятилетних детей. И я думаю о том, как такой сотрудник сейчас придет домой и скажет своей жене и детям, что его уволили. А также я думаю, что через 20 лет то же самое может случиться и с моими детьми. Раньше я никогда не воспринимал это так лично».

Изменения, произошедшие со Стивом Джобсом за время его отсутствия в Apple, нашли свое отражение в книге Моны Симпсон «Обычный парень» (A Regular Guy). По ее мнению, бывшего тирана усмирил крах его грандиозных планов, связанных с компанией NeXT, а также появление в его жизни любимой женщины и новой семьи.

Ссылка на основную публикацию