Как живет топменеджер ИКЕА?

Квартира неделиДвухкомнатная квартира топ-менеджера IKEA на «Маяковской»

Как выглядит дом руководителя подразделения интерьерного дизайна IKEA в России

Фотографии и текст

Вика богородская

Рой Хеслинг работает в IKEA уже более 11 лет. Получив образование дизайнера интерьеров в Нидерландах и основав свою компанию, он понял, что хочет поделиться опытом с мебельным гигантом. За время сотрудничества Рой успел открыть первый магазин IKEA в Нью-Йорке, поработать разработчиком ассортимента в Швеции и прийти к должности руководителя подразделения дизайна интерьеров в России. В Москве Рой уже больше года, в его обязанности входит работа с дизайнерами в 14 магазинах на территории страны и тренинг менеджеров, занимающихся дизайном интерьеров.

ГОРОД

ХОЗЯева

МЕТРАЖ

ЭТАЖ

ПОТОЛКИ

КОМНАТЫ

Съёмное жильё на «Маяковской» помогли найти в компании. Роя привлекли район, белые стены, деревянный пол и большие окна. Привезти с собой мебель ему не разрешили, поэтому большая часть мебели была куплена в IKEA. Тем не менее в квартире можно встретить как вещи с барахолки или Измайловского рынка вроде журнального столика и ковра, так и привезённые из Марракеша аксессуары. По мнению Роя, важно создавать интерьер с учётом места, в котором живёшь. Поэтому, например, он очень ценит советское пианино, оставшееся от хозяина. Оно придаёт пространству характер и хорошо вписывается в шведский дизайн — советский и шведский стили вообще имеют много общего. Рой также считает, что важно разбавлять мебель из IKEA предметами интерьера, которые будут отвечать ценностям и характеру конкретного человека, чтобы не было ощущения, будто живёшь в мебельном шоу-руме.

Рой любит коллекционировать вещи. В Голландии у него хранится солидный запас предметов мебели и внушительная библиотека. В России он решил продолжить коллекционирование. На полках стоят произведения его друга, голландского художника, и пробки от бутылок шампанского, которые были открыты по особым случаям. На стене у дивана висят картины, нарисованные его дедом. В стеклянном шкафу Рой хранит часы отца и дяди, очки родителей и другие сувениры. Он считает, что коллекционировать вещи вообще очень по-русски: это связано с тем, что в советское время из-за постоянной нехватки вещей было принято ничего не выбрасывать.

Плитка в ванной и кухонный гарнитур изначально выглядели потрёпанными. Рой не стал их менять, но решил сместить акценты — в кухню поставил стеллаж из необработанного дерева, а в ванной повесил чёрную шторку. Рой не видит смысла делать полноценный ремонт, потому что через несколько лет съедет с квартиры. Такая позиция лежит в основе устойчивого развития, которого придерживается Рой и продвигает IKEA: во главу угла ставятся разумный подход к тратам, бережливость и заботливое отношение к окружающей среде. Несмотря на недостатки интерьера, Рой считает эту квартиру своим настоящим домом.

Скромный миллиардер. Как Ингвар Кампрад создал IKEA и отказался от нее

Ингвар Кампрад родился 30 марта 1926 года в провинции Смоланд на юге Швеции. Несмотря на дислексию, уже в раннем детстве будущий миллиардер обнаружил в себе навыки предпринимателя, начав торговать спичками. Ребенок смекнул, что можно немного подзаработать, если продавать поштучно соседям скупленные оптом на распродаже спичечные коробки. В последующие годы Кампрад чем только не торговал: ягоды, семена, рыба, новогодние украшения, канцтовары. Торговля шла в том числе через почтовые каталоги. В 1943 году, когда ему исполнилось 17 лет, он основал компанию IKEA. Первые две буквы — это инициалы предпринимателя, две последние пришли из названия семейной фермы Elmtaryd и местного прихода Agunnaryd. Через пять лет Кампрад добавил в свой каталог мебель местных производителей. Спрос на нее так впечатлил бизнесмена, что вскоре он целиком сосредоточился на торговле товарами для дома.

Озарение Кампрада

Бизнес рос, Кампрад нанимал сотрудников. Один из них — Свен Гёте Ханссон — предложил гениальную идею: создать шоурум и выставлять в нем мебель. Так появился первый центр IKEA — в старом здании мастерской в городе Эльмхульт. Постепенно Кампрад отошел от торговли чужой мебелью, IKEA организовала собственное производство, сама разрабатывала дизайн.

А в какой-то момент пришло озарение. Один из сотрудников IKEA открутил ножки у стола, который необходимо было упаковать и отправить клиенту. Так была «изобретена» знаменитая сборная мебель, которая не занимает много места при перевозке и позволяет экономить на доставке и упаковочных материалах. Не менее революционной оказалась идея предложить покупателям самостоятельно собирать мебель. Во-первых, для IKEA стоимость сборки тем самым сокращалась до нуля. Более того, сам того не подозревая, Ингвар открыл важную психологическую особенность людей, которую ученые позже назовут «эффектом IKEA».

Чем больше усилий требуется от потребителя для получения определенного товара или услуги, тем более ценными они кажутся.

Этот эффект успешно используется в коммерции: это и очередь, которую нужно отстоять, чтобы купить и без того дорогую сумку Hermes, и необходимость получить рекомендации от двух участников закрытых лондонских клубов, чтобы войти в их число, и наборы Lego, которые нужно собрать, и, конечно же, мебель от IKEA.

Кампрад экономил не только на сборке мебели. Предприниматель проповедовал крайне скромный образ жизни, того же требовал от подчиненных. В своих мемуарах и интервью он утверждал, что всегда старался летать эконом-классом, долгие годы ездил на недорогой модели Volvo, останавливался в бюджетных отелях и покупал еду у фермеров перед закрытием рынков — так он мог выторговать скидку. Экономил Кампрад и на налогах: несколько десятилетий он прожил в Швейцарии, за что подвергался критике на родине. Спустя годы New York Times обнаружила интересные подробности этой «скромности»: по дорогам Швейцарии Кампрад разъезжал на Porsche, а дом, в котором он жил, был роскошной виллой на берегу Женевского озера.

Читайте также:  Имитация кирпичной кладки своими руками

Как бы то ни было, бережливость прочно вошла в ДНК IKEA, в которой даже топ-менеджеры исписывали листы бумаги с обеих сторон. Подтверждение тому можно найти в ее финансовых отчетах (компания не публична, но публикует основные показатели). В 2018 ее выручка (учитываются продажи товаров и услуг, а также рентный доход) составила €38,8 млрд. Денежные средства, накопленные на счетах к концу 2017 года — в том числе за счет системной экономии — составляли €23 млрд или 43% от активов, при том, что товары в производстве и на складах — всего лишь 4%. Это невероятно маленький показатель для ретейлера, у которого 422 магазина в 50 странах мира. С точки зрения долговой нагрузки компания находится в крайне комфортном положении: подушка безопасности в виде наличных превышает все долги компании в десять раз.

Наследие Кампрада

Если на что-то Кампрад никогда не скупился, так это на услуги юристов — в этом он сам признавался в интервью Forbes. Юристы понадобились Кампраду, чтобы создать сложную систему владения и управления IKEA, состоящую из трастов и фондов. Еще в 1980-х он фактически разделил бизнес-империю на две составляющие: IKEA Group и Inter IKEA. Первая управляет большинством магазинов и торговых центров IKEA, работая при этом по франшизе. Франчазером бренда выступает Inter IKEA — собственник торговой марки и концепции IKEA, получающий лицензионные платежи от всех франчайзи. В случае IKEA Group, как писали в 2000-х СМИ, речь идет о 3% от оборота. Конечный собственник IKEA Group — траст Ingka Stichting Foundation, зарегистрированный в Нидерландах, а Inter IKEA — Interogo Foundation из Лихтенштейна.

Зачем понадобилась такая сложная структура? Журнал The Economist в 2006 году писал, что с помощью трастов и благотворительных фондов Кампрад попросту минимизирует налоговую нагрузку. Антиглобалистская организация Attac (создана для исследования размеров налогов, уплачиваемых транснациональными корпорациями) подсчитала, что налоговые выплаты IKEA Group в 2012 году составили €695 млн, что соответствует общей налоговой ставке в 17,8%. Inter IKEA заплатила €58 млн налогов, что соответствует 11,6%. В обоих случаях речь идет о крайне низких для большинства мировых экономик уровнях налоговой нагрузки. А шведский телеканал SVT в 2011 году заявлял, что один только траст Interogo позволит IKEA к 2031 году сэкономить на налогах от €2,3-3,2 млрд. Сам Кампрад утверждал, что его основная цель была куда благороднее: защитить IKEA от поглощения или возможных семейных конфликтов.

Трасты Ingka и Interogo принадлежат сами себе, но семья Кампрад сохраняет места в органах управления (сам Ингвар отошел от оперативного управления IKEA только в 1998 году, из советов директоров вышел вовсе в 2013-ом). Формально оба траста — благотворительные. Но большая часть их средств реинвестируется в бизнес IKEA — в этом и заключался один из элементов налоговой экономии, писал The Economist. Впрочем, филантропией IKEA тоже занимается, правда, в более скромных масштабах. Например, Ingka Stichting ежегодно вкладывает около €150 млн в партнерские программы. В 2017 году один из крупнейших грантов на €40 млн получила коалиция We Mean Bussines, поддерживающая инициативы в сфере «зеленой» энергетики. Interogo занимается прямыми и венчурными инвестициями (через структуру Nalca, которая поддерживает компании Северного региона) и вкладывает средства в недвижимость и финансовые активы.

«Я отдал IKEA. Мы сохранили контроль в компании, но теперь у нас нет денег», — приводит слова Кампрада, якобы сказанные его сыновьям еще в 1980-х, один из биографов бизнесмена.

Это не совсем так. После реструктуризации IKEA семья Кампрада сохранила в собственности холдинг Ikano Group, зарегистрированный в налоговой гавани Кюрасао, входящей в состав Нидерландских Антильских островов. Ikano Group занимается банковским и страховым бизнесом, девелопментом, а также развивает IKEA в Юго-Восточной Азии и Мексике. Холдинг принадлежит сыновьям Кампрада: Йонасу, Матиасу и Петеру. Forbes оценивает их совокупное состояние в $3,3 млрд. Это существенно меньше цифры в $28 млрд, в которую Forbes оценивал состояние Кампрада до того, как в 2011 году его юристы с документами на руках не доказали, что основной бизнес IKEA безвозвратно передан в трасты. И совершенно несравнимы эти цифры с тем состоянием, которое оставил после смерти экономный Кампрад. Как сообщили шведские налоговые органы, оно составляет 1,24 млрд шведских крон (примерно $140 млн). Половину этой сумы поровну разделят между собой три сына основателя IKEA и их приемная сестра Анника Кильблом. Вторая половина будет фактически подарена Швеции и направлена на поддержку предприятий Норрланда — северного региона страны.

Своими руками!

Популярные публикации

Только посмотрите, как живет топ-менеджер кампании ikea. это невероятно!

Только посмотрите, как живет топ-менеджер кампании ikea. это невероятно!

Возьмем частный случай — глава испанского подразделения. Интересно же узнать, на чем он спит, на чем сидит? Куда складывает вещи?

Думаете, он как и вы, ворочается на икеевском матрасе, сетуя на хлипкий каркас?

И сколько раз в год ему приходится менять табуреты на кухне? А еще пресловутые стеллажи…

На сколько он преданный фанат своей конторы? Или, как глава АВТОВАЗа, выпускает «Калины», а ездит на чем-то другом?

1. Домик у озера.

2. Скромный деревянный дом в пригороде Стокгольма:

3. Прихожая в сельском шведском стиле. В этой части дома IKEA нет:

4. Секретер архаичный. А вот с ручками что-то не так:

5. Входим на кухню. Стул? Наверное, икеевский. Гарнитур и резная скамейка — вряд ли.

6. На таком диване хочется подремать

7. Столешница. Странно, почему глава ИКЕА не выбрал столик из своего толстенного каталога, а предпочел вот этот грубый артефакт:

8. Таких люстр в IKEA не бывает:

Читайте также:  Газовые камины: экология превыше всего.

9. Гостиная — 100 % икеевский вариант, если бы не старинный сундук и кресло-качалка:

10. Обожаю скрип деревянных ступеней: ))

11. Детская спальня. Старинная мебель

12. Среди античного шика две детских кроватки из ИКЕА:

13. И маленький ночничок тоже оттуда. Но мне, конечно, милее старинная тумба с треснувшей столешницей:

14. Спальня взрослая. Кровать — ИКЕА, остальное — вроде нет. И вид из окна! ))

15. Старинная шведская печь:

16. Кушетка у окна (не IKEA).

17. Ванная в кантри-стиле:

18. Семья:

Photos by El Mueble.

Получается, западный топ-менеджмент гораздо скромнее в желаниях, чем наш?

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

home_and_garden

Home and Garden

Стильный и комфортный дом

Как живет топ-менеджер ИКЕА?

Возьмем частный случай – глава испанского подразделения. Интересно же узнать, на чем он спит, на чем сидит? Куда складывает вещи?
Думаете, он как и вы, ворочается на икеевском матрасе, сетуя на хлипкий каркас?
И сколько раз в год ему приходится менять табуреты на кухне? А еще пресловутые стеллажи.
На сколько он преданный фанат своей конторы? Или, как глава АВТОВАЗа, выпускает “Калины”, а ездит на чем-то другом?

1. Домик у озера. Хозяин – ведущий дизайнер и глава IKEA в Испании:

2. Скромный деревянный дом в пригороде Стокгольма:

3. Прихожая в сельском шведском стиле. В этой части дома IKEA нет:

4. Секретер архаичный. А вот с ручками что-то не так:

5. Входим на кухню. Стул? Наверное, икеевский. Гарнитур и резная скамейка – вряд ли.

6. На таком диване хочется подремать

7. Столешница. Странно, почему глава ИКЕА не выбрал столик из своего толстенного каталога, а предпочел вот этот грубый артефакт:

8. Таких люстр в IKEA не бывает:

9. Гостиная – 100 % икеевский вариант, если бы не старинный сундук и кресло-качалка:

10. Обожаю скрип деревянных ступеней: ))

11. Детская спальня. Старинная мебель:

12. Среди античного шика две детских кроватки из ИКЕА:

13. И маленький ночничок тоже оттуда. Но мне, конечно, милее старинная тумба с треснувшей столешницей:

14. Спальня взрослая. Кровать – ИКЕА, остальное – вроде нет. И вид из окна! ))

15. Старинная шведская печь:

16. Кушетка у окна (не IKEA).

17. Ванная в кантри-стиле:

Сделаем вывод, что хозяин этого дома – не активный фанат собственной конторы. Икеевское представлено, но не тотально, скорее приличия ради. А в целом – негламурный милый кантри-стиль.

Представьте теперь дачу главы подразделения того же “АВТОВАЗА”. ))

Получается, западный топ-менеджмент гораздо скромнее в желаниях, чем наш?

Как живет топ-менеджер ИКЕА?

Возьмем частный случай – глава испанского подразделения. Интересно же узнать, на чем он спит, на чем сидит? Куда складывает вещи?

Думаете, он как и вы, ворочается на икеевском матрасе, сетуя на хлипкий каркас?

И сколько раз в год ему приходится менять табуреты на кухне? А еще пресловутые стеллажи.

На сколько он преданный фанат своей конторы? Или, как глава АВТОВАЗа, выпускает “Калины”, а ездит на чем-то другом?

1. Домик у озера. Хозяин – ведущий дизайнер и глава IKEA в Испании:

2. Скромный деревянный дом в пригороде Стокгольма:

3. Прихожая в сельском шведском стиле. В этой части дома IKEA нет:

4. Секретер архаичный. А вот с ручками что-то не так:

5. Входим на кухню. Стул? Наверное, икеевский. Гарнитур и резная скамейка – вряд ли.

6. На таком диване хочется подремать

7. Столешница. Странно, почему глава ИКЕА не выбрал столик из своего толстенного каталога, а предпочел вот этот грубый артефакт:

8. Таких люстр в IKEA не бывает:

9. Гостиная – 100 % икеевский вариант, если бы не старинный сундук и кресло-качалка:

10. Обожаю скрип деревянных ступеней: ))

11. Детская спальня. Старинная мебель:

12. Среди античного шика две детских кроватки из ИКЕА:

13. И маленький ночничок тоже оттуда. Но мне, конечно, милее старинная тумба с треснувшей столешницей:

14. Спальня взрослая. Кровать – ИКЕА, остальное – вроде нет. И вид из окна! ))

15. Старинная шведская печь:

16. Кушетка у окна (не IKEA).

17. Ванная в кантри-стиле:

18. Семья:

Photos by El Mueble.

Представьте теперь дачу главы подразделения того же “АВТОВАЗА”. ))

Получается, западный топ-менеджмент гораздо скромнее в желаниях, чем наш?

Есть идеи: восемь принципов основателя IKEA

Ингвару Кампраду удалось совершить революцию в мебельной индустрии. Паренек из фермерской семьи, родившийся в 1926 году в одном из самых отсталых в ту пору районов Швеции — Смоланде, на момент своей смерти был восьмым богачом мира — принадлежавшие ему активы в денежном эквиваленте составляли $58,7 млрд. Он прошел путь от развозчика спичек до владельца компании, имеющей магазины в 49 крупнейших странах мира с ежегодным доходом порядка €50 млрд.

Как это ему удалось?

С самого начала своего пути в бизнесе Кампрад умел делать многое, располагая самыми ограниченными ресурсами. В семь лет он ездил с отцом в Стокгольм, покупал там по оптовой цене спички, а потом разъезжал на велосипеде по окрестным хуторам, продавая их гораздо дороже. Всю прибыль он реинвестировал в закупку новой продукции. К подростковому возрасту ассортимент его «разъездной лавки» заметно вырос — он продавал еще и рыбу, елочные украшения, семена, канцелярские товары.

IKEA была создана 17-летним юношей на скопленный за эти годы капитал и небольшую сумму, которую отец подарил ему за то, что он успешно окончил школу (и это при том, что в детстве Кампрад страдал от сильной дислексии). Первым предметом мебели, которым торговал открывшийся в Эльмхульте магазин, были незамысловатые кухонные столы, которые делал дядя предпринимателя Эрнст. Для доставки мебели находчивый предприниматель, вынужденный работать в глухом сельскохозяйственном районе, использовал единственный доступный транспорт — грузовики, которые развозили молоко.

Читайте также:  красочная шторка для ванной комнаты

Идея, которая обогатила компанию, заключалась в следующем: сделать доступным широким слоям покупателей то, что считалось предметом роскоши. В 1940-е годы в Европе мебель, как и веком ранее, была дорогой — молодая семья не могла обставить дом на собственные средства: шкафы и кровати переходили от отца к сыну на протяжении нескольких поколений. С самого начала IKEA демпинговала настолько отчаянно, что ее даже пытались бойкотировать крупные шведские производители мебели. Чтобы удешевить производство и логистику, Кампрад освоил производство разборной мебели, которую удобно было перевозить в плоской упаковке, а затем одним из первых стал открывать производственные площадки в других странах. Оказалось, что покупатели могут собрать мебель не хуже фабричных рабочих, а производить мебель в развивающихся странах выгоднее, чем в Швеции.

Экономят в IKEA не только на доставке и сборке мебели, а буквально на всем. Ключевая составляющая корпоративной культуры IKEA — строгая экономия. Кампрад подавал сотрудникам личный пример — летал только экономклассом, останавливался в дешевых отелях и не прибегал к услугам мини-баров, закупая еду и напитки в близлежащих супермаркетах. Его 15-летняя Volvo, на которой он передвигался в последние годы, стала легендой, а в одном из интервью он заявлял, что покупает одежду на блошином рынке. При этом Кампрад основал благотворительный фонд Stichting INGKA Foundation, который, по данным журнала The Economist, является одной из богатейших в мире благотворительных организаций.

С самого начала компания делала ставку на стильный и одновременно практичный дизайн. Этим обусловлено большое число прямых линий в ее предметах, их эргономичность, позволяющая устанавливать их в скромных объемах городской квартиры. А поскольку IKEA стремилась удешевить производство и логистику, предоставив покупателям собирать мебель самим, ее конструкторы сделали главным принципом простоту — мебель должна собираться по простой схеме из небольшого числа деталей, которые практически невозможно перепутать друг с другом или поставить на неправильное место. А в марте 2017-го IKEA даже предложила новый тип мебели, которая собирается «без единого гвоздя» — в течение нескольких минут покупатель закрепляет все детали в пазах, где они прочно удерживаются при помощи продуманных соединений.

Появляясь на новом для себя рынке, компания всегда следует нескольким правилам. Прежде всего она использует только местное сырье (к слову, на долю IKEA приходится около 1% всей применяемой в коммерческих целях в мире древесины). Кроме этого, она меняет как сам предлагаемый набор продуктов, так и методы продвижения. Например, в Китае, куда компания пришла в 1998 году, она стала предлагать предметы мебели меньших размеров, чем в Европе и США, поскольку метраж квартир в КНР в среднем меньше, а потолки ниже. Если на Западе магазины IKEA располагаются в основном возле крупных шоссе (поскольку средний клиент компании здесь, как правило, водит машину), то в Китае, где средний класс передвигается в основном на общественном транспорте и велосипедах, магазины располагались на окраинах крупных городов, вблизи железнодорожных станций. Все это основывалось на скрупулезном изучении образа жизни китайцев, который предшествовал появлению магазинов компании в КНР.

В России IKEA стала одним из крупнейших девелоперов коммерческой недвижимости, открыв по всей стране 14 огромных торговых центров «Мега» — магазины IKEA в них лишь «якорный арендатор».

Так говорил Кампрад в 2006 году. IKEA очень рано оценила все выгоды глобализации. Уже к 2000 году компания представляла собой в основном дизайн-бюро, которое заказывало изделия по своим чертежам целому конгломерату поставщиков (1721 производителю в 53 компаниях). 17% ее продукции она закупала в Швеции, по 9% — в Китае и Польше, дальше шли Германия, Италия и т.п. Сегодня в мире действуют 411 магазинов IKEA, расположенных в 49 странах. В 1973 году бизнесмен покинул Швецию в знак протеста против высоких налогов и долгое время жил в Швейцарии. И только весной 2014 года Кампрад все-таки вернулся в Швецию и поселился в Эльмхульте, где расположена штаб-квартира IKEA.

В 1994 году были опубликованы письма руководителя «Нового шведского движения» (действовавшая в Швеции в первой половине 1940-х профашистская организация) Пера Энгдаля, из которых выяснилось, что Кампрад был близким другом Энгдаля и состоял в этом движении. Кампрад не стал игнорировать обвинений, посыпавшихся на него со страниц прессы. Сперва он обратился ко всем сотрудникам IKEA с письмом, где называл участие в поддерживавшей нацизм организации «величайшей ошибкой своей жизни». Несмотря на то что многие (в частности, еврейские диаспоры в разных странах) призывали бойкотировать его бизнес, дела IKEA почти не пострадали.

В 2013 году Кампрад отошел от управления компанией и передал место у руля младшему из трех сыновей — 43-летнему Матиасу, который возглавил компанию Inter IKEA Holding, которой принадлежит бренд IKEA (два других сына стали руководителями в других ассоциированных с IKEA компаниях). Но, возможно, за этой идиллической передачей власти в действительности стояли не слишком симпатичные события. В книге «IKEA: двигаясь в будущее» бывший директор компании Леннарт Дальгрен рассказал о том, что необычайная экономность (если не сказать — скаредность) основателя IKEA в 2013 году привела его на поле юридических баталий с тремя сыновьями. Несколько лет сыновья боролись в суде с отцом, который не желал отдавать им свои миллиарды. Завершились тяжбы «полюбовным» соглашением, по которому патриарх согласился отойти от дел. Доли наследства, которые перейдут его сыновьям после его смерти, официально пока не раскрывались.

Ссылка на основную публикацию