Больше пространства

5 базовых правил дизайна, следование которым сделает маленькую комнату просторной

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Психолог Дженнифер Кросс (Jennifer E. Cross) из Университета Колорадо уверена: куда больше чем размер помещения на человека влияет его обстановка. При правильном подборе отделки, мебели и декора можно визуально увеличить пространство комнаты на треть, а это уже неплохо.

AdMe.ru собрал 5 наиболее действенных способов добавить несколько квадратных метров при помощи дизайнерских решений.

1. Светлая база и яркие акценты

Ремонт в скандинавском стиле идеально подходит для небольшой комнаты, поскольку он создает впечатление открытого, наполненного воздухом пространства. Стены и потолок необязательно должны быть чисто белыми, главное — выбирать светлые пастельные тона. Яркие сочные краски и темные элементы лучше оставить для декора или второстепенных предметов мебели: полок, комодов.

Вот еще несколько важных нюансов для отделки маленького помещения:

  • Глянцевая краска или обои предпочтительнее матовых — блики отраженного света зрительно увеличивают размер помещения.
  • Холодные оттенки визуально расширяют пространство, в отличие от теплых.
  • Орнаменты на обоях или декоративных панелях допустимы, но только маленькие — крупные узоры подходят исключительно для больших помещений.
  • Узоры из ромбов или прямоугольников на полу заставляют взгляд «споткнуться», лучше выбирать однотонное светлое покрытие.
  • Зонирование цветом стен не лучший вариант для нескольких квадратных метров, потому что это дробит пространство на еще более мелкие части.
  • Раздвижные двери вместо обычных сэкономят место и позволят разместить мебель вплотную ко входу.

2. «Невесомая» мебель

Основное правило при подборе мебели для маленькой комнаты — она не должна загромождать пространство, которого и без того немного.

Вот что действительно поможет визуально расширить стены и «поднять» потолок:

  • Стеклянная и акриловая мебель (столик, полки) выглядит очень воздушной и не крадет ни метра пространства. Не бойтесь использовать стекло — если оно качественное и закаленное, биться и повреждаться такая мебель не будет.
  • Диван и шкаф на ножках — открытый пол воспринимается как продолжение свободной площади, даже если никак не используется. Интересная альтернатива — подвесная мебель, которая как будто парит в воздухе.
  • Открытые светлые стеллажи без боковых стенок пропускают свет и воздух, но не выглядят массивными.
  • Простые конструкции воспринимаются более миниатюрными (например, стандартная кровать подойдет для маленькой спальни лучше, чем софа с крупными подлокотниками и подушками).
  • Постарайтесь расставить мебель вплотную к стенам, чтобы сэкономить площадь в центральной части комнаты.

3. Игра с освещением

Освещение — один из основных инструментов дизайнеров интерьера. При помощи правильного освещения можно скорректировать определенные минусы:

  • «Поднять» потолок поможет ряд точечных светильников с направленными на него лучами света.
  • Расширит пространство отраженный и рассеянный свет: вместо одной люстры по центру потолка используйте несколько настенных светильников, свет которых будет отражаться на разных поверхностях.
  • Чтобы комната казалась более длинной, достаточно разместить настенные светильники в горизонтальный ряд на одной из коротких стен.

Использование торшеров и настенных бра наполняет пространство глубиной и объемом.

Больше пространства

В разделе: Ремонт | и в подразделах: уют. | Автор-компилятор статьи: Лев Александрович Дебаркадер

Сегодня в разделе «Ремонт» мы поговорим про увеличение пространства в доме. Про то, как это сделать на практике — и к каким результатам это приведёт.

Увеличение пространства в доме — зачем? Понятное дело, это нужно, чтобы жильё выглядело просторнее. Но зачем это надо? Ведь некоторые люди любят простор, а некоторые — тесный уют… На самом деле увеличение пространства увеличит уют в любом случае. Ведь фактически исходная площадь, исходное пространство не меняется. Меняется лишь наше восприятие. Так что и любители простора, и любители тесноты только выиграют, если применят советы из этой статьи.

Вам всё равно нужен тесный уютный уголок? Тогда вы можете следовать нашим советам наоборот! И ручаемся — более тесного уголка вам не найти ?

Не верите? Проверьте интересные советы на практике и напишите отзывы в комментариях!

Существует два подхода к увеличению пространства в доме. Первый — дизайнерский, второй — конструктивный. Первый проще и может быть воплощён в уже существующем доме, второй сложнее, и лучше всего реализуется при строительстве. Однако может быть использован и в уже готовых и обставленных мебелью комнатах.

Дизайнерский подход к увеличению пространства. 11 советов

Начнём с самого начала. Главный совет по увеличению пространства в любом помещении — это чистота. Хлам, который валяется на любой горизонтальной поверхности очень сильно сокращает пространство. Причём, как вы догадываетесь, зависимость простая — чем больше хлама, тем больше пространства.

Вы можете возмутиться: «А если это художественный беспорядок?» Вполне возможно. Но здесь нужно учесть два момента:

  • а) даже художественный беспорядок, приближающийся к хаосу, уменьшает пространство;
  • б) хлам, которым вы не пользовались более недели — это не художественный беспорядок.

Так что здесь совет прост: любые вещи, которые не использовались в течение 1-2 недель, должны лежать в отдельно взятом чулане. В каком угодно беспорядке. Следовательно, закономерность: чем меньше вещей в комнате, тем просторнее она выглядит.

Далее у нас следуют целых четыре совета, которые касаются мебели. Это:

2. Используйте многофункциональную мебель — и стол, и стул, и кровать, и кресло, и гладильная доска и т.д. одновременно. Кстати, мебель дешевле заказать под себя, чем покупать готовую. А лишнюю мебель можно выкинуть..

3. Придвиньте всю громоздкую мебель как можно ближе к стенам. Зачем? Потому что существует закономерность: чем больше пола видно, тем шире кажется пространство. Следовательно, отодвинутая максимально мебель откроет наибольшее количество пространства.

4. Маленькой комнате — маленькая мебель. Для чего? Всё из-за той же закономерности, когда пространство связано с открытыми участками пола.

5. По возможности мебель должна быть того же цвета, что и стены (т.е. краска, обои или чем они украшены). Конечно, этого добиться трудно… Но стремиться стоит. Зачем? Закономерность проста: насколько цвет мебели и стен совпадает, настолько мебель зрительно сливается со стенами. А поскольку стены дальше мебели, то кажется, что пространства стало больше.

Глядя на предыдущий совет, можно спросить: «А какого цвета должны быть стены?» На что мы ответим следующим советом по увеличению пространства: стены и потолок должны быть как можно более светлыми. Почему? Как ни странно, обычно свет ассоциируется с пространством. А темнота — с теснотой. Так устроен наш ум

Поэтому осветляем, осветляем и ещё раз осветляем.

В этом ключе можно рассмотреть следующий, седьмой совет по увеличению пространства в доме: в комнату должно попадать как можно больше света. Почему? Вспомним предыдущую закономерность: темно = тесно, светло = просторно. А чтобы было светло, должны быть источники света.

Поэтому даже если у вас маленькие окошки, то стоит потратиться на хорошее дневное освещение. По возможности рассеянное.

Также свет отлично отражают не только светлые поверхности, но и зеркала.

Кстати про зеркала, следующий совет: сделайте зеркальную стену (например, дверцы у шкафа) или просто зеркало на всю стену. Почему такое большое зеркало? Потому что в этом случае ваша комната увеличится (зрительно) минимум в 2 раза. Ведь зеркало помимо отражения света, отражает ещё и комнату. Вещи. Пространство. А последнее — и есть наша цель.

Кстати, обратите внимание: кучи вещей, отражённые зеркалом, удваивают своё количество

Между прочим, с кучей вещей связан ещё один совет: старайтесь, чтобы ваш маршрут из комнаты в комнату, ваш обычный путь, был свободным. Когда человек может галопом проскакать из гостинной на кухню, не сбив и не обрушив ничего, то это создаёт ощущение большого пространства.

Также стоит уменьшить количество декорирующих элементов на стенах, поскольку они обычно темнее стен — и уменьшают пространство. Конечно же, без искусства жизнь — не жизнь. В этом случае выход прост — сделать одну центральную композицию (картину, мозайку), а остальные стены оставить свободными.

Ах, да, одиннадцатый совет про мебель… Чуть не забыли. Лучше всего, если горизонтальные поверхности (столы, стулья, полки и т.д.) будут прозрачными. Это и свет пропустит, и пола будет больше видно.

Разобравшись с дизайнерским подходм, рассмотрим, как увеличить пространство в доме конструктивно.

Конструктивный подод к увеличению пространства. Примеры

Основная идея: закруглённое пространство кажется больше. Пространство может быть закруглено по периметру:

А может быть закруглено по вертикали:

Комбинация обоих вариантов даёт ощущение намного большего пространства. Есть такая история (из книги «Философия самана. Теория и практика»):

Владельцы такого закруглённого дома развлекались, задавая вопросы своим друзьям, занимающимся арендой и продажей жилья. Вопросы звучали очень похоже: «Как вы думаете, какова площадь этого дома?» Обычные ответы — от 17 до 32 м 2 , в среднем 23 м 2 . Какова площадь дома на самом деле? 11 м 2 .

Итак, эффективный диаметр круга равняется эффективному диаметру квадрата. При этом площадь квадрата явно больше (28 %). Так что если вы находитесь на стадии строительства дома, то самое время задуматься: 28 % площади — это почти треть расходов на дом. Возможно, стоит сделать дом круглым? И сэкономить?

Дополнительный бонус — не только экономия, но и увеличение пространства.

Вы можете сказать: «Да ладно, это всё теория. А на практике хоть кто-то в мире это сделал?» На что мы ответим: «Таки да, сделал ? «. В качестве примеров можно было бы показать сотни фотографий круглых домов (даже на нашем сайте, например, в статье «Дом хоббита — воплощение мечты«). Но мы не будем пользоваться этим нечестным приёмом ? Тем более что органическая архитектура не всем нравится.

Поэтому примеры у нас — из вполне традиционного строительства. Нетрадиционен именно подход к увеличению пространства в доме.

Первый пример — это дом из Израиля. Конечно, помимо оригинальности формы, это ещё и дом с нулевым энергопотреблением. Но сейчас нас интересует именно увеличение пространства. Снаружи дом выглядит так:

Как видите, используется изгиб пространства. Площадь дома остаётся минимальной. Но вот зрительный результат… Который, кстати, поддерживается и минимумом мебели, и светлыми стенами, и дополнительным освещением из приёмов нашей первой части. В общем, хорошая идея для подражания.

А вот пример из более близкой Франции. Цель архитекторов — сблизить людей с природой. Для её реализации создаются такие вот мини-дома:

Естественно, при такой площади дома (куда, кстати, помещаются необходимые компоненты инфраструктуры) было бы весьма тесно жить, если бы не обоснованный выше наклон стен:

Кстати, хорошая идея: наклон стен можно скомбинировать с обычными (или необычными) книжными полками.

При прочтении этой статьи, особенно второй её части, может возникнуть вопрос: «Как это сделать в городской квартире?» На что мы ответим — не просто, но и не сложно.

Например, подобный эффект можно обеспечить, «закруглив» углы между стеной и потолком.

Как этого добиться? Это можно сделать полками, это можно сделать монолитным бетоном / глиной; для этого подойдут (на крайний случай) гипсокартонные панели. Результат один — нижние углы становятся меньше, а пространство увеличивается.

Кстати, не пугайтесь: обычно этот эффект достигается в домах и квартирах с помощью мебели, расставленной по углам. Но одно дело — интуитивно делать шаги в этом направлении, а другое дело — подойти к расширению пространства с теоретически обоснованной точки зрения.

Полюса и «большие пространства»

Понятие полюса в многополярной перспективе

От рассмотрения философских основ теории многополярно­сти перейдем к ее стратегическим аспектам. Начнем с того, что понимается под «полюсом» в стратегическом смысле.

Во-первых, многополярность по контрасту с однополярностью и однополярной глобализацией (в узком — американско-империалистическом, и широком — общезападном, смыслах), предполагает, что карта будущего мира должна быть структурирована таким образом, чтобы на ней находилось несколько центров силы, не обладающих абсолютным превосходством в отношении друг друга и позволяющих разным обществам (вплоть до микроуровня) осуществлять свободный выбор блока, к которому примкнуть. Этих полюсов должно быть больше двух. Это принципиально. Данное положение вытекает из анализа фактического положения дел. В настоящее время ни у одной из крупных держав, или даже блока крупных держав, недостаточно потенциала, чтобы предъявить права на единоличное стратегическое оппонирование мощи США и стран НАТО.

Двухполярный мир завершился распадом СССР, и после СССР никаких серьезных претендентов на статус второго полюса нет. Поэтому французский политик Юбер Видрин предложил после 1991 г. пользоваться не термином «сверхдержава» (применительно к США), а «гипердержава», чтобы подчеркнуть ее асимметричное превосходство, тогда как в противостоянии двух «сверхдержав» до конца соблюдалась определенная симметрия (по крайней мере, в стратегическом потенциале).

Ни современная Россия, ни Китай (как наиболее подходящие кандидаты на статус «второго полюса») не способны мобилизовать те мощности и ресурсы, которые были бы достаточны для конкуренции с США в стратегической сфере. У России проблемы с экономикой, демографией и нерешенностью многих социальных проблем, а Китаю, у которого с этими моментами все обстоит, наоборот, весьма благополучно, недостает природных ресурсов и развитой ядерной инфраструктуры. О других претендентах на второй полюс говорить не приходится. Из этого и вытекает стратегическая модель многополярного мира.

Читайте также:  Выписка ЕГРН на квартиру

Если сейчас нет ни одной державы, которая была бы способна бросить вызов единоличной доминации США в мировом масштабе, то необходимо создать коалицию нескольких блоков, которые, преследуя в региональном контексте собственные стратегические интересы и противореча в чем-то друг другу, даже будучи основаны на различных цивилизационных типах и идеологиях, могли бы организовать одновременно несколько полюсов, объединенных главной стратегической идеей: блокированием американской гегемонии .

Однако в том состоянии, в котором находятся сегодня отдель­ные страны, практически все они не подходят на роль полюса даже в собирательной и множественной трактовке. Полюс многополярного мир, как и сам этот мир, должен быть составным, т. е. представлять собой результат стратегической интеграции . Иными словами, стратегический полюс многополярного мира должен быть предварительно создан.

Теоретически полюс многополярного мира должен представлять собой мощное военное, экономическое, демографическое, политическое, географическое и цивилизационное образование, которое было бы способно осуществить стратегическую интеграцию прилегающих к нему территорий, выступая как результирующий вектор широкого спектра региональных интересов и представляющих их совокупно перед лицом глобализма и однополярности, осознанных как вызов. При этом такой полюс заведомо должен быть достаточно дифференцированным по внутренней структуре, чтобы служить центром притяжения для разнообразных, часто противоречивых, региональных держав и политических сил. И вместе с тем он должен быть способен выстроить систему стратегического партнерства с другими потенциальными полюсами многополярного мира — даже теми, с которыми существуют локальные разногласия.

Структурным примером того, что могло бы стать типичной формой полюса многополярного мира, является Евросоюз. Это политическое пространство, объединенное цивилизационно, исторически, культурно, экономически, социально, энергетически и т. д. При том, что Европа была ареной кровопролитного противостояния европейских держав, их агрессивного соперничества, жесточайших мировых войн, ее территория — «европейское место» — была постепенно интегрирована и через серию сложных и проблематичных ситуаций вышла на уровень федеральной государственности, во главе которой стоит сегодня, пусть символический, но президент (Херман Ван Ромпей).

Геополитически идентичность Европы является двойственной, в ней наличествуют как атлантистские (морские), так и континенталистские (сухопутные) черты и, соответственно, центры сил. Атлантистская идентичность Европы выражается в том, что она в целом поддерживает однополярную модель, но стремится обеспечить распределение ролей в рамках «ядра» («Богатого Севера»), чтобы при проведении глобальной стратегии Вашингтон учитывал и европейские интересы («многосторонний подход» — multilateralism). Континенталистская идентичность Европы (представленная традиционно, в первую очередь, Францией и Германией, а также другими крупными промышленными странами — Италией и Испанией) вполне сочетается именно с многополярным подходом, предполагает стремление к независимости от США и ограничению американской гегемонии в мировом масштабе, к превращению Европы в самостоятельный геополитический центр силы, к созданию социально-политической системы не столько на основе либерализма, сколько на принципах социал-демократии (не англо-саксонский индивидуализм, но европейская континентальная социальность и солидарность), к созданию собственных европейских вооруженных сил, и, в конечном итоге, к превращению Европы в самостоятельный полюс. Если допустить, что континентальная идентичность в Европе берет верх над атлантистской, в лице Евросоюза мы в перспективе получаем законченный полюс многополярного мира.

Аналогичный евроинтеграции сценарий можно представить себе и в иных зонах мира. Интеграция постсоветского простран­ства вокруг России на сходных принципах — одна из версий создания нового полюса. Принципиальными моментами здесь является интеграция России с Белоруссией и Украиной на западе и Казах­станом на юге, с созданием вокруг этих четырех «ядерных» государств гибкого интеграционного поля, привлекательного для соседних стран — как входивших ранее в состав СССР, так и не входивших (Болгария, Румыния, Словакия, Сербия, Македония на западе, Монголия на востоке).

Аналогичные полюса в ходе региональной интеграции могут создаваться и уже создаются и в иных зонах. Китай и Индия по своим демографическим показателям уже представляют собой почти готовые полюса. Колоссальный экономический потенциал Японии и некоторых других тихоокеанских драконов (Южная Корея, Сингапур, Тайвань) позволяет предположить их возможную коалицию, которая также может при определенной конфигурации претендовать на статус полюса. В более отделенной перспективе полюсами могут стать арабский мир, интегрированная Латинская Америка и Транссахарская Африка.

Полюсом многополярности не может быть отдельное взятое национальное государство. В некоторых ситуациях (Китай, Индия, Россия) национальное государство может стать ядром интеграции , в других случаях (Евросоюз, Тихоокеанский регион, Латинская Америка, арабский мир) интеграция будет складываться вокруг нескольких ядер. Но во всех случаях для того чтобы получить законченный полюс, необходимо пройти путь стратегического объединения довольно разнородных территорий.

Если представить себе формирование таких региональных полюсов в ходе интеграционных процессов на региональном уровне и допустить, что их уже два или три (кроме США и зоны их приоритетного влияния в пределах двух Америк), то мы получаем реальный остов многополярного мира, который фундаментально ограничит американскую гегемонию и поставит на пути «однополярной глобализации» весьма существенную преграду. И даже если каждый из этих полюсов будет по одиночке сильно уступать мощи США, их совокупный потенциал и слаженная дипломатическая позиции может радикально изменить общую структуру миропорядка.

Понятие «большого пространства» как оперативный концепт многополярности

Философия многополярности такова, что даже в условиях региональной интеграции (при создании полюса многополярного мира) она требует учета многообразия локальных обществ как органических и культурных явлений. Поэтому для выстраивания многополярного миропорядка и осуществления интеграционных процессов необходим особый концептуальный инструментарий, более гибкий и дифференцированный, нежели жесткие модели национальной государственности, пусть и воспроизводимые в формате нескольких стран. Совсем не обязательно и даже не целесообразно присоединять одни страны к другим или создавать на основе нескольких стран новые государства. Такой подход несет на себе отпечаток европейского универсализма Нового времени, а именно этому и стремится противостоять многополярная философия. Поэтому гораздо полезнее оперировать с другими концептами, которые будут корректно описывать интеграционные процессы и обосновывать их на стратегическом уровне. В этом случае оптимально подходит выдвинутый Карлом Шмиттом принцип «большого пространства» 31 (разработанный на основании опыта американской интеграции и глубинного переосмысления тезиса Карла Хаусхофера).

Концепт «большого пространства» в теории многополярно­сти играет центральную роль. Он подчеркивает стратегический масштаб интеграции, устанавливает ее параметры, определяет конкретные цели, описывает необходимый минимум территорий, демографических и экономических показателей, уровень энергетической обеспеченности, культурные и исторические границы земель, подлежащих интеграции. Но при этом намеренно не утверждает ничего конкретного относительно формы государственного устройства, политической системы или административного управления этим создающимся «большим пространством». Любая конкретизация может пойти только во вред. Более того, разные «большие пространства» могут быть политически организованы совершенно по-разному. В одном случае они могут объединиться в общую государственность, в другом — полностью сохранить уже существующие административно-политические формы, в третьем — переформатировать общую зону на основании новых (например, культурных, религиозных или этнических) установок. Важен не правовой статус новой интегрированной структуры, но ее стратегическая композиция, ее границы, центры управления, масштаб и размах.

«Большое пространство» может стать принципом всей многополярной стратегии. Многополярный мир должен мыслиться как порядок «больших пространств». Не одного глобального общего пространства, но мозаики из нескольких зон.

Концепт «большого пространства» может быть масштабирован. В своем максимальном выражении он может совпадать с концептом полюса — одного из нескольких в рамках общей многополярной системы. Но это самый крайний случай. Как правило, реалистичный взгляд на баланс сил и интересов в нашем мире подсказывает, что интеграционных зон может быть несколько больше , нежели полноценных полюсов, но при этом намного меньше , нежели официально признанных государств. Полюс многополярного мира может состоять из нескольких больших пространств, сохраняющих в его структуре относительную самостоятельность, подобно тому, как внутри самого «большого пространства» будет сохраняться автономия более мелких единиц — государств, этнических и религиозных групп и т. д.

Статус цивилизация и принцип «империи»

Если бросить взгляд в историю, что в качестве прецедента «больших пространств» можно взять две формы социальной интеграции: 1) культурную, выражением которой является цивилизация , и 2) политическую, проявляющуюся в форме империи . Цивилизация представляет собой «большое пространство», которое объединено философией, культурой, образом мыслей, терминологиче­ским аппаратом, на основании одного или нескольких языков, в некоторых случаях религией или культом, однако в ней отсутствует стратегическое единство и централизованное управление. Империя, в первую очередь, — это именно единство и централизация с точки зрения политической власти, а культурная близость обществ, входящих в империю, вторична и производна.

Обе исторические формы «большого пространства» отличаются сочетанием (в принципиально разных пропорциях) локального разнообразия (форм управления, организации, этнической и религиозной идентичности и т. д.) и общего для всех единого начала. На основании цивилизации могли строиться империи (например, Александром Македонским), а исчезнувшие империи оставляли после себя общее цивилизационное поле (например, исламский мир после распада халифата). Это показывает, что «цивилизация» и «империя» являются исторически взаимообратимыми явлениями: одно может сосуществовать с другим или возникать на месте другого. Это чрезвычайно важное замечание показывает, что между цивилизацией (культурным единством) и империей (политиче­ским единством) существует непрерывность. И воплощается эта непрерывность в пространственном выражении: и цивилизация, и империя представляют собой «большие пространства» в геополитическом и социологическом смысле; общества, располагающиеся в пределах этого пространства, имеют в своих структурах некоторые сходные парадигмальные элементы. Если учесть, что общество как раз и производит пространство (А. Лефевр) и что его структуры отражают и одновременно конституируют пространство, эта закономерность становится легко объяснимой. Все исторические «большие пространства» (как империи, так и цивилизации) располагались в конкретных географических зонах с плавающими границами, но общим ядром и общей пространственной структурой. Поэтому можно утверждать, что некогда единые территории на новом историческом витке могут быть вновь, рано или поздно, интегрированы — по крайней мере, до тех пор, пока общая структура пространства остается неизменной и отражается в живущих на этом пространстве и организующих его обществах («вмещающий ландшафт»).

Примеров этому можно привести множество. Так, с ритмиче­ским постоянство степные зоны Евразии объединялись тем или иным кочевым народом, становясь частью единой степной империи или нескольких империй. От скифов, сарматов, тюрок, хазар до монголов и русских эти территории периодически собирались в единое стратегическое пространство — с разными этническими ядрами, идеологиями и социальными системами. Эта зона представляет собой геополитический Туран, где можно до сих пор обнаружить следы общей евразийской культуры и цивилизации, объединявшей различные этносы, племена и религии. В монгольской, а затем в русской государственности (империя) это культурное единство получило свое наивысшее выражение.

Другой пример — современная Европа. Некогда она представляла собой пространство Римской Империи, которая вначале распалась на две составляющие (Восточную и Западную империи), а в Новое время окончательно раскололась на суверенные национальные государства. Однако европейская культура и европейская цивилизация оставались общими для разных европейских этносов и, через много веков после исчезновения империи, политическое единство Европы возродилось в новом качестве — в форме Евросоюза.

Эти примеры показывают, что «большое пространство» как главный интеграционный концепт теории многополярности является чрезвычайно продуктивным для оперирования со столь разнородными явлениями, как культура и политика. В «большом пространстве» как самостоятельной категории эти явления сходятся в той социологической матрице, которая предшествует их окончательному оформлению и представляет собой модель отношения нескольких обществ к единому пространству, осмысленному и воспринятому как единое и общее.

Поэтому термин цивилизация может иметь политический и геополитический смысл, а термин империя — соответственно, цивилизационный. Итак, мы получаем формулу:

Культурная и политическая унификация пространства имеют общий корень и могут перетекать друг в друга в зависимости от конкретных исторических обстоятельств. Если рассмотреть под этим углом зрения идеи Самуила Хантингтона относительно столкновения цивилизаций, мы увидим, что они не лишены основания в том смысле, что культурное единство цивилизации вполне может в некоторых ситуациях быть дополнено стратегическим компонентом, чего не учитывали критики Хантингтона, посчитав, что он переоценил значение культурного фактора 32 . Поэтому то, что сегодня является «цивилизацией», завтра может стать «империей», т. к. в основе и того, и другого лежит общая матрица — «большое пространство».

Эта обратимость культурного единства в стратегическое должна пояснять всю фундаментальность понятия «большое простран­ство», его значимость для многополярного мира. Многополярный мир должен строиться на условиях естественного исторического выбора обществами своих ориентиров развития, а, следовательно, на основании их культурной парадигмы. Введение концепта «большое пространство» показывает, как трансформировать культуру в политику в тех случаях, когда это становится необходимым. Однако понятие «империя» следует воспринимать технически, в отрыве от исторических коннотаций — как политологический термин оно означает не более чем стратегическое единство с сохранением широких локальных автономий и разной степени социально-политической интеграции различных частей единого целого .

В этом смысле империя теоретически сочетается с федерализмом, но противоречит понятию национального государства, которое проводит полную унификацию населения в правовом, образовательном, языковом и культурном аспектах, а также оперирует не с коллективными акторами (как империя, допускающая в своих пределах широкую политическую независимость отдельных составляющих), а с индивидуумами.

Если «империя» все-таки звучит слишком определенно, а «цивилизация», напротив, слишком расплывчато, то термин «большое пространство» является оптимальным со всех точек зрения и точно отражает сущность теории многополярности.

31 Schmitt C . Raum und Grossraum im Volkerrecht // Zeitschrift fur Volkerrecht. 1940. Vol. 24. No. 2.

Читайте также:  Компрессоры Kraftmann и дополнительное оборудование

32 Tomlinson J. Globalization and Culture. Cambridge: Polity Press , 1999.

Как увеличить пространство: визуально

Чтобы пространство спальни, кухни, коридора или другой комнаты, казалось больше чем есть на самом деле

Три способа увеличения пространства:

Архитектурное изменение пространства: физически расширить помещение;

Функциональная оптимизация пространства: получить максимум возможностей использовав минимум помещения;

Визуальное расширение пространства, оно же зрительное: сделать так, чтобы не изменяя архитектурных элементов помещение казалось визуально больше.

Можно использовать все три способа, или сочетание двух, или один — разные бывают ситуации. А в этой статье, как в русской сказке, попробуем одолеть сперва меньшего брата — визуальное расширение пространства. Этот способ доступный, но не самый простой и вот почему…

Как увеличить пространство визуально

Визуальное расширение пространства, — об этом много сказано и написано. Но когда много говорят и пишут, то в итоге появляются необоснованные стереотипы.

Покрасить в белый цвет и использовать белую мебель. Это убеждение, порой, не работает, почему объясним позже. Плюс, не всем нравиться жить в царстве белого цвета. Плюс, содержать белоснежное помещение в чистоте проблематично.

Использовать зеркала. Ещё один стереотип, если следовать без уточнения, — использовать нужно не зеркало, а отражение. Плюс, зеркальное помещение не очень практично и порой уместно.

Освободить окна. А если их нет? Или окна маленькие и выходят на затемненную сторону. Или окна выходят на соседей.

Чтобы рекомендации из blogvdom.by небыли очередными стереотипами, попробуем детальнее разобраться с восприятием пространства на уровне анатомии и психологии человека. В конце, добавим примеры готовых интерьеров. А для чего всё это нужно скажет китайская мудрость:

Тридцать спиц соединены одной осью,
но именно пустота между ними
составляет суть колеса.
Горшок лепят из глины,
но именно пустота в нем
составляет суть горшка.
Дом строится
из стен с окнами и дверями,
но именно пустота в нем
составляет суть дома.
Общий принцип:
материальное — полезно,
нематериальное – суть бытия.

Анатомия восприятия: как человек воспринимает пространство

Мы живем в трёхмерном мире, и воспринимаем его как трёхмерное изображение: с высотой, шириной, глубиной. Но нюанс в том, что видимое изображение мира это поток световых электромагнитных волн, которые мозг преобразует в информацию. И если бы мы видели мир в точности как информация о нём передаётся глазам, то мир бы предстал перед нами двухмерно: только по ширине и высоте, без глубины. Вдобавок, для обоих глаз были бы разные картинки. Плюс, у каждого человека на сетчатке обоих глаз есть точки не восприимчивые к свету, и в этих точках глаза не видят изображения. Называются такие места — слепое пятно. Где слепые пятна в ваших глазах, проверьте на опыте:

Закройте правый глаз. Левым глазом фокусируйтесь на крестике с кружком. Затем, отдаляя и приближая дисплей, периферическим зрением, то-есть не переводя взгляд, наблюдайте за крестиком без кружка. В какой-то момент крестик без кружка исчезнет. То же проделайте закрыв левый глаз.

Несмотря на погрешности, мы видим мир как цельное пространственное изображение с движущимися и неподвижными объектами. Это — работа мозга. Наш мозг осмысливает картинку и достраивает двухмерное изображение в трёхмерное. Он делает это исходя из нашего жизненного опыта и познаний, местами фантазий. Поэтому представление об одних и тех же объектах и пространствах у людей разное. И мозг, конечно, рисуя картину мира в нашем сознании, иногда ошибается. Познакомьтесь с одной из ошибок мозга на примере оптической иллюзии:

Кажется, что на примере — две фотографии одного и того же места снятых в разном ракурсе. Но, на самом деле, это две одинаковые фотографии.

Подобные ошибки — продукт работы мозга. Потому как глубину мы не видим, а понимаем. Для восприятия глубины мозг использует множество намеков и характерных признаков: пропорции, положение предметов, четкость изображения, контуры границ, наблюдательный опыт, воспоминания, фантазию.

Когда нужно сосредоточено рассмотреть предмет мы фокусируем на нём взгляд, чтобы получить ясное изображение предмета. При этом в зависимости от дальности происходит изменение толщины хрусталика. Сначала мозг по набору признаков определяет дальность, затем хрусталик глаза настраивается на получение четкости изображения. И здесь мозг также зачастую обманывается. Так, изменение хрусталика в соответствии с удаленностью предмета происходит когда мы смотрим на фотографии или картины с дальней проекцией. Хотя на самом деле — это плоское изображение. Взгляд воспроизводит те же настройки фокусировки, как и при рассматривании предметов на удалении. Из-за этого возникает реальное ощущение дальней проекции и глубины изображения:

Иван Иванович Шишкин “На опушке соснового леса”

Глядя на картину Шишкина взгляд перемещается в даль и фокусируется на отдельных участках леса, реки, границы горизонта. Создаётся впечатление далёкой проекции, и большого пространства.

Размытость контура — ещё один пример искаженного восприятия глубины пространства. Когда видим объект в тумане, то сложно представляем удалённость и кажется, что он находится дальше, чем есть на самом деле. Этот эффект происходит, потому что обычно размытыми выглядят объекты на дальнем расстоянии.

Из-за сложного восприятия глубины пространства, человеку легче представить ширину чем глубину. Восприятие высоты также имеет погрешности, но они больше относятся к психологическому восприятию.

Психологическое восприятие: как человек ощущает пространство

Самый сильный психологический фактор восприятия пространства — инстинкт самосохранения.

Страхи

Страх высоты и восприятие высоты. Когда оцениваем высоту здания, глядя сверху вниз, оно кажется значительно выше, чем когда смотрим снизу вверх. Наш инстинкт самосохранения формирует страх высоты и из-за этого, когда смотрим вниз здание кажется выше.

Боязнь замкнутого пространства — клаустрофобия, также берет начало из инстинкта самосохранения. В замкнутом пространстве и маленьком помещении, в случае опасности, некуда бежать.

Агорафобия противоположность клаустрофобии — страх больших пространств и скопления людей. Она вызвана чувством уязвимости из-за отсутствия защитной преграды.

В какой-то, пусть и незначительной степени, боязни пространств присутствуют у каждого: от лёгкого дискомфорта, до серьёзной патологии.

Человеку испытывающему дискомфорт в небольших помещениях достаточно маленького окна, чтобы улучшить ощущения. А для дискомфорта от больших пространств, достаточно небольшого укрытия, хотя бы мебели с высокой спинкой, чтобы человеку было легче.

Пространственное чувство

Цвет. Влияние цвета на психологическое восприятие пространства связано с нашим опытом наблюдения дальней перспективы: слой воздуха между человеком и обозреваемым предметом создает синеватую дымку — чем больше дымка, тем дальше объект.

Светло голубой цвет похожий на дымку дальнего горизонта создаёт эффект самой дальней перспективы. Нам, взрослым, известно, что голубое небо это рассеянные лучи солнца в атмосфере и атмосфера это околоземное пространство, а солнце находиться значительно дальше. Но в детских рисунках солнце находиться близко над землёй, а небо это бескрайний простор.

Небесный цвет воспринимается как далёкий — дальше чем белый.

Тёплые цвета воспринимаются как близкие.

Холодные цвета воспринимаются как более далёкие, от того что холод задаёт дальний синий цвет.

Белый цвет воспринимается как далекий.

Предметы белого цвета кажутся больше чем аналогичные предметы чёрного цвета, по причине того, что в белом цвете содержаться все световые лучи спектра, в черном их минимум, а значит информационный поток белого предмета больше. В итоге наш мозг белые предметы воспринимает больше по размеру:

Чтобы вид белого и черного предмета сделать равным, нужно белые участки сделать меньше чем чёрные.

Осветление теплых цветов отдаляет в восприятии.

Пропорция. Пропорцию можно отнести и к анатомическому и психологическому восприятию, это не так важно. Важно, как понимание пропорции формирует представление о пространстве. Мы представляем размер пространства по отношению к размеру знакомых нам предметов и форм. Знаем предмет, — видим соотношение, — представляем размер. Самый узнаваемый пропорционально объект — человек. Знакомые предметы спутники жизни человека, рассчитанные под его антропометрические данные, также явный способ пропорционального сравнения и восприятия пространства. Например, высокие двери до потолка и двери невидимки искажают восприятие пространства.

Фокус и проекция. О том как мы сами обманываемся глядя на картины с дальней проекцией, уже говорили. В ощущении пространства дальний фокус и проекция удаляют границы, и помещение воспринимается больше.

Свет. Самый важный фактор в восприятии пространства. Он объединяет множество и анатомических и психологических факторов: свет это фокусировка, свет это цвет, свет это чёткость контуров, это игра светотени для понимания формы и объёма предметов.

Свет в интерьерной композиции это и естественное солнечное освещение и дополнительное освещение. И отношение к восприятию пространства нужно строить с учетом обоих видов освещения.

Ответ: почему помещения выкрашенные в белый цвет не всегда кажутся больше — важно как направлен свет. Солнечное освещение может создать фронтальную подсветку и создать большие тени переднего зрительного плана. Тёмные тени в контрасте с белым съедят пространство. Чтобы этого не произошло нужно учитывать направление солнечного света всех пор года, рассеивание света по помещению, отражение света от поверхностей.

Добавочные элементы восприятия пространства

Оптические иллюзии из изображений, рисунков, игры отражений. С небольшой оговоркой, если речь идет о стандартных пространствах: жилых и административных, — без специфик. Ведь жить постоянно в искаженном пространстве будет, мягко говоря, не комфортно.

Динамика и динамические элементы по создаваемому ощущению близки к оптическим иллюзиям, тем что они несколько обманывают впечатление о пространстве. Но, в отличии от иллюзий, динамические дизайнерские элементы не так явны, и вписываются в дизайн интерьера естественно. Объяснение этого инструмента в подробностях есть в статье блога о динамике в интерьерном дизайне.

Самым популярным рисунком с динамикой являются ветви деревьев и вьющиеся кусты в стилистике а-ля шинуазри.

Отражающие поверхности и зеркала. Работа отражения — направить свет, создать проекцию и дальний фокус. И для этого можно использовать не только зеркала, но и отражающие поверхности других предметов.

Акцент. Возможно вы замечали, когда долго рассматривали картину или рисунок, то все вокруг, не относящееся к картине как бы растворялось. Это эффект акцента: сосредотачиваясь на элементе вы не замечаете границ, а когда нет границ, пространство кажется больше.

Если акцентом сделать картину в технике Тромплей, то это может вернуть нас к оптическим иллюзиям.

Отличным акцентным и раздвигающим границы элементом станет 3D картина.

Что получилось: список элементов влияющих на восприятие пространства

Используйте список элементов как подсказку по-отдельности или комбинацией:

Величайшие загадки: что такое пространство-время?

Люди всегда принимают пространство как само собой разумеющееся. В конце концов, это просто пустота — емкость для всего остального. Время тоже тикает непрерывно. Но физики такие люди, им всегда нужно что-то усложнить. Регулярно пытаясь объединять свои теории, они выяснили, что пространство и время сливаются в системе настолько сложной, что обычному человеку и не понять.

Визуализация пространства и времени.

Альберт Эйнштейн понял, что нас ждет, еще в ноябре 1916 года. Годом раньше он сформулировал общую теорию относительности, согласно которой гравитация — это не сила, которая распространяется в пространстве, а свойство самого пространства-времени. Когда вы подбрасываете мяч в воздух, он летит по дуге и возвращается на землю, потому что Земля искривляет пространство-время вокруг себя, поэтому дорожки мяча и земли пересекутся снова. В письме другу Эйнштейн рассматривал задачу слияния общей теории относительности с другим своим детищем, зарождающейся теорией квантовой механики. Но его математических навыков просто не хватало. «Как же я измучил себя этим!», писал он.

Эйнштейн так никуда и не пришел в этом отношении. Даже сегодня идея создания квантовой теории гравитации кажется крайне далекой. Споры скрывают важную истину: конкурентные подходы все как один говорят о том, что пространство рождается где-то глубже — и эта идея ломает устоявшееся за 2500 лет научное и философское представление о нем.

Вниз по черной дыре

Обычный магнитик на холодильнике прекрасно иллюстрирует проблему, с которой столкнулись физики. Он может приколоть бумажку и сопротивляться гравитации всей Земли. Гравитация слабее магнетизма или другой электрической или ядерной силы. Какие бы квантовые эффекты за ней ни стояли, они будут слабее. Единственное осязаемое доказательство того, что эти процессы вообще происходят, это пестрая картина материи в самой ранней Вселенной — которая, как полагают, была нарисована квантовыми флуктуациями гравитационного поля.

Черные дыры — лучший способ проверить квантовую гравитацию. «Это самое подходящее, что можно найти для экспериментов», говорит Тед Джейкобсон из Университета Мэриленда, Колледж-Парк. Он и другие теоретики изучают черные дыры как теоретические точки опоры. Что происходит, когда берутся уравнения, которые идеально работают в лабораторных условиях, и помещаются в самые экстремальные ситуации из мыслимых? Не появится ли какой-нибудь едва заметной огрехи?

Общая теория относительно предсказывает, что вещество, падающее в черную дыру, бесконечно сжимается по мере приближения к центру — математическому тупичку под названием сингулярность. Теоретики не могут вообразить траекторию объекта за пределами сингулярности; все линии сходятся в ней. Даже говорить о ней, как о месте, проблематично, потому что само пространство-время, определяющее местоположенрие сингулярности, прекращает существовать. Ученые надеются, что квантовая теория может предоставить нам микроскоп, который позволит рассмотреть эту бесконечно малую точку бесконечной плотности и понять, что происходит с попадающей в нее материей.

Читайте также:  Дымовые трубы для котельных: расчет высоты дымохода, выполнение молниезащиты, диаметр металлической

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен. Там можно найти много всего интересного, чего нет даже на нашем сайте.

На границе черной дыры вещество еще не настолько сдавлено, гравитация слабее и, насколько нам известно, все законы физики должны работать. И тем больше обескураживает тот факт, что они не работают. Черная дыра ограничена горизонтом событий, точкой невозврата: вещество, преодолевающее горизонт событий, уже не вернется. Спуск необратим. Это проблема, потому что все известные законы фундаментальной физики, включая квантово-механические, обратимы. По крайней мере, в принципе, в теории, вы должны иметь возможность обратить движение и восстановить все частицы, которые у вас были.

С похожей головоломкой физики столкнулись в конце 1800-х, когда рассматривали математику «черного тела», идеализированного как полость, заполненная электромагнитным излучением. Теория электромагнетизма Джеймса Клерка Максвелла предсказывала, что такой объект будет поглощать все излучение, которое на него падает, и никогда не придет в равновесие с окружающей материей. «Он может поглотить бесконечное количество тепла от резервуара, который поддерживается при постоянной температуре», объясняет Рафаэль Соркин из Института теоретической физики Периметра в Онтарио. С тепловой точки зрения у него будет температура абсолютного нуля. Этот вывод противоречит наблюдениям настоящих черных тел (таких как печь). Продолжая работу над теорией Макса Планка, Эйнштейн показал, что черное тело может достичь теплового равновесия, если энергия излучения будет поступать в дискретных единицах, или квантах.

Физики-теоретики почти полвека пытались достичь подобного решения для черных дыр. Покойный Стивен Хокинг из Кембриджского университета предпринял важный шаг в середине 70-х, применив квантовую теорию к полю излучения вокруг черных дыр и показав, что у них ненулевая температура. Следовательно, они могут не только поглощать, но и излучать энергию. Хотя его анализ ввернул черные дыры в область термодинамики, он также усугубил проблему необратимости. Исходящее излучение испускается на границе черной дыры и не переносит информацию из недр. Это случайная тепловая энергия. Если обратить процесс и скормить эту энергию черной дыре, ничего не всплывет: вы просто получите еще больше тепла. И невозможно вообразить, что в черной дыре что-то осталось, просто в ловушке, потому что по мере того, как черная дыра испускает излучение, она сокращается и, согласно анализу Хокинга, в конечном итоге исчезает.

Эта проблема получила название информационного парадокса, поскольку черная дыра разрушает информацию о попавших в нее частицах, которые вы могли бы попытаться восстановить. Если физика черных дыр действительно необратимо, что-то должно выносить информацию обратно, и нашу концепцию пространства-времени, возможно, придется изменить, чтобы вписать этот факт.

Атомы пространства-времени

Тепло — это случайное движение микроскопических частиц, вроде молекул газа. Поскольку черные дыры могут нагреваться и остывать, было бы разумно предположить, что они состоят из частей — или, если в общем, из микроскопической структуры. И поскольку черная дыра — это просто пустое пространство (согласно ОТО, падающая в черную дыру материя проходит через горизонт событий, не останавливаясь), части черной дыры должны быть частями самого пространства. И под обманчивой простотой плоского пустого пространства скрывается колоссальная сложность.

Даже теории, которые должны были сохранять традиционное представление о пространстве-времени, пришли к выводам, что что-то прячется под этой гладкой поверхностью. Например, в конце 1970-х годов Стивен Вайнберг, сейчас работающий в Техасском университете в Остине, попытался описать гравитацию так же, как описывают другие силы природы. И выяснил, что пространство-время радикально модифицировано в своих мельчайших масштабах.

Чтобы не пропустить ничего интересного из мира высоких технологий, подписывайтесь на наш новостной канал в Telegram. Там вы узнаете много нового.

Физики изначально визуализировали микроскопическое пространство как мозаику из небольших кусочков пространства. Если увеличить их до планковских масштабах, неизмеримо малых размеров в 10 -35 метра, ученые считают, что можно увидеть нечто вроде шахматной доски. А может и нет. С одной стороны, такая сеть линий шахматного пространства будет предпочитать одни направления другим, создавая асимметрии, которые противоречат специальной теории относительности. Например, свет разных цветов будет двигаться с разной скоростью — как в стеклянной призме, которая разбивает свет на составляющие цвета. И хотя проявления на малых масштабах будет весьма трудно заметить, нарушения ОТО будут откровенно очевидными.

Термодинамика черных дыр ставит под сомнение картину пространства в виде простой мозаики. Измеряя тепловое поведение любой системы, вы можете сосчитать ее части, по крайней мере в принципе. Сбросьте энергию и посмотрите на термометр. Если столбик взлетел, энергия должна распространяться на сравнительно немного молекул. Фактически, вы измеряете энтропию системы, которая представляет собой ее микроскопическую сложность.

Если проделать это с обычным веществом, количество молекул увеличивается вместе с объемом материала. Так, во всяком случае, должно быть: если увеличить радиус пляжного мяча в 10 раз, внутри него поместится в 1000 раз больше молекул. Но если увеличить радиус черной дыры в 10 раз, число молекул в ней умножится всего в 100 раз. Число молекул, из которых она состоит, должно быть пропорциональным не ее объему, а площади поверхности. Черная дыра может казаться трехмерной, но ведет себя как двумерный объект.

Этот странный эффект получил название голографического принципа, потому что напоминает голограмму, которая видится нам как трехмерный объект, а при ближайшем рассмотрении оказывается изображением, произведенным двумерной пленкой. Если голографический принцип учитывает микроскопические составляющие пространства и его содержимого — что физики допускают, хоть и не все — для создания пространства будет недостаточно простого сопряжения мельчайших его кусочков.

Запутанные сети

В последние годы ученые осознали, что в этом всем должна быть замешана квантовая запутанность. Это глубокое свойство квантовой механики, чрезвычайно мощный тип связи, кажется намного примитивнее пространства. Например, экспериментаторы могут создать две частицы, летящие в противоположные направления. Если они будут запутаны, они останутся связанными вне зависимости от разделяющего их расстояния.

Время относительно, не стоит об этом забывать

Традиционно, когда люди говорили о «квантовой» гравитации, они имели в виду квантовую дискретность, квантовые флуктуации и все остальные квантовые эффекты — но не квантовую запутанность. Все изменилось, благодаря черным дырам. За время жизни черной дыры в нее попадают запутанные частицы, но когда черная дыра полностью испаряется, партнеры за пределами черной дыры остаются запутанными — ни с чем. «Хокингу стоило назвать это проблемой запутанности», говорит Самир Матур из Университета штата Огайо.

Даже в вакууме, где нет никаких частиц, электромагнитные и другие поля внутренне запутаны. Если измерить поле в двух разных места, ваши показания будут незначительно колебаться, но останутся в координации. Если разделить область на две части, эти части будут в корреляции, а степень корреляции будет зависеть от геометрического свойство, которое у них есть: площадь интерфейса. В 1995 году Якобсон заявил, что запутанность обеспечивает связь между присутствием материи и геометрией пространства-времени — а значит, могла бы объяснить и закон гравитации. «Больше запутанности — гравитация слабее», говорил он.

Некоторые подходы к квантовой гравитации — прежде всего, теория струн — рассматриваю запутанность как важный краеугольный камень. Теория струн применяет голографический принцип не только к черным дырам, но и вселенной в целом, обеспечивая рецепт создания пространства — или, по крайней мере, некоторой его части. Оригинальное двумерное пространство будет служить границей более обширного объемного пространства. А запутанность будет связывать объемное пространство в единое и непрерывное целое.

В 2009 году Марк Ван Раамсдонк из Университета Британской Колумбии предоставил элегантное объяснение этому процессу. Предположим, поля на границе не запутаны — они образуют пару систем вне корреляции. Они соответствуют двум отдельным вселенным, между которыми нет никакого способа связи. Когда системы становятся запутанными, образуется как бы туннель, червоточина, между этими вселенными и космические корабли могут между ними перемещаться. Чем выше степень запутанности, тем меньше длина червоточины. Вселенные сливаются в одну и больше не являются двумя отдельными. «Появление большого пространства-времени напрямую связывает запутанность с этими степенями свободы теории поля», говорит Ван Раамсдонк. Когда мы наблюдаем корреляции в электромагнитном и других полях, они являются остатком сцепления, которое связывает пространство воедино.

Многие другие особенности пространства, помимо его связанности, также могут отражать запутанность. Ван Раамсдонк и Брайан Свингл, работающий в Университете Мэриленда, утверждает, что вездесущность запутанности объясняет универсальность гравитации — что она воздействует на все объекты и проникает везде. Что касается черных дыр, Леонард Сасскинд и Хуан Малдасена считают, что запутанность между черной дырой и испускаемым ей излучением создает червоточину — черный вход в черную дыру. Таким образом сохраняется информация и физика черной дыры оказывается необратимой.

Заходите в наш специальный Telegram-чат. Там всегда есть с кем обсудить новости из мира высоких технологий.

Хотя эти идеи теории струн работают только для конкретных геометрий и реконструируют только одно измерение пространства, некоторые ученые пытаются объяснить появление пространства с нуля.

В физике, да и в целом, в естественных науках, пространство и время — основа для всех теорий. Но мы никогда не замечаем пространства-времени напрямую. Скорее, выводим его существование из нашего повседневного опыта. Мы предполагаем, что наиболее логичным объяснением явлений, которые мы видим, будет некоторый механизм, который функционирует в пространстве-времени. Но квантовая гравитация говорит нам, что не все явления идеально вписываются в такую картину мира. Физикам нужно понять, что находится еще глубже, подноготную пространства, обратную сторону гладкого зеркала. Если им удастся, мы закончим революцию, начатую больше века назад Эйнштейном.

Как расхламлять большие пространства

Когда меня спрашивают, с чего начать путь к минимализму, я всегда предлагаю один и тот же подход: пройдитесь по комнатам — от самых обжитых до самых забытых.

Любой, кто прожил на одном месте больше, чем пару лет, может подтвердить, что в доме всегда появляется как минимум одно захламленное место, нуждающееся в избавлении от нажитого, но больше ненужного добра. Подумайте, это может быть подвал, чердак или гараж.

Эти места представляют собой большую проблему и одновременно возможность получить уникальный опыт. Множество людей победили свой беспорядок, сможете и вы.

Вот лучшее руководство по расхламлению пространств:

  1. Сначала уберите самое простое.

Осмотрите всё пространство в целом и заполните несколько коробок теми вещами, от которых можете избавиться легко и быстро. Никаких сложных решений на данном этапе, только то, что лежит на поверхности. Не углубляясь в разбор ящиков и коробок. Вам нужны простые решения. Собирайте те, вещи, которые вы точно больше не хотите видеть в своей жизни.

  1. Дальше избавляйтесь от крупных объектов.

Какие предметы занимают много места? Мебель, ящики, крупногабаритная техника — все, что загромождает пространство. Я понимаю, избавиться от крупных вещей не всегда бывает просто, однако это важно на первых этапах. Убирая такие предметы в самом начале, вы ощутите быстрый прогресс. Этот видимый успех вдохновит вас на дальнейшее продолжение.

  1. Раздавайте вещи, а не продавайте.

Если вы не испытываете отчаянную необходимость в деньгах, лучше всего жертвовать вещи местным благотворительным фондам, чьей деятельности вы доверяете. Единственное исключение составляют ценные или крупногабаритные вещи, которые вы не в силах транспортировать сами. Следовать этому правилу особенно важно в отношении значительных площадей, уборка которых и так займет много времени, так что не утруждайте себя попытками все распродать.

  1. Разбейте большую зону на мелкие участки.

После того как вы уже избавились от простейших и больших вещей, начните методичный процесс разбора. Визуально разграничьте обширное пространство на небольшие участки: одна половина комнаты, одна полка, один ящик или даже просто одна коробка за раз. Не думайте обо всем и сразу. Начинайте с одной маленькой области.

  1. Не останавливайтесь, пока не разберетесь со всеми мелкими заданиями.

Почти наверняка можно сказать, вы не успеете прибрать большое пространство за один день (особенно если складировали вещи годами). В то же время, вы можете каждый раз получать удовлетворение от достигнутого, завершая небольшие задания, описанные в предыдущем шаге. Оглядывайтесь на уже сделанное, перед тем как уйти на перерыв или закончить с работой на день. Выполнение этих маленьких целей будет дарить вам радость.

  1. Подержите в руках каждую вещь, чтобы решить: оставить, выбросить или переложить.

Во время уборки и избавления от ненужных вещей важно подержать в руках каждую из них. Это подтолкнет вас к решению, что с ними сделать. Старайтесь выбросить как можно больше предметов. Вам нужно гораздо меньше, чем вы думаете. Если какая-то вещь годами лежит у вас в чулане нетронутой, маловероятно, что она когда-либо вам понадобится.

  1. Оптимизируйте оставшееся.

Не прекращайте избавляться от ненужного, пока пространство не станет просторным и функциональным. Когда все сделано, тщательно организуйте оставшиеся вещи, так, чтобы сохранить порядок, функциональность и удобство.

Уборка обширных и захламленных пространств требует много усилий и времени. Но вам это по силам, ведь в конце вы сами будете довольны.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рекомендуем посмотреть полезные материалы:

Ссылка на основную публикацию