Белый диван в интерьере: белеет «парус» одинокий? эксклюзивно на OurInterior.com

Белый диван в интерьере: белеет «парус» одинокий?

Сегодня на пике популярности во всем мире стали разноплановые диваны, оформленные в белом цвете и во всех его нежных оттенках – кремовом, светло-бежевом, сероватом, молочном, слоновой кости и других, близких к белому оттенках.

Хотя еще не так давно, наверное, так лет десять-пятнадцать назад, диваны светлых оттенков считались многими чуть ли не основным предметом роскоши, а все потому, что существовало, да, что там таит, до сих пор у некоторых присутствует мнение, что белая обивка мягкой мебели – маркая и непрактичная. И позволить оформить свой домашний интерьер белой мягкой мебелью могли себе только люди очень обеспеченные, которые имели возможность менять мебель – диваны и кресла в квартире очень часто, а не раз в двадцать-тридцать лет. Но, с течением времени – меняется все: мода, мнения и в том числе по-поводу белой мягкой мебели.

Кстати, немаловажную роль в этом сыграли инновационные технологии и разработки – за это время были разработаны и выпущены на прилавки магазинов моющие пылесосы, новые материалы, не впитывающие влагу, грязеотталкивающие. За последнее время у многих выросли доходы, соответственно, изменился и уровень жизни людей. Появилась возможность у многих людей, приобретая мягкую мебель, руководствоваться не только ее практичностью, но и требованиями к красоте и стилю. Сегодня белые диваны в современных гостиных заняли почетное место. В моду ворвались белые интерьеры с их вечными спутниками – белой мягкой мебелью! Поговорим подробнее о белом диване.

Белый диван: банальность или актуальная классика?

Сегодня уже можно услышать фразу, что «белый диван в интерьере – это самая, что ни на есть банальность». А давайте разберемся.

Впрочем, такую оценку получают также диваны, оформленные не только в белом цвете, но также и в кремовом, светло-бежевом, да в прочем, и в обычном светло коричневом цвете. Мол, сегодня диваны светлого цвета приобретают все кому не лень, следовательно, ими никого уже не удивишь. Но если так рассуждать, то и красным диваном давно никого не удивишь! Но «удивлять» никого и не нужно.

Главное достоинство белой мягкой мебели заключается в других их качествах и свойствах. Первое — белый диван и его светлые братья вписываются в любой почти интерьер. Хотя стоит отметить, что такое достоинство белой мягкой мебели многие превращают в недостаток, говоря, что выбирают ее те, кто не очень верит в свои эстетические и вкусовые умения, в умение комбинировать цвета.

Так что же, получается, выходит, что белый диван – выбор неопытных, неуверенных, робких дизайнеров? Так ли это? Нет, мнение абсолютно не верное. Белый диван – это классика жанра. И классика не обязана никого удивлять, ошеломлять. Белый диван, это как бразильский ароматный кофе, роскошный букет роз, изысканное французское вино, шотландская клетка и добротный английский костюм, белый диван – это жемчужина на шее роскошной женщины – та же классика в разных исполнениях, которая так же ассоциируется с отменным вкусом, респектабельностью, но никак не с банальностью и заурядностью.

Если же вы любитель смелых решений и принять их для вас не составляет никакого труда, то, скорее всего диваны светлых оттенков, не для вас, они для тех, кто предпочитает уверенную классику в интерьере, проверенную временем, для тех, кто не стремится выделиться, кто предпочитает чинную респектабельность и комфорт.

Преимущества кремовых, светло-бежевых и белых диванов в интерьере

Белый диван и его собратья в светлом современном интерьере не скрадывают свободное пространство, как мебель темных оттенков. Естественно, это визуальный эффект. Вот почему белые и светлые диваны хороши в небольших помещениях – каминных, в холлах, в гостиных комнатах.

Диваны белого цвета и его оттенков, кроме того, выглядят солидно и дорого. А еще, белая мягкая мебель и мебель светлых оттенков — не отвлекает на себя внимание, не раздражает яркими насыщенными красками – она нейтральна, а потому диваны такого цвета хороши для офисов и иных строгих помещений. Как утверждают психологи, в светлых гостиных, со светлой мебелью атмосфера располагает на дружеское откровенное общение.

И еще, диваны белого цвета и его оттенков отлично подходят практически любым стилям. Если у вас возникли сомнения, какой цвет дивана выбрать для того или иного интерьера, приобретите или закажите диван кремового оттенка, цвета слоновой кости, белый, — и вы однозначно сделаете правильный выбор.

А еще, белая мягкая мебель гармонично сочетается с мягкой мебелью других, ярких, насыщенных оттенков, а потому в интерьере можно смело комбинировать, к примеру, белый роскошный диван с красными креслами, или белые кресла с изумрудного цвета диваном. Белый диван может комбинироваться с креслами любых цветов и оттенков – это правило стоит хорошо запомнить.

Недостатки белых диванов

Бесспорно, помимо преимуществ, белые диваны имеют свои недостатки. Белые, особенно белоснежные, кремовые, цвета слоновой кости диваны действительно немного непрактичны, они быстро вымазываются, и для поддержания красивого внешнего вида их необходимо постоянно чистить специальными средствами. Но, всего этого легко избежать, если приобрести диван светлого оттенка, только изготовленный из кожи, качественного кожзама, с тефлоновым покрытием, которое не впитывает ни сок, ни пролитый кофе, ни разлитое случайно вино – любая жидкость просто скатывается по поверхности дивана.

Еще один недостаток в глазах некоторых людей – это распространенность белых и светлых диванов. Отсюда – большинство интерьеров с диванами светлых оттенков похожи друг на друга словно братья.

Белый диван и стили

Классический стиль

В большинстве случаев, белые диваны можно увидеть в классическом интерьер, в интерьерах, выполненных в современном или минималистском стиле.

Диваны, да и вообще мягкая мебель светлых оттенков, гармонично сочетается с благородным цветом натурального темного дерева, с натуральным диким камнем в интерьере, с кирпичной кладкой, вот почему они созданы для классического стиля. Но, именно в классическом интерьере лучше использовать мягкую мебель не белоснежную, а светло-бежевую, цвета слоновой кости, и других нежных мягких оттенков.

Стиль минимализм

Диваны и кресла белоснежного цвета будут идеальным решением для помещений, выполненных в стиле минимализм, ведь белый цвет – символизирует чистоту и легкость. А задача дизайнеров — создать чистоту и легкость минималистским стилем. Как правило, не только мебель белого цвета в помещении минималистского стиля, стены также белые, используется активно стекло и блеск металла.

В японском стиле, барокко, стиле ретро и кантри, в стиле модерн – мягкая мебель белого цвета также на почетном месте, разница только в материалах, формах, линиях и конфигурациях самой мебели.

Так, классическому стилю больше присущи строгие формы и лаконические линии. Хай-тек изобилует прямыми углами и четкими линиями. Для этого стиля диваны характерны строгих форм с минимумом украшений и декора. Кантри – это белая мебель — диваны и кресла — с характерными стилю деревянными подлокотниками и ножками.

Удачные сочетания белых диванов в интерьере

Белая мягкая мебель — диваны и кресла в белом цвете и во всех его оттенках будут идеально смотреться в любом интерьере с шоколадными стенами. Белый, словно сливки и цвет шоколада – гармоничное сочетание, вкусное и любимое многими дизайнерами, а добавленная сочная яркая нотка делает интерьер непревзойденным. В такой интерьер можно добавить оранжевый и зеленый, красный и темно-синий.

Помните, что на фоне стен, окрашенных в темный цвет, белый или бежевый диван выглядит светлее, тогда как на фоне светлых, белых – бежевый диван, соответственно выглядит темнее. Выбирая оттенок новинки, обратите на этот нюанс особое внимание.

Ведь ярко-белый диван на темных стенах станет настоящим цветовым акцентом, который и будет притягивать на себя все взгляды.

В пастельном интерьере светло-бежевая мягкая мебель или кремовая отлично впишется и создаст уютную, теплую атмосферу. К примеру, на нейтральном фоне бледно-зеленого оформления интерьера стен комнаты, отделанной в чисто экологическом стиле, просто отлично, а точнее сказать – просто идеально будет смотреться диван с обивкой белого цвета под цвет натурального льна. Такой диван кроме того и гармонично будет сочетаться и с напольным покрытием коричневого цвета.

Стиль кантри идеально дополнит диван кремово-розового цвета бледно-розовые цветы на обоях.

(Всего оценок: 3, средняя 5,00 из 5)

Кроме того, белый диван и иная белая мягкая мебель как никакая другая требует эффектных вкраплений, дополнительных цветовых акцентов, ярких красок, в качестве которых могут выступать диванные подушки, пледы, журнальные столики, которые будут располагаться возле дивана и кресел. Такие яркие акценты в белом мягком царстве просто необходимы. Именно благодаря этим дополнительным декоративным элементам диваны белого цвета приобретает свой характер, индивидуальность, перестают быть безликими и неинтересными предметами обстановки.

Рецензии на книгу « Белеет парус одинокий »

В. Катаев

Год издания:1971
Издательство:Эльбрус
Серия:Школьная библиотека
Цикл:Волны Черного моря, книга №2
Язык:Русский

Эта повесть – одно из самых лучших произведений литературы для подростков. В ней рассказывается о дружбе и приключениях двух мальчишек – гимназиста Пети и рыбацкого сына Гаврика. Жизнь их связана с событиями революции 1905 года в Одессе.

Лучшая рецензия на книгу

Бывают книги светлые, бывают – тёмные, а еще с таким киберпанковым неоновым свечением. “Белеет парус одинокий” – одна из самых светлых книг моего детства, насквозь пропитанная солнечным светом и продутая свежим черноморским бризом. Эта её светлость и прозрачность остались в моей памяти главным впечатлением от книги на долгие годы.

Безусловно, повесть Катаева – плоть от плоти советского реализма, но кто сказал, что соцреализм – это в принципе плохо, это всего лишь художественный метод, пользуясь которым, при наличии таланта, можно создавать не худшие произведения, чем в рамках элитарного постмодернизма, что доказала целая плеяда лучших советских писателей, и Валентин Катаев, на мой взгляд, в первой её десятке.

Есть в катаевской повести что-то общее с “Динкой” Осеевой. Ну, давайте сравним, в обоих случаях речь идет о событиях 1905 года, главные герои – дети, которые по мере своих сил участвуют в революционной борьбе, дружба ребенка из интеллигентной семьи с ребенком из простонародья, и оба раза на фоне солнца и волн, в катаевском варианте – на черноморских просторах, в осеевском – на волжских. Что касается отличий, так это в одном случае в центре дружба девочки и мальчика, в другом – двух мальчишек, катаевский вариант компактнее и завершеннее, осеевский – растянут и размыт.

Именно последнее обстоятельство заставляет меня поставить “Парус” выше, поскольку с художественной точки зрения, он выглядит более совершенным произведением. Нет, Катаев тоже не избежал соблазна продлить приключения полюбившихся героев, и написал еще четыре романа, точнее – три романа и одну повесть, связанных едиными героями в цикл “Волны Черного моря”. Но это уже другие произведения, с которых и спрос другой. Осеева же постаралась всё впихнуть в один роман, разбив его на три книги, это её авторский стиль, та же история наблюдается и с “Васьком Трубачёвым”, в результате книги превращаются в очень неровные по качеству эпопеи.

Эти авторы создавали новую советскую литературу для советских детей, старались дать им что-то взамен отправленной в отставку, читай – запрещенной, Лидии Чарской, поэтому приключенческая фабула книг связана с революционной борьбой, поэтому революционеры, изображенные на страницах книг – идеальны, а шпики и прочие опорники царского режима – законченные злодеи. Здесь всё, как в сказке – отрицательные и положительные персонажи контрастно отличаются друг от друга, а главные герои – Петька и Гаврик по примеру Ивана-дурака ищут свой путь, совершают свои “подвиги”, чтобы прибиться к стороне добра.

Да, в интерпретации Катаева террористы – это добро; люди, которые используют детей, да еще, как по поводу Петьки выясняется – втёмную, совершают благое дело – стреляют в жандармов. Тот, советский школьник, воспринимал царизм как сказочную модель, в которой действовали не живые обычные люди, такие как друзья и соседи, а некие, скорее, условные носители зла и добра, и тогда любые действия “добрых” облагораживались, а действия “злых” – дискредитировались.

Вообще, сказка – это самая проверенная модель для идеологически нагруженной литературы, поэтому даже отпетые соцреалисты на поверку оказывались обычными сказочниками. Но, с другой стороны, сказка читается легко и увлекательно, и когда взрослым неидеалогизированным людям не хватает сказок, они читают фэнтези, там всё то же – злые герои – злодеи, добрые – иконы.

И всё же, художественные достоинства повести выше всех перечисленных факторов, в “Парусе” очень яркие и сочные образы главных героев, изумительные зарисовки дореволюционной Одессы, одна мадам Стороженко чего стоит, много юмора. И обязательно надо сказать – повесть Катаева предупреждала пионеров на примере Петьки об опасности увлечения азартными играми.

Бывают книги светлые, бывают – тёмные, а еще с таким киберпанковым неоновым свечением. “Белеет парус одинокий” – одна из самых светлых книг моего детства, насквозь пропитанная солнечным светом и продутая свежим черноморским бризом. Эта её светлость и прозрачность остались в моей памяти главным впечатлением от книги на долгие годы.

Безусловно, повесть Катаева – плоть от плоти советского реализма, но кто сказал, что соцреализм – это в принципе плохо, это всего лишь художественный метод, пользуясь которым, при наличии таланта, можно создавать не худшие произведения, чем в рамках элитарного постмодернизма, что доказала целая плеяда лучших советских писателей, и Валентин Катаев, на мой взгляд, в первой её десятке.

Есть в катаевской повести что-то общее с “Динкой” Осеевой. Ну, давайте сравним, в… Развернуть

Мебель из массива от производителя ООО “Парус-мебель”

Мебель из массива – максимум достоинств

При выборе качественной мебели для дома потребители все чаще стараются купить мебель из массива дерева. У этого явления есть несколько серьезных причин, и существует масса доводов, которыми руководствуется большинство покупателей.

Во-первых, мебель из массива на заказ – это эксклюзивный предмет интерьера, созданный для определенного помещения с учетом каждой его особенности и желаний заказчика.

Во-вторых, мебель из дерева – это создание спальни, гостиных, детских, библиотек, кухонь, обеденных зон, прихожих и других интерьерных групп, которые помимо уникальных эстетических качеств, обладают еще и целительными свойствами.

Читайте также:  загородный дом с мансардой

В-третьих, изготовление мебели из массива – отличная возможность подчеркнуть свой особый статус и создать дома атмосферу особого уюта, окружив себя теплом натурального дерева и его неповторимой красотой.

Мы производим мебель из массива:

Мы производим мебель для:

Мебель из дерева – классика и современность

Дерево – непременный атрибут нашей жизни. Издавна люди строили из дерева дома, делали из древесины разнообразную утварь и мебель.

Современное производство мебели из массива предлагает покупателям мебель из любых материалов, но как и прежде, например, самой ценной считается мебель из массива дуба, самой красивой – мебель из массива ясеня, одной из самых прочных и разнообразных по расцветке – мебель из массива бука, лечебной, красивой – мебель из массива березы, которая, к тому же, самая доступная.

Деревянная мебель, сделанная руками умелых мастеров, всегда являлась признаком хорошего вкуса и предметом роскоши. И в наше время, насыщенное новыми технологиями, мебель из массива, цена на которую теперь стала значительно доступнее, остается показателем престижа, основой стиля, признаком высокого качества.

Наши мастера готовы создать из любого дерева настоящие мебельные шедевры: комоды в классическом исполнении или стиле «модерн», шикарные и удобные буфеты, оригинальные шкафы и даже барные стойки по эксклюзивным чертежам.

Мебель на заказ – основа красивого и здорового интерьера

Мебель, фасады, двери, порталы из массива – уникальное украшение интерьера, обладающее всеми свойствами дерева, из массива которого они сделаны. Наша продукция из массива настоящего дерева, созданная под конкретную обстановку и выдержанная в определенном стиле, станет прекрасным дополнением и ключевым звеном любого интерьера, поможет расставить нужные акценты и превратить любые недостатки помещения в неоспоримые достоинства.

Наша мебель из массива, создаваемая по особым проектам, – оригинальное творение умелых мастеров, наполненное душой живого дерева. Закажите деревянную мебель с доставкой, и у Вас дома поселится добрый дух-хранитель очага и природный лекарь.

В доме, где «живет» мебель из дерева дышится легко, а мебель из массива сосны, например, еще и способна уничтожать болезнетворные бактерии.

Деревянная мебель производства нашего предприятия

Мебель из массива, сделанная на нашем специализированном предприятии – это натуральная мебель высокого качества с отличными экологическими характеристиками. Если Вы не хотите наполнять дом холодным металлом или пластмассой с сомнительными свойствами, то наша экологичная мебель из массива – это подходящие решение для Вашего жилища.

Мы можем создать мебель из дерева в любом стиле: арт-деко, классика, барокко, рококо и даже хай-тек. Ваше желание и наши возможности создадут уникальный дизайн-проект, а затем и саму мебель, полностью отвечающую Вашим задумкам и соответствующую интерьеру Вашего дома.

Разнообразные оттенки древесины и цветовые сочетания позволяют нам создавать эксклюзивную мебель, которая даже спустя десятилетия, все также будет радовать Вашу семью красотой природных материалов, сохраняя привлекательность, свежесть и надежность.

Мебель из дерева – это показатель Вашей заботы о здоровье семьи, гарантия неповторимости, красоты и уюта.

Онлайн чтение книги Том 5. Белеет парус одинокий
7 ФОТОГРАФИЧЕСКАЯ КАРТОЧКА

Вот уже и Аккерман скрылся из глаз. Не стало видно развалин старинной турецкой крепости. А пароход продолжал идти по непомерно широкому днестровскому лиману, и казалось, конца-краю не будет некрасивой кофейной воде, облитой оловом солнца. Вода была так мутна, что тень парохода лежала на ней как на глине. Путешествие все еще как будто и не начиналось. Измученные лиманом, все ожидали выхода в море. Наконец часа через полтора пароход стал выходить из устья лимана. Петя прильнул к борту, боясь пропустить малейшую подробность этой торжественной минуты. Вода заметно посветлела, хотя все еще была достаточно грязной. Волна пошла крупнее и выше. Красные палки буйков, показывавшие фарватер, торчали из воды, валко раскачиваясь остроконечными грибками шляпок. Иногда они проплывали так близко от борта, что Петя ясно видел в середине такого решетчатого грибка железную клеточку, куда ночью вставляют фонарик. “Тургенев” обогнал несколько черных рыбачьих лодок и два дубка с круто надутыми темными парусами. Лодки закачались, поднятые и опущенные волной, оставленной пароходом. Мимо горючего песчаного мыса Каролино-Бугаз с казармой и мачтой кордона широкая водяная дорога, отмеченная двумя рядами буйков, выводила в открытое море. Капитан всякую минуту заглядывал в компас, лично показывая рулевому курс. Дело было, как видно, нешуточное. Вода стала еще светлей. Теперь она была явно разбавлена чистой голубоватой морской водой. – Средний ход! – сказал капитан в рупор. Впереди, резко отделяясь от желтой воды лимана, лежала черно-синяя полоса мохнатого моря. – Малый ход! Оттуда било свежим ветром. – Самый малый! Машина почти перестала дышать. Лопасти еле-еле шлепали по воде. Плоский берег тянулся так близко, что казалось, до него ничего не стоит дойти вброд. Маленький, ослепительно белый маячок кордона; высокая его мачта, нарядно одетая гирляндами разноцветных морских флагов, отнесенных крепким бризом в одну сторону; канонерка, низко сидящая в камышах; фигурки солдат пограничной стражи, стирающих белье в мелкой хрустальной воде, – все это, подробно освещенное солнцем, почти бесшумно двигалось мимо парохода, отчетливое и прозрачное, как переводная картинка. Близкое присутствие моря возвратило миру свежесть и чистоту, как будто бы сразу сдуло с парохода и пассажиров всю пыль. Даже ящики и корзины, бывшие до сих пор отвратительно скучным товаром, мало-помалу превращались в груз и по мере приближения к морю стали, как это и подобало грузу, слегка поскрипывать. – Средний ход! Кордон был уже за кормой, поворачивался, уходил вдаль. Чистая темно-зеленая глубокая вода окружала пароход. Едва он вошел в нее, как его сразу подхватила качка, обдало водяной пылью крепкого ветра. – Полный ход! Мрачные клубы сажи обильно повалили из сипящих труб. Косая тень легла на кормовой тент. Как видно, не так-то легко было старушке машине бороться с сильной волной открытого моря. Она задышала тяжелей. Мерно заскрипела дряблая обшивка. Якорь под бушпритом кланялся волне. Ветер уже успел сорвать чью-то соломенную шляпу, и она уплывала за кормой, качаясь на широкой полосе пены. Четыре слепых еврея в синих очках гуськом поднимались по трапу, придерживая котелки. Усевшись на скамейке верхней палубы, они порывисто ударили в смычки. Раздирающие фальшивые звуки марша “На сопках Маньчжурии” тотчас смешались с тяжелыми вздохами старой машины. С развевающимися фалдами фрака пробежал вверх по тому же трапу один из двух пароходных официантов в сравнительно белых нитяных перчатках. С ловкостью фокусника он размахивал крошечным подносиком с дымящейся бутылкой “лимонада-газес” Так началось море. Петя уже успел облазить весь пароход. Он выяснил, что подходящих детей нет и завести приятное знакомство почти не с кем. Сначала, правда, была некоторая надежда на тех двух девочек, перед которыми Петя так неудачно показал свои морские познания. Но эта надежда не оправдалась. Прежде всею девочки ехали в первом классе и сразу же дали понять, заговорив с гувернанткой по-французски, что мальчик – из второго класса не их поля ягода. Затем одну из них сейчас же, как вышли в море, укачало, и она – Петя видел это в незапертую дверь – лежала на бархатном диване в недоступно роскошной каюте первого класса и сосала лимон, что было глубоко противно. И, наконец, оставшаяся на палубе девочка, несмотря на свою несомненную красоту и элегантность (на ней было короткое пальтишко с золотыми пуговицами с якорями и матросская шапочка с красным французским помпоном), оказалась неслыханной капризой и плаксой. Она бесконечно препиралась со своим папой, высоким, крайне флегматичным господином в бакенбардах и крылатке. Он был как две капли воды похож на лорда Гленарвана из книги “Дети капитана Гранта”. Между отцом и дочерью все время происходил следующий диалог: – Папа, мне хочется пить. – Хочется, перехочется, перетерпится, – флегматично отвечал “лорд Гленарван”, не отрываясь от морского бинокля. Девочка капризно топала ногой и в повышенном тоне повторяла: – Мне хочется пить! – Хочется, перехочется, перетерпится, – еще более невозмутимо говорил отец. Девочка с упрямой яростью твердила: – Папа, мне хочется пить! Папа, мне хочется пить! Папа, мне хочется пить! Слюни кипели на ее злых губах. Она нудно тянула голосом, способным у кого угодно вымотать душу: – Па-а-апа-аа, мне-е-е хочетца-а-а пи-и-ить. На что “лорд Гленарван” еще равнодушнее говорил, не торопясь и не повышая голоса: – Хочется, перехочется, перетерпится. Это был страшный поединок двух упрямцев, начавшийся еще чуть ли не в Аккермане. Разумеется, ни о каком знакомстве нечего было и думать. Тогда Петя нашел очень интересное занятие: он стал ходить по пятам за одним пассажиром. Куда пассажир – туда и Петя. Это было очень интересно, тем более что пассажир уже давно обратил на себя внимание мальчика некоторой странностью своего поведения. Может быть, другие пассажиры ничего не заметили. Но Пете бросилась в глаза одна вещь, сильно поразившая его. Дело в том, что пассажир ехал без билета. А между тем старший помощник отлично это знал. Однако он почему-то не только ничего не говорил странному пассажиру, но даже как бы молчаливо разрешал ему ходить куда угодно, даже в каюту первого класса. Петя ясно видел, что произошло, когда старший помощник подошел к странному пассажиру со своей проволочной кассой. – Ваш билет, – сказал старший помощник. Пассажир что-то шепнул ему на ухо. Старший помощник кивнул головой и сказал: – Пожалуйста. После этого никто уже больше не тревожил странного пассажира. А он стал прогуливаться по всему пароходу, заглядывая всюду: в каюты, в машинное отделение, в буфет, в уборную, в трюм. Кто же он был? Помещик? Нет. Помещики так не одевались и не так себя вели. У бессарабского помещика обязательно был парусиновый пылевик и белый дорожный картуз с козырьком, захватанным пальцами. Затем кукурузные степные усы и небольшая плетеная корзиночка с висячим замком. В ней обязательно находились ящичек копченой скумбрии, помидоры, брынза и две-три кварты белого молодого вина в зеленом штофике. Помещики ехали ради экономии во втором классе, держались все вместе, из каюты не выходили и все время закусывали или играли в карты. Петя не видел в их компании странного пассажира. На нем, правда, был летний картуз, но зато не было ни пылевика, ни корзиночки. Нет, конечно, это был не помещик. Может быть, он какой-нибудь чиновник с почты или учитель? Вряд ли. Хотя у него и была под пиджаком чесучовая рубашка с отложным воротником и вместо галстука висел шнурок с помпончиками, но зато никак не подходили закрученные вверх черные, как вакса, усы и выскобленный подбородок. И уже совсем не подходило ни к какой категории пассажиров небывалой величины дымчатое пенсне на мясистом, вульгарном носу с ноздрями, набитыми волосом. И потом, эти брюки в мелкую полоску и скороходовские сандалии, надетые на толстые белые, какие-то казенные карпетки. Нет, тут положительно что-то было неладно. Засунув руки в карманы – что, надо сказать, было ему строжайше запрещено, – Петя с самым независимым видом расхаживал за странным пассажиром по всему пароходу. Сперва странный пассажир постоял в узком проходе возле машинного отделения, рядом с кухней. Из кухни разило горьким чадом кухмистерской, а из открытых отдушин машинного отделения дуло горячим ветром, насыщенным запахом перегретого пара, железа, кипятка и масла. Стеклянная рама люка была приподнята. Можно было сверху заглянуть в машинное отделение, что Петя с наслаждением и проделал. Он знал эту машину, как свои пять пальцев. Но каждый раз она вызывала восхищение. Мальчик готов был смотреть на ее работу часами. Хотя всем было известно, что машина устаревшая, никуда не годная и так далее, но, даже и такая, она поражала своей невероятной, сокрушительной силой. Стальные шатуны, облитые тугим зеленым маслом, носились туда и обратно с легкостью, изумительной при их стопудовом весе. Жарко шаркали поршни. Порхали литые кривошипы. Медные диски эксцентриков быстро и нервно терлись друг о друга, оказывая таинственное влияние на почти незаметную, кропотливую деятельность скромных, но очень важных золотников. И надо всем этим головокружительным хаосом царил непомерно громадный маховик, крутившийся на первый взгляд медленно, а если присмотреться, то с чудовищной быстротой, поднимая ровный горячий ветер. Жутко было смотреть, как машинист ходил среди всех этих неумолимо движущихся суставов и, нагибаясь, прикладывал к ним длинный хоботок своей масленки. Но самое поразительное во всем машинном отделении была единственная на весь пароход электрическая лампочка. Она висела под жестяной тарелкой, в грубом проволочном намордничке. (Как она была не похожа на теперешние ослепительно яркие полуваттные электрические лампы!) В ее почерневшей склянке слабо светилась докрасна раскаленная проволочная петелька, хрупко дрожавшая от сотрясений парохода. Но она казалась чудом. Она была связана с волшебным словом “Эдисон”, давно уже в понятии мальчика потерявшим значение фамилии и приобретшим таинственное значение явления природы, как, например, “магнетизм” или “электричество”. Затем странный человек не торопясь обошел нижние палубы. Мальчику показалось, что незнакомец незаметно, но крайне внимательно осматривает пассажиров, примостившихся на своих узлах и корзинах вокруг мачты, у бортов, среди груза. Петя готов был держать пари – между прочим, пари тоже категорически запрещалось, – что этот человек тайно кого-то разыскивает. Незнакомец довольно бесцеремонно переступал через спящих молдаван. Он протискивался сквозь группы евреев, обедающих маслинами. Он украдкой приподнимал края брезента, покрывавшего ящики помидоров. Какой-то человек спал на досках палубы, прикрыв щеку картузиком и уткнувшись головой в ту веревочную подушку, которую обычно спускают с борта, чтобы смягчить удар парохода о пристань. Он лежал, раскинув во сне руки и совсем по-детски поджав ноги. Вдруг мальчик нечаянно посмотрел на эти ноги в задравшихся штанах и остолбенел: на них были хорошо знакомые флотские сапоги с рыжими голенищами. Не было сомнения, что именно эти самые сапоги Петя видел сегодня под скамейкой дилижанса. Но даже если это и было простым совпадением, то уж во всяком случае не могло быть совпадением другое обстоятельство: на руке у спящего, как раз на том самом мясистом треугольнике под большим и указательным пальцами, Петя явственно разглядел маленький голубой якорь. Мальчик чуть не вскрикнул от неожиданности. Но сдержался: он заметил, что усатый пассажир тоже обратил внимание на спящего. Усатый прошел несколько раз мимо, стараясь заглянуть в лицо, прикрытое картузиком. Однако это ему никак не удавалось. Тогда он, проходя мимо, как бы нечаянно наступил спящему на руку: – Виноват. Спящий вздрогнул. Он сел, испуганно озираясь ничего не понимающими, заспанными глазами. – А? Что такое? Куда? – бессмысленно бормотал он и тер кулаком щеку, на которой отпечатался коралловый рубец каната. Это был он, тот самый матрос! Петя спрятался за выступ трюма и затаив дыхание стал наблюдать, что будет дальше. Однако ничего особенного не произошло. Еще раз извинившись, усатый отправился дальше, а матрос перевернулся на другой бок, но уже не спал, а смотрел по сторонам с тревогой и, как показалось Пете, с какой-то нетерпеливой досадой. Что делать? Бежать к папе? Рассказать все старшему помощнику? Нет, нет! Петя хорошо запомнил поведение отца в дилижансе. Очевидно, во всем этом происшествии было нечто такое, о чем никому не надо говорить, никого не надо расспрашивать, а молчать, делая вид, что ничего не знаешь. Тогда мальчик решил отыскать усатого и посмотреть, что он делает. Он нашел его на почти пустой палубе первого класса. Тот стоял, прислонившись к спасательной лодке, туго обтянутой зашнурованным брезентом. Под рубкой шумело невидимое колесо, взбивая почти черную воду, покрытую крупным кружевом пены. Шум стоял, как на мельнице. Уже довольно длинная тень парохода быстро скользила по ярким волнам, которые чем дальше от парохода, тем становились синее. За кормой развевался просвеченный солнцем бело-сине-красный торговый флаг. За пароходом, все расширяясь и тая, далеко тянулась широкая, как бы масленичная, санная, хорошо разметанная дорога. Слева уже шел высокий глинистый берег Новороссии. А усатый держал в руке и украдкой рассматривал какую-то вещь. Петя незаметно подошел сзади, стал на цыпочки и увидел ее. Это была небольшая, так называемого визитного формата, фотографическая карточка матроса в полной форме, в лихо заломленной бескозырке с надписью на ленте: “Князь Потемкин-Таврический”. Матрос был не кто иной, как тот самый, с якорем на руке. И тут же в силу какого-то непонятного течения мыслей Петя вдруг совершенно ясно понял, что именно было странного в наружности усатого: усатый, так же как и тот, с якорем, тоже был переодет.

Читайте также:  Как правильно выбрать вытяжку для газовой плиты. Видео

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Элитные интерьеры квартир класса «люкс». Премиум-дизайн

Интерьер элитной квартиры начинается с высококлассного дизайн-проекта, в составе которого будет не только планировочное решение, визуализация и техническая документация для ремонта, но также ведомость отделочных материалов и рекомендации по подбору мебели, текстиля, светильников, аксессуаров.

Все фото На фото: Диванная зона гостиной элитной квартиры в ЖК «Art Residence»

Но есть ли в России дизайнеры, способные создать такой шедевр? И во сколько обойдется превращение квартиры в эксклюзивные апартаменты?

Лучшие элитные интерьеры квартир в Москве

Студия Анжелики Прудниковой – одна из немногих компаний в России, специализирующаяся на создании уникальных интерьеров премиум-класса. А оценить мастерство наших специалистов и наш подход к дизайну апартаментов можно по фотографиям элитных квартир в разных стилях из Портфолио Студии.

Блестящий арт-деко

Тонированные под золото зеркала, авторская мебель с обивкой из металлизированной кожи мятного оттенка, позолота, светлый мрамор – квартира в стиле арт-деко в ЖК «Кутузовская Ривьера» является прекрасным примером элитного авторского дизайна.

Все фото На фото: Гостиная в стиле арт-деко в ЖК «Симфония Набережных»

Благодаря приятным кремовым и кофейным оттенкам апартаменты в ЖК Симфония Набережных» выглядят очень уютными. А дизайнерские хрустальные светильники и удивительной красоты мраморный ковер делают их по-настоящему роскошными.

Все фото На фото: Гостиная в стиле арт-деко в ЖК «Звезды Арбата»

Эффектные многослойные шторы с красивой драпировкой, многоуровневый потолок, полукруглый диван, сделанный по чертежам дизайнера, – гостиная в ЖК «звезды Арбата», оформленная в стилистике арт-деко, напоминает салон в роскошном особняке.

Модный белый лофт

Белый цвет – актуальное решение для ультрамодного современного лофта. А дополнить обстановку в такой гамме можно деталями небесно-голубого оттенка и эксклюзивными светодиодными светильниками, как это сделали дизайнеры Студии в квартире в ЖК «Ленинский 38».

Стиль модерн

Концепция дизайна элитной квартиры в ЖК «Neva Towers» на фото – респектабельность и элегантность. При этом дизайнеры сделали акцент на четком зонировании, использовав для этого мебель и ковры.

Все фото На фото: Гостиная в стиле модерн в квартире на Щукинской

В премиальном стиле модерн природная колористика прекрасно уживается с гламурным глянцем. И квартира на Щукинской – прекрасное тому доказательство. А строгость линий и форм подчеркивает современную направленность интерьера.

Все фото На фото: Многофункциональная гостиная в стиле модерн на Щукинской

Отличительная черта стильной квартиры на Щукинской – построенный на контрастах дизайн. Здесь соседствуют холодный мрамор и приятный на ощупь велюр, хромированный металл и матовое стекло.

Барокко

Всплески синего и голубого на элегантном молочно-кремовом фоне – отличное решение для люксового барочного интерьера, такого, как в ЖК «Ривьера Парус». А его главное крашение – витиеватая гипсовая лепнина, которая нашла отражение в дизайне пола и мебели.

Все фото На фото: Светлый холл в стиле барокко с зеркалами в ЖК «Ривьера Парус»

Лепной декор, позолота и колонны с богато украшенными капителями создают в квартире в ЖК «Фили Град» ощущение праздника. А высокие зеркала, многократно отражая эту красоту, превращают современное жилье в подобие королевского дворца.

Английская классика

Строго, лаконично и дорого – сочетание благородной английской классики и арт-деко в ЖК «Алые Паруса» дает потрясающий эффект и несомненно понравится ценителям респектабельного дизайна.

Все фото На фото: Холл с колоннами в стиле английской классики в ЖК «Достояние»

Круглые колонны с хромированными капителями, классический светлый пол с темными вставками и витражные элементы на потолке – несомненные признаки роскошного дворянского особняка, способные полностью преобразить квартиру.

Меблировка интерьеров класса «люкс» по ценам производителей

Наша компания разрабатывает проекты дорогих интерьеров премиум-класса с яркой индивидуальностью. Мы уделяем пристальное внимание каждой детали дизайна и комплектуем квартиры и загородные дома наших клиентов только лучшей отделкой, мебелью и аксессуарами.

Наша студия является официальным представителем таких люксовых брендов, как:

Мы проектируем и комплектуем интерьеры итальянской мебелью по ценам фабрик-производителей.

Сколько стоит дизайн интерьера премиум-класса?

Студия Анжелики Прудниковой предлагает три пакета услуг по проектированию эксклюзивных интерьеров. При заказе любого из них вы получите готовый дизайн-проект с полным комплектом технической документации для ремонта. А отличаются эти пакеты количеством визуализаций:

  • Пакет «Комфортный» – один вариант визуализации;
  • Пакет «Престижный» – два варианта визуализации в разных стилях;
  • Пакет «5 звезд» – до трех вариантов визуализации, до шести планов расстановки мебели и 3D-панорама входной зоны.

Комплектация интерьера класса «люкс»

Комплектация интерьера класса «люкс» предполагает подбор всех предметов обстановки в рамках концепции проекта: от мебели и светильников до штор и ковров. Фото квартиры в ЖК «Ленинский 38» дает полное представление о стоимости меблировки современного элитного интерьера.

Роскошная мебель для апартаментов

Каждый проект Студии элитных интерьеров Анжелики Прудниковой – это торжество стиля и современной эстетики, неотъемлемой частью которой является лучшая европейская мебель. На нашем сайте вы можете познакомиться с образцами эксклюзивной мебельной продукции наших партнеров и выбрать для своего интерьера подходящие предметы.

Элитные интерьеры квартир в московских ЖК. Фото из портфолио

Для создания интерьера класса «люкс» не имеет большого значения площадь и первоначальная планировка квартиры. Виртуозно работая с пространством и используя профессиональные декораторские приемы, опытные дизайнеры легко превратят даже обычную квартиру в интерьерный шедевр.

ЖК «Art Residence». Магия натурального камня

Дизайнеры Студии Анжелики Прудниковой часто используют при оформлении элитных интерьеров крупные мраморные слэбы с выразительным рисунком. Натуральный камень хорошо сморится как в настенных панно, так и в отделке декоративных ковров.

ЖК «Neva Towers». Знаковая деталь

Уникальное панно из природного оникса – стилеобразующий элемент и отправная точка в дизайне интерьера квартиры в ЖК «Neva Towers».

ЖК «Omega House». Иллюзия объема

Современный камин со строгим прямоугольным порталом на фото – это не просто домашний очаг, а часть декоративной композиции с LED-подсветкой, придающей конструкции дополнительный объем. Ее основой стало авторское панно, состоящее из мягких панелей и лепных деталей.

ЖК «Wine House». Ужин с видом на город

Столовая зона в гостиной возле окна, как на фото квартиры в ЖК «Wine House», – популярное планировочное решение. А особенно актуально оно в современных апартаментах с панорамным остеклением.

ЖК «Алые Паруса». Акценты в винных тонах

Роскошная гостиная в светлых тонах – подходящий антураж для пары ярких деталей. В комнате на фото в этом качестве выступают каминные кресла с обивкой винного цвета, декорированные каретной стяжкой.

ЖК «Алые Паруса». Любовь к Visionnaire

Выделить важные зоны в многофункциональной гостиной-студии помогут крупные парные люстры. Для квартиры в стиле арт-деко в ЖК «Алые Паруса» дизайнеры предложили многорожковые модели из стекла и фарфора.

ЖК «Долина Сетунь». Квартира в стиле арт-деко

Элегантные интерьеры с элементами классики и арт-деко требуют особого декора. Интересная идея – потолочный витраж из матового стекла с гипсовой лепниной и подсветкой.

Все фото На фото: Гостиная с камином в ЖК «Долина Сетунь»

Элитный интерьер класса «люкс» невозможно представить без эффектного камина и дизайнерской мебели. В большой квартире в ЖК «Долина Сетунь» это каминные кресла с металлическим каркасом, напоминающим сплетенные ветви деревьев.

ЖК «Донской Олимп». Зеркальная граница

Широкий портал между кухней и гостиной нуждается в красивом обрамлении. На эту роль прекрасно подходят высокие зеркальные панно из фацетированной плитки, придуманные дизайнерами Студии Анжелики Прудниковой для квартиры в ЖК «Донской Олимп».

ЖК «Дубровка». Интерьер в светлых тонах

Сильная сторона дизайн-проекта квартиры в ЖК «Дубровка» – сложная колористика. Для оформления интерьера дизайнеры использовали широкий спектр светлых оттенков, добавив нежности с помощью пудровых тонов, а уюта с помощью кофейных.

ЖК «Дыхание». Изысканный декор

Каретная стяжка на спинках диванов и кресел как знак качества для модной элитной мебели. Особенно, если предметы интерьера обиты белым велюром или бархатом, как мебель Visionnaire в ЖК «Дыхание».

ЖК «Кутузовская Ривьера». От витража до росписи

Неоклассика в светлых тонах с изысканной мебелью и сложными текстильными драпировками – прекрасная идея для эксклюзивного интерьера. Лепную розетку на потолке можно дополнить витражом, а простенки оформить авторской росписью.

ЖК «Москва Сити». Центр притяжения

Эффектная потолочная люстра – знаковый элемент для премиального дизайна. Чаще всего она играет роль арт-объекта, привлекая внимание к центральной части помещения, где обычно располагается зона отдыха.

Все фото На фото: Современная многофункциональная гостиная в ЖК «Москва Сити»

Лучший способ сохранить ощущение простора в квартире с открытой планировкой – условное зонирование пространства с помощью мебели и света. Главное – чтобы светильники идеально вписывались в концепцию проекта.

ЖК «Розмарин». Законы классики

Упорядоченное пространство и традиционная планировка – сильные стороны премиальных интерьеров в классическом стиле. Этот стиль идеально подходит для квартир с высокими потолками и просторными комнатами, как в ЖК «Розмарин».

Все фото На фото: Холл в классическом стиле в ЖК «Розмарин»

Когда речь идет о люксовом дизайне в классическом стиле, на первый план выходит аутентичная отделка стен, придающая интерьеру аристократический подтекст, – деревянные панели буазери с большим количеством декоративным элементов: карнизов, плинтусов, пилястр и полуколонн.

ЖК «Садовые Кварталы». Легкость бытия

Уникальную люстру, напоминающую крылья ангела, можно с полным правом назвать главной достопримечательностью столовой в ЖК «Садовые Кварталы». Она задает тон всему интерьеру, делая его легким и воздушным. А мотив крыльев нашел отражение и в декоре обеденных стульев.

ЖК «Садовые Кварталы». Световое шоу

Светодиодная голубая подсветка – прекрасный способ придать элитному интерьеру «изюминку» и добавить пространству глубины. LED-ленту можно заложить за подвесной потолок, встроить в капители колонн и дно навесных шкафов.

ЖК «Триколор». Отраженная реальность

Зеркала расширяют пространство и делают обстановку торжественной и стильной. Но для интерьера класса «люкс» нужны не просто зеркала, а масштабные панно из плитки с изящным фацетом.

ЖК «Фили Град». Черно-белый микс

Контраст черного и белого наиболее эффектно смотрится в строгом современном интерьере. Пример такой обстановки – квартира в стиле хай-тек в ЖК «Фили Град», дизайн которой построен на контрастной колористике и игре фактур.

ЖК «Фили Град». Масштабный декор

Панно из подсвеченного светодиодами мрамора или оникса – декор премиум-класса. Им можно оформить стену в месте размещения телевизионной панели или в зоне отдыха.

ЖК «Эмеральд». Удачная комбинация

Крупные деревянные и зеркальные панели в форме сот – очень модная отделка. Сочетая их на одной стене, можно добиться потрясающего эффекта.

Клубный дом «Zvonarsky Delux». Максимальная маскировка

Тонированная под золото зеркальная плитка прямоугольной формы – то, что нужно для отделки несущих колонн. Благодаря ей они буквально растворяются в пространстве и прекрасно вписываются в стиль арт-деко.

Дизайн элитных квартир в других городах

Квартира в Санкт-Петербурге. Перспективный ход

Присутствие в интерьере парных декоративных элементов отлично работает на упорядочивание пространства. А потолочный витраж и ответный элемент на полу с одинаковым узором еще и создают интересную перспективу.

Элитный ремонт с комплектацией под ключ. Цена за квадратный метр

Стоимость элитного ремонта от Студии Анжелики Прудниковой с комплектацией под ключ варьируется в широких пределах. Мы работаем напрямую с отечественными и европейскими фабриками и можем предложить своим заказчикам отделочные материалы и мебель по ценам производителей.

Читайте также:  Миска дуршлаг Spin & Drain фото, видео

А чтобы начать превращение квартиры в элитные апартаменты, вам нужно:

  1. Определиться с бюджетом и выбрать пакет услуг по проектированию.
  2. Позвонить в нашу студию.
  3. Заказать дизайн-проект (это можно сделать онлайн на сайте Студии!).
  4. Заключить договор на ремонт.

Онлайн чтение книги Том 5. Белеет парус одинокий
7 ФОТОГРАФИЧЕСКАЯ КАРТОЧКА

Вот уже и Аккерман скрылся из глаз. Не стало видно развалин старинной турецкой крепости. А пароход продолжал идти по непомерно широкому днестровскому лиману, и казалось, конца-краю не будет некрасивой кофейной воде, облитой оловом солнца. Вода была так мутна, что тень парохода лежала на ней как на глине. Путешествие все еще как будто и не начиналось. Измученные лиманом, все ожидали выхода в море. Наконец часа через полтора пароход стал выходить из устья лимана. Петя прильнул к борту, боясь пропустить малейшую подробность этой торжественной минуты. Вода заметно посветлела, хотя все еще была достаточно грязной. Волна пошла крупнее и выше. Красные палки буйков, показывавшие фарватер, торчали из воды, валко раскачиваясь остроконечными грибками шляпок. Иногда они проплывали так близко от борта, что Петя ясно видел в середине такого решетчатого грибка железную клеточку, куда ночью вставляют фонарик. “Тургенев” обогнал несколько черных рыбачьих лодок и два дубка с круто надутыми темными парусами. Лодки закачались, поднятые и опущенные волной, оставленной пароходом. Мимо горючего песчаного мыса Каролино-Бугаз с казармой и мачтой кордона широкая водяная дорога, отмеченная двумя рядами буйков, выводила в открытое море. Капитан всякую минуту заглядывал в компас, лично показывая рулевому курс. Дело было, как видно, нешуточное. Вода стала еще светлей. Теперь она была явно разбавлена чистой голубоватой морской водой. – Средний ход! – сказал капитан в рупор. Впереди, резко отделяясь от желтой воды лимана, лежала черно-синяя полоса мохнатого моря. – Малый ход! Оттуда било свежим ветром. – Самый малый! Машина почти перестала дышать. Лопасти еле-еле шлепали по воде. Плоский берег тянулся так близко, что казалось, до него ничего не стоит дойти вброд. Маленький, ослепительно белый маячок кордона; высокая его мачта, нарядно одетая гирляндами разноцветных морских флагов, отнесенных крепким бризом в одну сторону; канонерка, низко сидящая в камышах; фигурки солдат пограничной стражи, стирающих белье в мелкой хрустальной воде, – все это, подробно освещенное солнцем, почти бесшумно двигалось мимо парохода, отчетливое и прозрачное, как переводная картинка. Близкое присутствие моря возвратило миру свежесть и чистоту, как будто бы сразу сдуло с парохода и пассажиров всю пыль. Даже ящики и корзины, бывшие до сих пор отвратительно скучным товаром, мало-помалу превращались в груз и по мере приближения к морю стали, как это и подобало грузу, слегка поскрипывать. – Средний ход! Кордон был уже за кормой, поворачивался, уходил вдаль. Чистая темно-зеленая глубокая вода окружала пароход. Едва он вошел в нее, как его сразу подхватила качка, обдало водяной пылью крепкого ветра. – Полный ход! Мрачные клубы сажи обильно повалили из сипящих труб. Косая тень легла на кормовой тент. Как видно, не так-то легко было старушке машине бороться с сильной волной открытого моря. Она задышала тяжелей. Мерно заскрипела дряблая обшивка. Якорь под бушпритом кланялся волне. Ветер уже успел сорвать чью-то соломенную шляпу, и она уплывала за кормой, качаясь на широкой полосе пены. Четыре слепых еврея в синих очках гуськом поднимались по трапу, придерживая котелки. Усевшись на скамейке верхней палубы, они порывисто ударили в смычки. Раздирающие фальшивые звуки марша “На сопках Маньчжурии” тотчас смешались с тяжелыми вздохами старой машины. С развевающимися фалдами фрака пробежал вверх по тому же трапу один из двух пароходных официантов в сравнительно белых нитяных перчатках. С ловкостью фокусника он размахивал крошечным подносиком с дымящейся бутылкой “лимонада-газес” Так началось море. Петя уже успел облазить весь пароход. Он выяснил, что подходящих детей нет и завести приятное знакомство почти не с кем. Сначала, правда, была некоторая надежда на тех двух девочек, перед которыми Петя так неудачно показал свои морские познания. Но эта надежда не оправдалась. Прежде всею девочки ехали в первом классе и сразу же дали понять, заговорив с гувернанткой по-французски, что мальчик – из второго класса не их поля ягода. Затем одну из них сейчас же, как вышли в море, укачало, и она – Петя видел это в незапертую дверь – лежала на бархатном диване в недоступно роскошной каюте первого класса и сосала лимон, что было глубоко противно. И, наконец, оставшаяся на палубе девочка, несмотря на свою несомненную красоту и элегантность (на ней было короткое пальтишко с золотыми пуговицами с якорями и матросская шапочка с красным французским помпоном), оказалась неслыханной капризой и плаксой. Она бесконечно препиралась со своим папой, высоким, крайне флегматичным господином в бакенбардах и крылатке. Он был как две капли воды похож на лорда Гленарвана из книги “Дети капитана Гранта”. Между отцом и дочерью все время происходил следующий диалог: – Папа, мне хочется пить. – Хочется, перехочется, перетерпится, – флегматично отвечал “лорд Гленарван”, не отрываясь от морского бинокля. Девочка капризно топала ногой и в повышенном тоне повторяла: – Мне хочется пить! – Хочется, перехочется, перетерпится, – еще более невозмутимо говорил отец. Девочка с упрямой яростью твердила: – Папа, мне хочется пить! Папа, мне хочется пить! Папа, мне хочется пить! Слюни кипели на ее злых губах. Она нудно тянула голосом, способным у кого угодно вымотать душу: – Па-а-апа-аа, мне-е-е хочетца-а-а пи-и-ить. На что “лорд Гленарван” еще равнодушнее говорил, не торопясь и не повышая голоса: – Хочется, перехочется, перетерпится. Это был страшный поединок двух упрямцев, начавшийся еще чуть ли не в Аккермане. Разумеется, ни о каком знакомстве нечего было и думать. Тогда Петя нашел очень интересное занятие: он стал ходить по пятам за одним пассажиром. Куда пассажир – туда и Петя. Это было очень интересно, тем более что пассажир уже давно обратил на себя внимание мальчика некоторой странностью своего поведения. Может быть, другие пассажиры ничего не заметили. Но Пете бросилась в глаза одна вещь, сильно поразившая его. Дело в том, что пассажир ехал без билета. А между тем старший помощник отлично это знал. Однако он почему-то не только ничего не говорил странному пассажиру, но даже как бы молчаливо разрешал ему ходить куда угодно, даже в каюту первого класса. Петя ясно видел, что произошло, когда старший помощник подошел к странному пассажиру со своей проволочной кассой. – Ваш билет, – сказал старший помощник. Пассажир что-то шепнул ему на ухо. Старший помощник кивнул головой и сказал: – Пожалуйста. После этого никто уже больше не тревожил странного пассажира. А он стал прогуливаться по всему пароходу, заглядывая всюду: в каюты, в машинное отделение, в буфет, в уборную, в трюм. Кто же он был? Помещик? Нет. Помещики так не одевались и не так себя вели. У бессарабского помещика обязательно был парусиновый пылевик и белый дорожный картуз с козырьком, захватанным пальцами. Затем кукурузные степные усы и небольшая плетеная корзиночка с висячим замком. В ней обязательно находились ящичек копченой скумбрии, помидоры, брынза и две-три кварты белого молодого вина в зеленом штофике. Помещики ехали ради экономии во втором классе, держались все вместе, из каюты не выходили и все время закусывали или играли в карты. Петя не видел в их компании странного пассажира. На нем, правда, был летний картуз, но зато не было ни пылевика, ни корзиночки. Нет, конечно, это был не помещик. Может быть, он какой-нибудь чиновник с почты или учитель? Вряд ли. Хотя у него и была под пиджаком чесучовая рубашка с отложным воротником и вместо галстука висел шнурок с помпончиками, но зато никак не подходили закрученные вверх черные, как вакса, усы и выскобленный подбородок. И уже совсем не подходило ни к какой категории пассажиров небывалой величины дымчатое пенсне на мясистом, вульгарном носу с ноздрями, набитыми волосом. И потом, эти брюки в мелкую полоску и скороходовские сандалии, надетые на толстые белые, какие-то казенные карпетки. Нет, тут положительно что-то было неладно. Засунув руки в карманы – что, надо сказать, было ему строжайше запрещено, – Петя с самым независимым видом расхаживал за странным пассажиром по всему пароходу. Сперва странный пассажир постоял в узком проходе возле машинного отделения, рядом с кухней. Из кухни разило горьким чадом кухмистерской, а из открытых отдушин машинного отделения дуло горячим ветром, насыщенным запахом перегретого пара, железа, кипятка и масла. Стеклянная рама люка была приподнята. Можно было сверху заглянуть в машинное отделение, что Петя с наслаждением и проделал. Он знал эту машину, как свои пять пальцев. Но каждый раз она вызывала восхищение. Мальчик готов был смотреть на ее работу часами. Хотя всем было известно, что машина устаревшая, никуда не годная и так далее, но, даже и такая, она поражала своей невероятной, сокрушительной силой. Стальные шатуны, облитые тугим зеленым маслом, носились туда и обратно с легкостью, изумительной при их стопудовом весе. Жарко шаркали поршни. Порхали литые кривошипы. Медные диски эксцентриков быстро и нервно терлись друг о друга, оказывая таинственное влияние на почти незаметную, кропотливую деятельность скромных, но очень важных золотников. И надо всем этим головокружительным хаосом царил непомерно громадный маховик, крутившийся на первый взгляд медленно, а если присмотреться, то с чудовищной быстротой, поднимая ровный горячий ветер. Жутко было смотреть, как машинист ходил среди всех этих неумолимо движущихся суставов и, нагибаясь, прикладывал к ним длинный хоботок своей масленки. Но самое поразительное во всем машинном отделении была единственная на весь пароход электрическая лампочка. Она висела под жестяной тарелкой, в грубом проволочном намордничке. (Как она была не похожа на теперешние ослепительно яркие полуваттные электрические лампы!) В ее почерневшей склянке слабо светилась докрасна раскаленная проволочная петелька, хрупко дрожавшая от сотрясений парохода. Но она казалась чудом. Она была связана с волшебным словом “Эдисон”, давно уже в понятии мальчика потерявшим значение фамилии и приобретшим таинственное значение явления природы, как, например, “магнетизм” или “электричество”. Затем странный человек не торопясь обошел нижние палубы. Мальчику показалось, что незнакомец незаметно, но крайне внимательно осматривает пассажиров, примостившихся на своих узлах и корзинах вокруг мачты, у бортов, среди груза. Петя готов был держать пари – между прочим, пари тоже категорически запрещалось, – что этот человек тайно кого-то разыскивает. Незнакомец довольно бесцеремонно переступал через спящих молдаван. Он протискивался сквозь группы евреев, обедающих маслинами. Он украдкой приподнимал края брезента, покрывавшего ящики помидоров. Какой-то человек спал на досках палубы, прикрыв щеку картузиком и уткнувшись головой в ту веревочную подушку, которую обычно спускают с борта, чтобы смягчить удар парохода о пристань. Он лежал, раскинув во сне руки и совсем по-детски поджав ноги. Вдруг мальчик нечаянно посмотрел на эти ноги в задравшихся штанах и остолбенел: на них были хорошо знакомые флотские сапоги с рыжими голенищами. Не было сомнения, что именно эти самые сапоги Петя видел сегодня под скамейкой дилижанса. Но даже если это и было простым совпадением, то уж во всяком случае не могло быть совпадением другое обстоятельство: на руке у спящего, как раз на том самом мясистом треугольнике под большим и указательным пальцами, Петя явственно разглядел маленький голубой якорь. Мальчик чуть не вскрикнул от неожиданности. Но сдержался: он заметил, что усатый пассажир тоже обратил внимание на спящего. Усатый прошел несколько раз мимо, стараясь заглянуть в лицо, прикрытое картузиком. Однако это ему никак не удавалось. Тогда он, проходя мимо, как бы нечаянно наступил спящему на руку: – Виноват. Спящий вздрогнул. Он сел, испуганно озираясь ничего не понимающими, заспанными глазами. – А? Что такое? Куда? – бессмысленно бормотал он и тер кулаком щеку, на которой отпечатался коралловый рубец каната. Это был он, тот самый матрос! Петя спрятался за выступ трюма и затаив дыхание стал наблюдать, что будет дальше. Однако ничего особенного не произошло. Еще раз извинившись, усатый отправился дальше, а матрос перевернулся на другой бок, но уже не спал, а смотрел по сторонам с тревогой и, как показалось Пете, с какой-то нетерпеливой досадой. Что делать? Бежать к папе? Рассказать все старшему помощнику? Нет, нет! Петя хорошо запомнил поведение отца в дилижансе. Очевидно, во всем этом происшествии было нечто такое, о чем никому не надо говорить, никого не надо расспрашивать, а молчать, делая вид, что ничего не знаешь. Тогда мальчик решил отыскать усатого и посмотреть, что он делает. Он нашел его на почти пустой палубе первого класса. Тот стоял, прислонившись к спасательной лодке, туго обтянутой зашнурованным брезентом. Под рубкой шумело невидимое колесо, взбивая почти черную воду, покрытую крупным кружевом пены. Шум стоял, как на мельнице. Уже довольно длинная тень парохода быстро скользила по ярким волнам, которые чем дальше от парохода, тем становились синее. За кормой развевался просвеченный солнцем бело-сине-красный торговый флаг. За пароходом, все расширяясь и тая, далеко тянулась широкая, как бы масленичная, санная, хорошо разметанная дорога. Слева уже шел высокий глинистый берег Новороссии. А усатый держал в руке и украдкой рассматривал какую-то вещь. Петя незаметно подошел сзади, стал на цыпочки и увидел ее. Это была небольшая, так называемого визитного формата, фотографическая карточка матроса в полной форме, в лихо заломленной бескозырке с надписью на ленте: “Князь Потемкин-Таврический”. Матрос был не кто иной, как тот самый, с якорем на руке. И тут же в силу какого-то непонятного течения мыслей Петя вдруг совершенно ясно понял, что именно было странного в наружности усатого: усатый, так же как и тот, с якорем, тоже был переодет.

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Ссылка на основную публикацию